Хабаровский кейс для Москвы

Сколько революции в «кормлениях голубей», стартовавших за арестом губернатора Хабаровского края Сергея Фургала? Так ли далек протест от остальной России? Достучится ли Дальний Восток до федеральной власти? Корреспондент «Континента Сибирь» искал ответ на эти и другие вопросы вместе с политиками и политическими экспертами.

«Они вышли не за Фургала»

История современной России, безусловно, знает популярных губернаторов. Тем не менее протесты в Хабаровске, которые спровоцировал арест высшего должностного лица субъекта федерации, – нетривиальное событие. Все эксперты, с которыми корреспондент «Континента Сибирь» обсуждал происходящее на Дальнем Востоке, уверены: в Кремле столь бурной народной реакции не предвидели. Разумеется, народ может выйти «за своего». Но разве может «своим» быть представитель власти? Регионы и раньше возглавляли не единороссы. И некоторые из них, как, например, экс-губернатор Кировской области, тоже меняли свой кабинет на колонию. За кого из глав столь же массово выходили жители, как за Фургала? Хабаровчане вступаются за губернатора, которого сами выбрали. Депутат Госдумы от КПРФ Вера Ганзя считает, что люди выходят и не за Фургала вовсе, а за право принимать собственные решения.

Вера Ганзя
Вера Ганзя считает, что люди выходят и не за Фургала вовсе, а за право принимать собственные решения

Политтехнолог Валерий Смородников также отмечает, что для жителей Дальнего Востока голосование – в том числе, протестное – реальный инструмент выражения мнения, который действительно позволяет влиять на расклады в регионе. «Люди готовы использовать этот инструмент, чтобы на них обратили внимание. Они говорят: мы десять раз придем голосовать, пока нам не дадут выбор. Их выбором был Фургал. Его забрали, а что будет дальше, не сказали. Они не хотят, чтобы им навязали губернатора против их воли», – рассуждает политтехнолог.

Смородников добавляет: «Фургал при прочих равных принимал нетрадиционные и нетривиальные решения. Люди оценили подобные шаги настолько, что сейчас сложно переломить их настрой, искусственно, информационными средствами перевести их внимание».

Лидер новосибирских справедливороссов Анатолий Кубанов считает, что арест Фургала – лишь повод. Причина – бедность в регионе, ощущение тотальной покинутости, оторванности от федерального центра. «Десятилетиями жители Дальнего Востока живут в ситуации социального гетто, оторванности от европейской части России. Социально-психологическая депрессия рано или поздно должна была вылиться в подобный взрыв», – заключает политик.

Анатолий Кубанов
Лидер новосибирских справедливороссов Анатолий Кубанов считает, что арест Фургала – лишь повод

В 2018 году член партии ЛДПР Сергей Фургал во втором туре губернаторских выборов в Хабаровском крае обошел бывшего (с 2009 года) главу региона, единоросса Вячеслава Шпорта. За два года Фургал принял ряд популярных решений: распорядился продать яхту, принадлежащую правительству Хабаровского края, подписал постановление о двукратном сокращении пенсии бывшим госслужащим и депутатам регионального парламента, что дало экономию бюджета в 9 млн рублей в год, урезал собственную зарплату, запретил членам краевого правительства, кроме своих первых заместителей, летать в командировки бизнес-классом за бюджетный счет, поручил разработать план по сокращению расходов на региональных чиновников на 15 %, по инициативе Фургала в крае принят закон о прямых выборах глав районов.

Кандидат политических наук, известный регионалист Александр Кынев после нескольких «карантинных» месяцев впервые выехал за пределы Москвы – напрямую в эпицентр хабаровских событий, которые вполне можно назвать символическими и историческими. «Мы наблюдаем протест, в котором люди сами создают его программу и контент. Видим высокий уровень самоорганизации. Видим сообщество, которое действует разумно, способно агрегировать адекватные смыслы. Никакого самоуправства, мордобоя. Взрослое, нормальное, живое общество», – передает свои ощущения в разговоре с корреспондентом «Континента Сибирь» политический эксперт.

Александр Кынев
Александр Кынев отметил, что видит «взрослое, нормальное, живое общество»

Люди Фургала и иностранные агенты

Немало и тех, кто скептически относится к идее высокой самоорганизации хабаровчан, кто не верит в отсутствие направляющего протест ядра. Некоторые собеседники «Континента Сибирь» считают, что центр управления событиями сосредоточен в общественных организациях или депутатском корпусе Хабаровского края. С этой точки зрения мобилизация на всякий случай началась заблаговременно, еще до ареста Фургала.

Первый вице-спикер Заксобрания Новосибирской области, первый заместитель секретаря регионального отделения «Единой России» Андрей Панферов уверен, что протест в поддержку Фургала не может быть стихийным. «Это продуманные акции, есть организационное ядро. Арест вряд ли был неожиданным, наверняка, губернатора вызывали. Не исключаю, что на этот случай велась подготовка почвы для массового недовольства. Сомневаюсь, что канал проработки общественного мнения может находиться в региональном правительстве, исполнительная власть более предсказуема, подконтрольна», – размышляет депутат.

Андрей Панферов
Андрей Панферов уверен, что протест в поддержку Фургала не может быть стихийным

Андрей Панферов не исключает, что происходящее приведет к смене центров влияния в регионе, в том числе, допускает значительное обновление депутатского корпуса, глобальные пертурбации в исполнительной власти – то есть, по сути, возможна «зачистка» людей Фургала. «Они вывели столько людей на улицу. Переступили черту конфронтации с государством», – констатирует собеседник «Континента Сибирь».

9 июля 2020 года Сергей Фургал был арестован и этапирован в Москву. Против него возбуждено уголовное дело по обвинению в организации покушения на убийство предпринимателя Александра Смольского в 2004 году, в убийстве бизнесменов Евгения Зори в 2004 году и Олега Булатова в 2005 году.

20 июля 2020 года Владимир Путин отрешил Фургала от должности губернатора Хабаровского края в связи с утратой доверия президента России.

11 июля в Хабаровске начались массовые акции, которые продолжаются по сей день. Спад произошел 2 августа. Одни эксперты объясняют это естественным «затуханием» протеста, другие связывают снижение численности участников шествий с серьезным ухудшением погоды и предрекают «новые формы» протеста.

Акции солидарности в поддержку Фургала прошли в разных городах России, в том числе, за пределами Дальнего Востока – в Новосибирске, Омске, Москве, Санкт-Петербурге и так далее.

Валерий Смородников считает: нельзя сбрасывать со счетов, что дисбаланс, неспокойствие, региональное напряжение быстро «подхватываются, активно поддерживаются и раскручиваются внешним кругом России».

В похожей канве рассуждает депутат Госдумы от ЕР Виктор Зубарев, который говорит о том, что «оппоненты вкладывают ресурсы, разжигают там, где горячо». Он называет Хабаровск «территорией эксперимента для оппонентов, которые выводят простых людей на улицы». Политик придерживается мнения, что протестные акции направлены на разобщение страны. «Можно привести в пример ситуацию в Красноярске почти десятилетие назад. Тогда тысячи людей вышли против строительства Енисейского ферросплавного завода. Были подозрения, что протест разжигают специалисты, проект финансируется через НКО. Завод в итоге не построили, выиграл от этого олигарх Коломойский. А мы вынуждены мириться с тем, что под угрозу поставлена обороноспособность нашей страны. И в Хабаровске, думаю, скоро все успокоится. Но протестующие забывают о целостности страны, не думают, что подобные акции могут быть попыткой определенных сил развалить Дальний Восток», – говорит Виктор Зубарев.

Виктор Зубарев
Виктор Зубарев говорит о том, что «оппоненты вкладывают ресурсы, разжигают там, где горячо»

Революционные последствия

Политтехнолог Яков Савченко, рассуждая о хабаровском феномене, говорит, что главная особенность этого протеста в объединении людей, которые раньше не отличались особой социальной или политической активностью. «Это не просто некая невероятная массовая акция с политическими лозунгами, которых регион раньше не видел. Выступления не имеют организационного центра, ЛДПР не в счет – она не контролирует ситуацию. Нужно четко отдавать себе отчет: происходящее сейчас носит характер революции. Событие – из ряда вон. Его объясняют иностранным влиянием, как обычно. Но подобные комментарии только разогревают ситуацию», – подчеркивает политический эксперт.

Яков Савченко
Яков Савченко говорит, что главная особенность этого протеста в объединении людей, которые раньше не отличались особой социальной или политической активностью

Федеральная власть к происходящему на Дальнем Востоке оказалась совершенно не готова, уверены все собеседники «Континента Сибирь». Но расходятся во мнении насчет компетентности политического блока аппарата президента в вопросе поиска решения хабаровского кейса.

Есть точка зрения, согласно которой власть не предвидела подобного поворота событий, потому что раньше не встречала такого отпора – грубо говоря, нужные навыки атрофировались. Не было нужды действовать с оглядкой. «Они привыкли действовать нагло, будучи уверенными в полной вседозволенности. Конечно, власть сигнал приняла. И настаивая на своём, будет искать обходные пути, совершать маневры. Но концептуально смены внутренней политики не произойдет, ибо неспособны», – говорит депутат Госдумы Вера Ганзя.

Анатолий Кубанов также считает, что государственная политическая машина дала сбой. «Эффективного диалога между населением Хабаровска и властью пока нет. Все, что федеральный центр сделал, чтобы погасить бушующие площади гнева, – назначил лощенного парня из Москвы. Дурашливые комментарии в адрес хабаровчан не способствуют нормальной коммуникации», – говорит политик.

В сентябре 2019 года прошли выборы в Законодательную думу Хабаровского края, на которых ЛДПР получила 30 из 36 мандатов. В Хабаровской городской думе кандидаты от ЛДПР взяли 34 из 35 мест.

В 2020 году «за» поправки в Конституцию на общероссийском голосовании в Хабаровском крае проголосовали 62 % жителей, «против» – 36 %. Явка – 44, 2 %, в Хабаровске – 43, 6 %. Это предпоследний результат в Дальневосточном Федеральном Округе, ниже лишь в Якутии.

Александр Кынев уверен, что власти нечего сказать протестующему Хабаровску. «Нет нормальных коммуникаторов, власть просто разучилась говорить с людьми. Когда дело доходит до кризиса, в ассортименте либо клоун, либо полицай. Но всех запугать невозможно, если на митинг выходят десятки тысяч, нет никакой разницы – согласован он или нет. Способности к диалогу у государственной машины нет – вот что наглядно показывает Хабаровск», – резюмирует эксперт.

Виктор Зубарев

Виктор Зубарев: «В регионах люди мыслят более свободно»

О необходимости ломать коммуникативные барьеры между жителями Хабаровска и властью говорит и Валерий Смородников. «Диалог творит чудеса. Акции – это запрос на диалог со стороны хабаровчан. Нужен ответ со стороны властей. В последние годы сначала принимаются решения, и только после этого предпринимаются попытки объяснить их логику. Людям нужна драматургия, аргументы происходящего», – говорит политтехнолог.

Однако с наполнением диалога, с аргументацией как раз серьезные проблемы. Сложно пытаться донести до народа, что два года краем управлял преступник. Люди не настолько наивны, чтобы не задаться вопросом: почему же раньше с точки зрения закона Фургал был достаточно чист, чтобы стать депутатом Госдумы, пройти фильтр для участия (понятно, что не для победы) в губернаторских выборах?

Некоторые собеседники корреспондента «Континента Сибирь» придерживаются мнения, что Москва не может снизойти до уговоров или пойти на прямые уступки – это чревато повторением ситуации, возможно, в других точках страны. «Власти придется искать очень убедительные аргументы, чтобы достучаться до людей, которые выходят на улицы», – говорит Андрей Панферов.

Кубанов считает, что Хабаровск – «первая ласточка, маркер, сигнал для столичной знати». «Это не частная проблема в одном регионе. Руководство страны должно перегруппироваться. Возможно, с конфликтом, с жесткой борьбой внутри правящих групп, что приведет к смене курса», – рассуждает Кубанов.

Анатолий Локоть

Удержаться на политической орбите

С точки зрения Андрея Панферова, времени у федерального центра на выработку стратегии не много: «Действовать нужно быстро – скоро выборы. Власти будут делать все, чтобы не переросло, не дадут перекинуться на другие регионы».

Яков Савченко уверен: даже если протесты вот-вот улягутся, политическим кураторам все равно придется держать их в уме. «Безусловно, у власти огромный запас прочности. Отсюда степень самоуверенности, что выливается в неадекватность некоторых решений. В зависимости от развития событий на Дальнем Востоке будут колебаться и общественные настроения на территории страны. Возможно, мы увидим отражение в формах и масштабах протестного голосования. Кремль, очевидно, осознает опасность, поэтому и появилось разрешение, если доводить до гротеска, три дня голосовать в первой попавшейся подворотне. На месте руководителей политического блока АП я бы изложил полную картину происходящего президенту, ничего не скрывая. И поставил бы наверное жирную точку в своей карьере, но посоветовал Путину немедленно встречаться с Фургалом и говорить ему: похоже, вы действительно пользуетесь большим авторитетом, давайте вместе подумаем, как выходить из сложившейся ситуации, проводить публичный суд над вами в Хабаровске», – отмечал Савченко, сам политический эксперт не верит в реальность подобного сценария.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ