Леонид Гольдорт: «В бизнесе самое важное — это отношения»

Когда началась история с коронавирусом, первыми под удар попали транспортные компании — особенно те, кто работал с Китаем. Склады закрывались, машины задерживались, время терялось. А потом, когда все начало налаживаться, бизнесы стали закрываться, а люди, опасаясь вируса, разбежались по домам. О том, как через все это прошла одна из ведущих логистических компаний России, и как в этой ситуации предприятию помог финансовый партнер, в интервью «Континенту Сибирь» рассказал генеральный директор компании СДЭК ЛЕОНИД ГОЛЬДОРТ.

— Леонид, как изменилась ваша деятельность за время, когда люди самоизолировались, а многие отрасли приостановили работу? Увеличилась в это время нагрузка на вас или уменьшилась?

— В последнюю неделю марта началось падение, и достаточно резкое. Наш основной бизнес, как вы знаете, — доставка посылок из интернет-магазинов. И вот в конце марта люди начали бояться ходить в пункты выдачи заказов (ПВЗ), боялись заразиться. А у нас на тот момент процентов 70 всех посылок расходилось через такие пункты. Нам пришлось оптимизировать затраты, кого-то из сотрудников пришлось отправить в административный отпуск — курьеров, кладовщиков, кого-то еще. Но уже где-то со второй недели апреля спрос начал восстанавливаться: должно быть, люди поняли, что конец света не наступил, что жизнь продолжается, и продолжили заказывать посылки. В итоге к концу апреля мы вышли обратно на докризисные объемы и кое в чем даже обошли их. Изменилась только структура — заказов через ПВЗ стало меньше, сейчас многие предпочитают доставку курьером прямо на дом, поэтому за этот месяц нагрузка на курьеров выросла процентов на 50. А пункты выдачи до сих пор докризисный уровень не догнали.

— Как бы вы оценили ситуацию с отраслью доставки на данный момент?

— Объемы, как я уже сказал, мы нагнали и перегнали, наши склады уже, можно сказать, трещат по швам от объема заказов. Сейчас, думаю, наша главная задача — не потерять в качестве. Самое узкое место сегодня — это закрытие авиаперевозок, сейчас фактически 90% воздушных рейсов отменилось, а у нас, в нашем бизнесе, ключевое слово «экспресс». Раньше мы очень много грузов доставляли именно с помощью авиации. Теперь приходится спешно выстраивать новые маршруты на земле. Вместо того чтобы долететь из Москвы до Владивостока за день, приходится везти тот же груз на машине дней десять, а то и больше. В общем, наша задача номер один — не завалиться, когда склады заполнены, курьеры сильно перегружены, авиаперевозки встали.

— В таком положении изменили ли вы как-то свои собственные условия работы?

— Вообще нет, ничего не поменялось. Все грузы магазинов и так страховались по умолчанию, это сами магазины в цену включают, зоны ответственности при транспортировке четко поделены. Единственное, что нам пришлось сделать — это перестать брать на себя ответственность за скорость и своевременность доставки. Когда самолеты стоят на земле, а на улицах полиция пропуска у всех проверяет, мы уже не можем брать на себя такие обязательства. И отменили штрафные санкции по отношению к самим себе. По-другому сейчас нельзя.

— Многие вопросы, связанные с самоизоляцией, губернаторам приходится решать на местах самим — сталкивались ли вы с тем, например, что в разных регионах разные требования, и как эти проблемы удавалось решить?

— Конечно, сталкивались, и неоднократно. Неразбериха, к сожалению, оказалась достаточно серьезной — властям на местах дали полномочия, к которым они не привыкли и не были к ним готовы. В каждом регионе свои нюансы. Многие просто не хотели признавать нас организацией, которая оказывает услуги в том числе первой необходимости, а мы возим не только одежду и электронику, но и те же маски с антисептиками — да, их доставляют курьерские компании. Мы создали внутри компании антикризисный чат, куда ежедневно заходили директора всех филиалов, юристы — работали круглосуточно, чтобы отвечать на претензии местных властей.

ЖК ApartRiver

ЖК ApartRiver — заходи и живи

Хочу добавить, что конфликты обычно разбирались очень быстро — максимум на следующий день. Где-то были созданы общие чаты с АКИТ или с Национальной ассоциацией дистанционной торговли, куда включали и представителей Минтруда. И сами они просили сообщать о нарушениях, чтобы оперативно с ними разбираться. И это радует, что в такой момент смогли объединиться настолько разные и в обычных условиях «необъединимые» структуры.

— Во время коронакризиса государство много говорит о поддержке бизнеса. Воспользовались ли вы какими-то из этих предложений и программ?

— Нет, не воспользовались и не воспользуемся, потому что не попадаем ни под одну из них. О том, что мы попали в список системообразующих предприятий Новосибирской области, мы и сами недавно с удивлением узнали. В общем, поддержкой со стороны государства мы не пользовались.

— А если не от государства, а от банковской системы?

— Банки в любом случае не могут помогать бизнесу без помощи государства, все-таки это коммерческие структуры. Но если банк на берегу понимает, что кредит вернется, и бизнес не умрет, то банк готов пойти навстречу и предложить альтернативные варианты решения задач. Сейчас всем нелегко, в разной степени — и банки, как любые коммерческие предприятия, готовы рискнуть с теми, кто чувствует себя чуть лучше остальных.

Николай Зенин

Николай Зенин: «Бизнес — это езда на велосипеде. Остановился — упал»

— Какие основные тренды развития отрасли доставки вы бы выделили из тех, что привели ее в такое состояние, в каком она встретила эпидемию? Могут ли, по вашему мнению, они помочь отрасли выбраться?

— Вообще рынок электронной коммерции в России достаточно молодой и по-прежнему отстает от рынка развитых стран. Но в то же время он — один из немногих, кто продолжал устойчиво расти все последние годы, даже с учетом стагнации экономики страны в целом. Пока российская экономика топчется на месте, e-commerce растет на 15–20% ежегодно. Сам он меняется очень быстро и активно создает новые локомотивы для разгона. Какие я бы выделил? Наверное, можно предложить маркетплейсы, последние годы они были очень серьезным двигателем электронной торговли.

Развитие сети пунктов выдачи заказов — как показывает наш опыт, чем ближе расположен пункт выдачи к месту жительства покупателя, чем ближе к нему мы можем подвезти товар, тем больше он готов покупать. Также сейчас на самом пике, если смотреть по динамике, доставка готовой еды и продуктов. Но мы в нем не участвуем. Пока не готовы, это очень сложно, надо много всего менять. Еще драйвер — открытые границы с Китаем и возможность доступных и легких покупок за рубежом. Мы, например, недавно начали сотрудничать с одной европейской логистической компанией, возить через границу возвраты английского интернет-магазина ASOS.

Раньше такого не было: большинство китайских магазинов в ситуации, когда товар заходит, а покупатель отказывается, предлагали невостребованный товар утилизировать. Это дешевле, чем везти обратно, через границу. А вот у нас получилось. Фулфилмент-сервисы — еще хороший драйвер. Развитие сетей постаматов — все больше людей предпочитают их пунктам выдачи заказов, и мы тоже включаемся в это дело. Вот примерно так. Все достаточно просто, ничего революционного нет. Автоматизация на складах — это удобно, но прорывом назвать это нельзя.

Регионы Сибири: кто впереди с точки зрения экономики?

Регионы Сибири: кто впереди с точки зрения экономики?

— А что вы скажете про антидрайверы? Что сегодня, кроме коронавируса, мешает вашей работе сильнее всего?

— Нас может сейчас тормозить только административный ресурс — эволюционно мы затормозить не можем, если только не начнем вдруг работать хуже всех остальных. Если сможем поддержать заданный уровень качества, ничто другое нас не сдержит. Кроме, например, дополнительных пошлин, налогов и так далее. То, что сейчас делает наше государство по поводу кросс-бордера, — все это тормозит наш бизнес, и не только наш. Остальное пока у нас на уровне — поэтому мы растем быстрее рынка.

— Текущая ситуация показала важность правильного выбора финансовых партнеров. С какими банками вы работаете сегодня, по какому принципу их выбирали и как вы оцениваете качество этого взаимодействия?

— Помимо профессионализма и сервисных предложений — наши банки, я считаю, очень продвинутые в техническом плане по сравнению с европейскими и американскими, — нам важны отношения с партнерами. И если говорить про отношения, нам комфортно работать с Альфа-Банком, который сегодня наш ключевой финансовый партнер. «Альфа» не сразу стал им, раньше мы работали и с другими банками, но никто из них не проявлял к нам столько внимания, а именно когда твои предложения, идеи не отвергаются, а обсуждаются и дорабатываются общими усилиями. Профессионализм сотрудников, персональный менеджер, удобный и функциональный интернет-банк, быстрые платежи в режиме 24/7, «сквозное» обслуживание — это много значит, но отношения в бизнесе — это, пожалуй, самое важное. Мы растем вместе. В прошлом году «Альфа» наградил нас своей премией «Бизнес класса А», которую он присваивает только надежным и эффективным партнерам с безупречной деловой репутацией.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ