Банкротство новосибирского ритейлера внесет коррективы в закон

Депутат регионального парламента Ирина Диденко и новосибирский бизнес-омбудсмен Николай Мамулат выступили с инициативой внесения изменений в федеральный закон о банкротстве, защищающих интересы контрагентов ритейлеров. Поводом стала скандальная ситуация вокруг банкротства новосибирского «Холидея».

ООО «Компания Холидей» было одним из крупнейших сибирских ритейлеров с несколькими сотнями брендированных магазинов («Холидей», «Холди», «Сибириада», «Кора» и др.) в Новосибирской, Кемеровской, Омской, Томской и Тюменской областях, а также в Алтайском и Красноярском краях. Заявление о признании компании «Холидей» банкротом было принято арбитражным судом Новосибирской области в январе 2018 года, летом того же года в компании было введено наблюдение, а в феврале 2019 года в «Холидее» началась процедура конкурсного производства. Сумма требований к компании превышает 15 млрд рублей.

Предложения были представлены на прошедшем 18 марта заседании комитета по бюджетной, финансово-экономической политике и собственности Законодательного собрания Новосибирской области. Как рассказала «Континенту Сибирь» заместитель председателя комитета Ирина Диденко, подготовлено обращение с предложениями об изменении закона о банкротстве. «Это не единичная поправка, а комплекс изменений, касающихся особенностей деятельности и банкротства ритейлеров», — пояснила парламентарий. По словам Ирины Диденко, инициаторы обращения предложили разделить кредиторов банкротящейся компании на категории: профессиональные кредиторы (финансово-кредитные организации, банки) и непрофессиональные (поставщики, производители товаров). «Поставщики не хотят быть кредиторами, их целью и способом заработать является производство и доведение товаров до конечного потребителя через торговые сети. А для банков выдача кредитов является целью и способом заработать — есть инструментарий для осуществления контроля, банки анализируют финансовое состояние предприятия, его платежеспособность, страхуют риски, могут нивелировать риски путем повышения процентной ставки и т.д.», — сказала зампредседателя бюджетного комитета. Рынок торговли сегодня практически полностью занят крупными сетями, диктующими небольшим поставщикам свои условия, в том числе по отсрочке платежей за поставленный на прилавки товар. Возможности влиять на этот процесс у поставщиков нет.

Как рассказала заместитель председателя комитета Ирина Диденко, подготовлено обращение с предложениями об изменении закона о банкротстве

Кроме того, инициаторы обращения предлагают изменить для поставщиков очередность выплаты кредиторской задолженности. Сейчас они стоят в конце очереди, после выплаты зарплаты и текущих платежей. «Но основная затратная часть стоимости товара закладывается на стадии его производства, и большую часть этих затрат составляют заработная плата сотрудников производителя, отчисления в специальные фонды, налоги и другие обязательные платежи в бюджеты всех уровней», — сказала Ирина Диденко. По словам парламентария, в случае банкротства «Холидея» заложниками стали порядка 1,7 тыс. коммерческих предприятий, как крупных, так и мелких. Сейчас, с учетом вынесенных ранее не в их пользу решений суда, бизнесмены готовы сокращать свои поставки в другие сети, чтобы минимизировать риск при возможном банкротстве контрагента. «Уменьшают дебиторку, опасаясь попасть в ту же ситуацию с другими сетями, значит, возможны сокращения и объемов производства. При такой практике любая неосторожная фраза о возможной несостоятельности ритейлера повлечет за собой отказ в поставках. После чего ритейлер уже не восстановится. А ведь смысл процедуры банкротства не закрытие предприятия, а поиск путей для его оздоровления», — считает парламентарий.

По словам Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Новосибирской области Николая Мамулата, принимая решения не в пользу контрагентов «Холидея», суды не рассматривали совершенные сделки как сделки в рамках обычной хозяйственной деятельности (ОХД). «Сейчас закон может трактоваться в зависимости от точки зрения конкретного судьи. Из закона неясно, что является обычной хозяйственной деятельностью, нет четкой формулировки. Нужно четко определить и закрепить термин ОХД, чтобы предприниматель не стал конкурсным кредитором», — сказал Николай Мамулат. Еще одним упущением правового акта, по его словам, являются риски, возникающие у предпринимателя при наличии признаков банкротства контрагента. Однако далеко не у всех бизнесменов есть возможность внимательно следить за финансовым состоянием партнеров. «Никто из предпринимателей не заметил банкротства «Холидея» и не знал о том, что существует такая правовая коллизия. Нужно, чтобы в законе была четко прописана обязанность какого-либо органа информировать бизнесменов о признаках банкротства ритейлера. Чтобы это были не слухи, а официальная информация для контрагентов: осторожно, есть признаки несостоятельности», — подчеркнул бизнес-омбудсмен.

По мнению Николая Мамулата, принимая решения не в пользу контрагентов «Холидея», суды не рассматривали совершенные сделки как сделки в рамках обычной хозяйственной деятельности

Кроме того, по мнению Николая Мамулата, нужно регламентировать в законе понятие «одного процента». Сейчас, если стоимость сделки составляет менее одного процента от стоимости активов должника, она не может быть оспорена, коммерсант-поставщик не становится конкурсным кредитором, а сделка считается сделкой, осуществляемой в рамках обычной хозяйственной деятельности. В случае с «Холидеем» управляющий суммировал сделки нескольких поставщиков, что позволило указывать на то, что получившаяся сумма, которая составила 6 млрд рублей, превышает 1 % от стоимости активов «Холидея». Это и стало в итоге предметом судебного разбирательства. «Не надо связывать друг с другом все сделки и поставщиков. Если сумма сделки менее процента – это сделка, совершенная в процессе обычной хозяйственной деятельности, и с предпринимателем обязаны рассчитаться в общем порядке, не в процессе конкурсного производства», — считает бизнес-омбудсмен.

Напомним, ранее арбитражный управляющий «Холидея» Трофим Кузнецов потребовал признать сделки, прошедшие в преддверии принятия к производству заявления о банкротстве компании недействительными и вернуть деньги, полученные контрагентами за поставленный товар, в конкурсную массу. Было подано несколько сотен заявлений, общую сумму предполагаемых взысканий участники процесса оценивали в миллиарды рублей. Предприниматели посчитали, что действия управляющего угрожают банкротством им самим. Последовал ряд коллективных обращений к депутатам, бизнес-омбудсменам, сенаторам, главам регионов. В газете «Ведомости» было опубликовано открытое письмо бизнесменов президенту России. В итоге процедура банкротства новосибирского ритейлера получила широкий общественный резонанс. На минувшей неделе в ситуации наметился перелом. Арбитражный суд Новосибирской области отказал в требованиях по 8 заявлениям арбитражного управляющего. По мнению коммерсантов, это может стать благоприятной для них тенденцией. Представленное Ириной Диденко и Николаем Мамулатом обращение, адресованное председателю правительства РФ Михаилу Мишустину, будет рассмотрено на ближайшей сессии Законодательного собрания Новосибирской области, намеченной на 26 марта.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ