«Облачный» бум миновал или все же нет? К чему сегодня пришел российский рынок видео-конференц-связи

Пока из-за эпидемии из Китая и подоспевшего следом развала ОПЕК+ курсы акций большинства компаний идут вниз, как минимум одно направление продолжает расти. Речь о производителях аппаратуры и программных продуктов для удаленной работы, которые сейчас становятся все более востребованными. Однако некоторые эксперты считают, что тренды на взаимоизоляцию и отказ от чужой ИТ-продукции (которые начались задолго до COVID-19) могут привести к тому, что каждый начнет строить велосипед сам, и системы видео-конференц-связи из России, Китая и США будут выглядеть и работать совсем по-разному.

Рынок видео-конференц-связи сегодня можно назвать одним из самых динамичных, каждый год он представляет что-то новое. «Главное, что нужно понимать по текущим трендам: видеоконференции уходят от привычной функции телемоста между офисами, — говорит руководитель макрорегиона «Сибирь и Дальний Восток» Mango Office Владимир Лобченко. — На всех современных платформах они гораздо глубже интегрированы в систему корпоративной связи, наряду с телефонией, сообщениями, обменом файлами и всем прочим, что в сумме образует UC — Unified Communication, или унифицированные коммуникации».

Главной победой последних лет директор по внешним связям RIPE NCC в Восточной Европе и Средней Азии Максим Буртиков назвал перенос ВКС из специальных переговорных комнат непосредственно на рабочее место. «Видеоконференция больше не ассоциируется с «ритуальным» сбором в переговорной, подключиться можно прямо с рабочего места с технологией WebRTC — непосредственно из браузера, — комментирует он. — Активно внедряются «облачные» решения. Возрастает потребность в чатах — они постепенно вытесняют электронную почту как средство коммуникации. Меняется и оборудование — вместо оснащения для переговорных комнат производители сфокусировались на устройствах, подключаемых непосредственно к компьютеру, и легкости их использования с использованием через bluetooth или USB без необходимости настройки».

Главными трендами со стороны пользователей, по его словам, сейчас стало предпочтительное использование бесплатных или условно бесплатных сервисов, а главным критерием выбора — высокая функциональность и легкость использования без длительной настройки.

Все ВКС-системы можно разделить на три подгруппы: аппаратные, программные и «облачные». И по мнению директора по развитию TrueConf Дмитрия Одинцова, драйверами рынка последние несколько лет остаются последние два. «Очень популярными в 2019 году были такие решения, как Microsoft Teams и Zoom, все только о них и говорили. В последнем квадранте исследовательской компании Gartner, собственно, большинство — это программные решения, чаще всего «облачные». Это в свою очередь привело к тому, что трендом стала замена специализированных устройств для видеосвязи в переговорных на ПК с соответствующим ПО и системой управления», — рассуждает он. Особенно явно дисбаланс в пользу «облачных» решений, по его словам, заметен в России, где программные продукты зачастую не уступают по функциональности лучшим мировым образцам, чего нельзя сказать о «железных» решениях, которые, как правило, оказываются либо хуже, либо дороже.

Но есть на этот счет и другие мнения.

«Облака» сдуло импортозамещением?

Рассматривая примеры внедрения «облачных» технологий в различные сегменты российского ИТ-рынка, директор по развитию бизнеса Vinteo Борис Попов отметил интересный тренд. «Несколько лет назад в этой отрасли переход в «облака» был ключевым драйвером, по примеру игроков зарубежного рынка видеоконференций, где использование «облачных» сервисов быстро вышло в топ и не сбавляло обороты. В недавнем исследовании компании Frost & Sullivan «облачные» технологии названы одной из определяющих тенденций развития мирового рынка видеоконференций. Эти решения заказчики предпочитают использовать из-за низких затрат, высокого уровня масштабируемости и простоты внедрения», — вспоминает эксперт.

Видеоконференция вместо командировки

Но в России, по его словам, бум на «облака» в сегменте ВКС быстро прошел, и виной тому оказалась локальная специфика нашего рынка. «Основные потребители услуг профессиональной видео-конфренц-связи в России — это крупные государственные заказчики, в том числе силовые структуры, для них важна максимальная безопасность передачи и хранения информации. Они опасаются использовать операторские модели, предпочитая иметь сервер ВКС полностью в своем распоряжении или создавая собственные закрытые «облачные» сервисы, обеспечивая тем самым специальные требования по защите данных. Поэтому «облака» успешно применяются только в некоторых открытых отраслях, как правило, в дистанционном образовании», — продолжает Борис Попов.

В итоге, по данным исследования аналитического агентства OSP Data на 2018 год, 56% российских заказчиков профессиональных систем ВКС предпочитают использовать традиционные аппаратные версии сервера видео-конференц-связи MCU, с небольшим отрывом их догоняют программные решения (40% опрошенных). «Облачные» технологии для ВКС занимают небольшой сегмент — их используют всего 20% респондентов. И эта тенденция, по словам Бориса Попова, сохраняется.

Дмитрий Одинцов не согласился с тем, что государственные заказчики выделяют огромные бюджеты на ИТ и ВКС в частности. «Конечно, потребность в ВКС для госструктур огромна, но в любом случае это не товар первой необходимости, — говорит он. — Основными вызовами при внедрении видеосвязи в таких заказчиках являются вопросы безопасности, надежности и комплексности. Безопасность — это не только вопросы авторизации и шифрования. Конечно, «облачные» решения чаще всего под такие запросы не подходят».

Причина того, что государственные заказчики остаются приверженцами «железа», по его мнению, заключаются в ином. «Если в организации уже было что-то внедрено ранее, то всегда остаются требования сохранения инвестиций, даже в условиях импортозамещения. В таком случае производителям решения необходимо поддержать все имеющееся у заказчика оборудование, даже если морально оно устарело».

В то же время, по словам Максима Буртикова, потребности госкомпаний в целом сопоставимы с запросами традиционного бизнеса: многоточечные конференции, удаленная модерация, обмен файлами, демонстрация рабочего стола, запись и так далее. «Закрыть потребности госкомпаний и госорганов могут отечественные разработки. Например, есть сервис VideoMost с сервером на операционной системе Linux. Это российский продукт, который можно использовать в госсекторе и различных сферах — от здравоохранения до финансового сектора», — приводит он пример.

«В российских госкомпаниях наибольший спрос наблюдается в системах ВКС, которые позволяют проводить конференции с большим числом участников: здесь важны технологии и системы, которые обеспечивают очень высокое качество связи. При этом стоимость чаще не является главной составляющей, главное — гарантии качественной работы и технического обслуживания», — добавляет вице-президент «ОПОРЫ РОССИИ» Павел Сигал.

Мировой рынок ВКС-систем он оценил в 5 млрд долларов (прогноз на 2023 год — 8 млрд). Объем российского рынка систем видео-конференц-связи, согласно исследованию Wainhouse Research, оценивается в 200 млн долларов. Из них на долю госкомпаний в 2017 году приходилось 17%.

Помимо крупных компаний с госучастием, еще одним направлением, в котором активно развивается российская сфера ВКС, по мнению Павла Сигала, можно назвать телемедицину — объем рынка на этом направлении должен вырасти к 2021 году до 40 млрд долларов. «Третье направление развития ВКС в России — образование: спрос на получение дополнительного, специального, профессионального образования в удаленном режиме растет, и здесь ВКС используется повсеместно, — подводит он итог. — Еще одна тенденция на отечественном рынке — расширение возможностей консультирования клиентов в различных направлениях, от маркетинга и коучинга до специальных программ обучения для инвалидов».

Коронавирус и Home Office как локомотивы

На сегодня, по оценке Павла Сигала, в режиме «домашнего офиса» работает около 20% наемных сотрудников в России — и эта доля будет только расти, поскольку это удобно для одной стороны и выгодно для другой (всего, по оценке «ОПОРЫ РОССИИ», формат Home Office уже позволяет сэкономить российским работодателям порядка 1 трлн рублей в год). Соответственно, будет расти и спрос на техническое обеспечение удаленных рабочих мест. Плюс самозанятые граждане, которых государство в 2019–2020 годах начало активно затаскивать в легальную экономику. И конечно, угроза из Китая.

Мегафон Скворцов

В прошлый кризис на телеком-сервисах экономили. В этот – их обновляют

«Перевод работников в режим Home Office — глобальный тренд, — делает вывод Максим Буртиков. — Для компаний, которые еще не интегрировались в новые реалии, эпидемия может стать еще одним поводом задуматься о необходимости пересмотра рабочего режима сотрудников. Однако стоит понимать, что для реализации этого процесса требуются немалые ресурсы — и материальные, и человеческие: переосмысление бизнес-процессов, обучение команды и так далее. Поэтому процесс будет небыстрым. Но если распространение COVID-19 продолжится, многим компаниям придется его ускорить для снижения риска остановки работы».

Дмитрий Одинцов оценивает роль COVID-19 в перспективе достаточно высоко: «Как представитель отечественного рынка могу сказать, что ВКС и до пандемии пользовалась большой популярностью: и как продукт для совместной работы, и как встраиваемая в другие сервисы услуга. Но на фоне коронавируса спрос стал еще выше, наглядный пример — недавний взлет акций Zoom. Выросло количество запросов, но несмотря на это, некоторые ИТ-компании начали предоставлять свои продукты или сервисы бесплатно либо снизили цену».

Опыт компании: хорошая связь — не роскошь, а критически важное условие

Одна из крупных компаний нефтегазовой отрасли согласилась поделиться с «Континентом Сибирь» своим опытом по внедрению систем ВКС. Вообще специфика такого бизнеса, особенно в Сибири — крайняя удаленность и труднодоступность производственных участков и надежная связь между ними — одно из самых важных условий нормальной работы и успеха компании в целом.

«Раньше для того, чтобы наладить информационные потоки, мы использовали в основном спутниковую связь — это было основное наше средство коммуникации, — рассказывает директор IT-департамента «НафтаГаза» Роман Грицаев. — Конечно, спутник — это лучше, чем ничего, но спутниковая связь — это объективные задержки в передаче информации при транзакциях. Дорого и не очень удобно».

Динамику развития ИТ и телекома в Сибири — одном из основных регионах присутствия «НафтаГаза» — эксперт оценил очень высоко. Не последнюю роль в этом сыграл и высокий уровень конкуренции на местном рынке услуг связи между достаточно серьезными игроками. «Для нас как заказчиков — это возможность получить качественную услугу на максимально комфортных и интересных условиях, получить дополнительные сервисы при примерно одинаковом ценнике», — резюмирует он.

По мнению директора ГК «Мегаком» Эдуарда Швеца, цены на услуги VPN у разных операторов примерно одни и те же, и основная конкуренция идет в области качества, надежности и предоставляемых бонусов

«Локалка» между городами

В 2019 году «НафтаГаз» смог соединить ВКС-системами все буровые установки, разбросанные на территории Томской и Тюменской областей, Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского округов. «Теперь нет необходимости терять время и лететь на какие-то совещания. Все можно обсудить онлайн, пообщаться с руководителями бригад и сотрудниками, глядя им в глаза и при этом практически не отрывая людей от места, — продолжает Роман Грицаев. — Благодаря каналам связи, которые предоставляет региональный провайдер, компании нет необходимости держать в регионах какой-то серьезный IT-штат — необходимую информацию мы получаем непосредственно в офис. Чем лучше удается наладить связь, тем больше запросов поступает от различных производственных служб и департаментов — на какие-то новые опции и возможности. К хорошему люди быстро привыкают — это нормально».

Что касается импортозамещения и ограничений на использование иностранного ПО и оборудования — «НафтаГаза» эти тренды коснулись только опосредованно. Саму компанию эти запреты не затронули, но затронули ее основных заказчиков — «Газпром нефть» и «Роснефть», которые попадают под категорию госкомпаний. «Сейчас они переходят на какие-то «немайкрософтовские» продукты — и во взаимодействии с ними нам приходится это учитывать и к этому приспосабливаться, — подводит итог Роман Грицаев. — К счастью, тот же MSOffice поддерживает практически все открытые форматы, а в основе большинства отечественных разработок не какой-то уникальный код, а решения на основе открытого кода Linux. Так что особых проблем ситуация нам не создала — все технические моменты абсолютно решаемы».

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ