Алла Савченко: «Чтобы пользователь перешел на безнал, ему нужен «вводный продукт»»

К концу 2019 года, по прогнозу ЦБ, доля безналичных платежей в общем обороте в России должна была составить 65%. Работу над «обезналичиванием» ведут как финансовые структуры, так и государство — и они же принимают меры, которые этому процессу препятствуют. О том, какие из трендов одержат верх, что помогает и что мешает развитию безналичных методов оплаты, чем выделяется Россия среди других стран, в интервью «Континенту Сибирь» рассказала руководитель департамента развития продуктов «Яндекс.Денег» АЛЛА САВЧЕНКО.

— Сейчас многие компании и отрасли подводят итоги ушедшего года. Каким стал 2019 год для рынка российских платежных средств и «Яндекс.Денег» в частности?

Нельзя сказать, что год был переломным. Он продолжил тенденции, которые мы наблюдаем последние несколько лет: переход от наличных платежей к безналичным во всех сферах, как в государственном, так и в частном секторе. Платежи в офлайн- и онлайн-магазинах, оплата коммунальных услуг, штрафов, плюс регулярные переводы между людьми. Люди следуют по вектору, заданному банками, да и не только ими. Свою роль сыграли и ИТ-компании, в том числе международные. К главным трендам года можно добавить быстрый рост кроссбордерных покупок. Кроссбордер от обычной покупки в российском интернет-магазине отличается тем, что заказ, например, на Aliexpress или Amazon, нужно оплачивать заранее. Вплоть до последнего времени любимым способом оплаты российских покупателей был расчет при получении, но здесь этот вариант не годится, и приходится искать альтернативу.

— Кого из участников торговых сделок сегодня вы бы назвали главным «тормозом» в процессе роста безналичных платежей? Продавцов, которые отказываются принимать безнал, или покупателей, не видящих смысла в отказе от наличных денег?

Если посмотреть на то, кто больше теряет, отказываясь от безналичных расчетов, продавец или покупатель, то больше проигрывает, конечно, продавец. Если не принимать во внимание всевозможные серые схемы, которые он может использовать и которые потеряет при переходе на безнал, отсутствие безналичного расчета сегодня ставит его на последнее место среди конкурентов. Если у вас не принимают безнал, а у вашего соседа принимают — вы уже в проигрыше. Что касается покупателей, на мой взгляд, самое трудное в переходе с наличных расчетов на безналичные — сделать первый шаг. Воспользоваться услугой впервые. После того как барьер пройден, дальше все намного легче. Опять же, если человек получает легальный доход, у него есть две основные стратегии поведения. Либо получать зарплату на карту и ей же расплачиваться в магазинах, либо снимать деньги через банкомат. Что нужно для того, чтобы человек предпочел первый вариант? Какой-то простой и доступный платежный сервис, с которым можно работать вместе с зарплатным счетом, оперируя небольшими суммами, как раз на один поход в магазин. Попробовав, человек понимает, что это не опасно, удобно и, главное, просто. Нужен «стартовый» продукт. Электронные кошельки вполне подходят на эту роль.

Новосибирск вошел в десятку самых «безналичных» городов России

— Вот только государство сейчас ведет наступление на «обезличенные» платежные средства, перетягивая одеяло на банковские сервисы и Систему быстрых платежей Центробанка. Как в этой ситуации чувствует себя «Яндекс»?

Мы не можем говорить за весь «Яндекс», скорее только за «Яндекс.Деньги». К сожалению, регулятор действительно ограничивает работу электронных кошельков, которые не только стимулируют рост онлайн-платежей, но и развивают бесконтактную оплату. Не так давно «Яндекс.Деньги» официально присоединились к СБП, опередив даже многие банки — но этот функционал доступен только идентифицированным пользователям. И дальше разница между ними и анонимными кошельками будет только расти, все больше операций будут требовать от пользователя назвать себя.

Нам понятна позиция государства. Им нужна прозрачность денежного обращения, поэтому эти две тенденции — отказ от наличных денег и ограничение анонимных платежных средств — в ближайшие годы будут только расти. В идеале для государства наличные деньги вообще должны исчезнуть. К концу 2019 года, по прогнозу ЦБ, доля безналичных платежей в России должна была достигнуть 65% от общего денежного оборота. В 2024 году этот показатель должен достигнуть 80%. Россия идет по пути, проторенному Швецией, в которой доля наличных в обороте уже сегодня не превышает 1–2%. Да и с точки зрения людей безналичный расчет удобнее — только теперь им, возможно, труднее будет решиться отказаться от наличных. Потому что сначала придется сдать личные данные, а уже потом пробовать плюсы электронных платежных средств.

— Достаточно острым вопросом для многих пользователей банковских услуг стало сокращение числа офисов, которое продолжается не один год. Эксперты дают противоречивые прогнозы — одни говорят, что это вызовет откат обратно в наличные платежи, другие, наоборот, прогнозируют рост дистанционных каналов связи, безбумажных соглашений и опять же безнала (в интересах самих же банков). Какая точка зрения видится вам более верной?

В этом процессе можно выделить две стороны. Заменяя работу менеджера с клиентом на личный кабинет в онлайн-банке, они фактически перекладывают работу операционистов на самих клиентов, которые самостоятельно заполняют формы, регистрируются и так далее. В перспективе для банка это может стать хорошей экономией, но на старте ему приходится вкладываться в развитие каналов связи, разработку сервисов, обучающих программ, чтобы клиент мог сам все заполнить. Если оценить последствия закрытия офисов для безналичных расчетов — результат, конечно, отрицательный. По данным ЦБ, с 2015 по 2019 год в Сибири закрылось 1793 банковских отделения. Из них в Новосибирской области прекратил работу 141 банковский офис из 727. Обслуживание действующих клиентов все больше уходит в онлайн, а новым пользователям становится сложнее получить финансовые услуги быстро. Например, чтобы получить банковскую карту, нужно прийти в отделение или дождаться доставки курьером, которая занимает минимум сутки.

Коммерческий директор Маркус Шюлер (на фото) надеется потеснить на сибирском рынке системы Lifepay

В Сибири усиливается конкуренция на рынке приема платежей по безналу

Получается, если человек уже является клиентом, для него перейти на онлайн-обслуживание будет намного легче. Но для новых клиентов устранение первого вводного контакта с живым собеседником — это, конечно, минус. И в сочетании с ограничением «вводных» анонимных продуктов, о которых мы уже говорили, это может стимулировать откат к наличным расчетам. И государство своей цели в итоге не достигнет — для него даже операции неидентифицированных пользователей кошелька намного прозрачней наличных.

— Неужели этот «вводный» продукт настолько важен? Нельзя ли для экспериментов использовать, например, ту же зарплатную карту, которая сегодня есть почти у всех, оставив на ней небольшую сумму?

Для многих людей экспериментировать с зарплатной картой и где-то ее «засвечивать» может быть слишком страшно, а выпускать дополнительные карты — долго и неудобно. Главный драйвер здесь, как мы уже говорили, это кроссбордерные покупки, где расплачиваться наличными нельзя, а зарплатной картой многие не решаются. Платежный сервис стал компромиссным вариантом — там видно, сколько денег на кошелек положено, сколько потрачено, человек знает, что больше с него не спишут. Но если этот кошелек придется открывать с теми же операциями, что и счет в банке, многие пользователи не захотят даже пробовать — слишком сложно.

— Есть ли альтернативный «вводный» продукт?

Полноценной альтернативы предложить пока нельзя, но есть вариант — упростить вход в существующие продукты, отвечающие требованиям государства и ЦБ. Но это дело не одного дня. Идентификатором может стать номер телефона, который использует СБП. Или, как вариант, биометрические данные, которые можно один раз сдать и дальше подключаться без личного визита в банки и госучреждения. Но эта технология пока не массовая и вряд ли станет такой в ближайшее время. И тут вариант «почему бы не попробовать, вдруг понравится» уже не подходит — это должно быть взвешенное и продуманное решение.

— Многие эксперты отмечают, что безналичные платежи в России растут быстрее, чем в большинстве развитых стран, и связано это в первую очередь с тем, что российские сервисы включились в эту гонку позже них и сразу стали внедрять все передовые разработки. Согласны ли вы с этой точкой зрения?

Это действительно так — любая страна, которая входит в рынок позже других, получает все, что достигли зашедшие туда первыми, и избегает набитых ими шишек. В этом смысле нам более чем повезло — с точки зрения таких платежных систем, как Visa или Mastercard, Россия сегодня считается едва ли не самой продвинутой страной в плане цифровых платежей, в которой они пробуют свои новые проекты. Если посмотреть на другие страны, которые пришли в цифровые платежи примерно в то же время, что и мы, там тоже можно найти много интересного. Например, Китай, который в чем-то превзошел даже нас. Дело в том, что они не стали массово внедрять POS-терминалы, как это сделали в России, они сразу начали строить свою техносферу на QR-кодах, платежных системах «умных» гаджетов. Поэтому им не нужно было вводить законы об обязательных онлайн-кассах в каждой лавочке, и в итоге они оказались в более выигрышном по сравнению с нашим положении. Есть еще африканский опыт, очень интересный — оплата покупок ведется с мобильного счета, отдельные средства приема-передачи не нужны, что тоже позволит экономить. На этих примерах можно видеть, что лидеров, какими бы выдающимися они не выглядели, можно обогнать, перескочив первые этапы, но на следующем повороте легко попасть в ту же ловушку. Мы вложились в инфраструктуру, она работает хорошо, прочно вросла в бытовые привычки, и вот появляется что-то новое — а мы продолжаем держаться за старые технологии. Но те, кто еще не вошел в этот процесс, сразу начинают с нового этапа. Застой нам в ближайшее время не грозит, но в перспективе нельзя исключать, что какие-то страны, на которые мы, возможно, пока не обращаем внимания, могут нас обогнать.

электронный проездной

Переходу на безналичный расчет быть?

— Какую роль в «обезналичивании» российского рынка сегодня играют банки, а какую — ИТ-компании?

Если в двух словах, то банки изначально отвечали за финансовую инфраструктуру, а ИТ — за «оболочку», обеспечивающую легкость входа. Это не только России касается: Apple Pay, Samsung Pay и другие подобные сервисы вызвали мощный рывок всего мирового рынка. Но последние несколько лет банки тоже много вкладывают в улучшение сценариев, поэтому сейчас наши банки практически ни в чем не отстают от ИТ-компаний, вкладывая много усилий в удобство цифровых сервисов. Однако в глобальном мире первая скрипка сейчас не за банками, а за производителями смартфонов и носимых «умных» устройств.

— Какое место в безналичных платежах в ближайшее время, по вашей оценке, будет занимать СБП Банка России?

Этот сервис развивается поэтапно, начиная с самой простой услуги — переводов между физическими лицами. Но уже с самого начала ЦБ дал понять, что любая операция, даже если она составляет один рубль, должна быть опознана и зафиксирована. Это логично при передаче крупных сумм, но создает лишние барьеры в небольших расчетах: боюсь, что скоро нельзя будет расплатиться с помощью электронного кошелька даже в метро, не пройдя заранее идентификацию, нужную для пополнения счета. При этом наличных расчетов это, само собой, не касается. Сейчас анонимные платежи на небольшие суммы полностью закрыты. Нет, это не значит, что они недоступны — просто для начала работы нужно идентифицироваться, а для многих пользователей на первом этапе это лишний стресс. По замыслу регулятора, универсальным средством перевода денег должен стать «неанонимный» сервис, но фактическим результатом, скорее всего, станет частичный откат к наличным деньгам. Те, у кого уже есть банковские счета и карты, будут пользоваться ими и дальше, а те, кому банковские услуги по тем или иным причинам не подошли, вполне могут вернуться обратно к наличке.

По данным 2ГИС

Новосибирские компании предпочитают безналу оплату наличными

— Что, по вашей оценке, может стать ключевым событием 2020 года на рынке платежных средств и стоит ли нам ждать здесь какого-то коренного перелома?

Перелома, скорее всего, ждать не стоит. Основным трендом может стать развитие Системы быстрых платежей. Правда, неясно пока, сможет ли ЦБ реализовать все поставленные цели: подключить все банки, включить в систему не только переводы, но и оплату товаров и услуг. Продолжится рост e-commerce — он развивается достаточно быстро, но база пока еще довольно низкая по сравнению, например, с США. И чем больше он будет расти, тем более востребованными станут платежные сервисы. Еще этому поспособствует рост проникновения быстрого мобильного Интернета — если ему ничего не помешает в техническом и законодательном плане.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ