Илья Поляков: «Экосистема должна отвечать реальным запросам клиента»

В конце ноября глава Новосибирской области встретился с еще одним руководителем федерального системно значимого банка. Председатель правления ПАО «РОСБАНК» ИЛЬЯ ПОЛЯКОВ провел рабочее совещание с губернатором области Андреем Травниковым, после чего дал «Континенту Сибирь» интервью. В нем он поделился не только планами по развитию банка и сотрудничеству с сибирским бизнесом, но и тем, во что может превратиться в будущем система быстрых платежей и другие набирающие популярность сервисы.

— Одним из ключевых вопросов вашей встречи с губернатором Новосибирской области была поддержка малого и среднего бизнеса. Есть ли у новосибирцев и сибиряков в целом какие-то особенности, которые Росбанк выделил бы на общем фоне?

Группа Societe Generale, частью которой является Росбанк, изначально была создана в XIX веке как банк для предпринимателей Франции. Для нас важно сохранять наши традиции и в других странах. У нас нет какой-то «отрасли № 1», как у некоторых участников банковского рынка, мы работаем со всеми сегментами и направлениями — как с крупным бизнесом, так и с малым. Среди наших партнеров есть такие крупные российские производители, как ГК «Сибирский цемент», также мы активно ведем работу с международными компаниями, присутствующими в Новосибирской области, что довольно логично для банка с международным капиталом. В регионе достаточно много представительств международных корпораций, в том числе из Франции. Для нас важно так или иначе сотрудничать с большинством из них. Например, «Восточная Техника», официальный дилер компании Caterpillar, — один из наших исторических партнеров. Если сделать срез по Сибири относительно России, то здесь структура нашего портфеля не имеет явных отличий на общероссийском фоне. Однако, к примеру, Новосибирская область входит в число тех регионов, где особенно активно растет сегмент малого и среднего бизнеса.

— Сейчас крупные банки стараются «окружить» своего клиента, особенно в сегменте private banking, со всех сторон, предлагая в том числе сервисы, не относящиеся к банковской сфере. Создавая экосистемы как для физических лиц, так и для юридических. Как вы оцениваете этот тренд? Предполагает ли Росбанк сделать что-нибудь подобное?

— Мы уже активно развиваем это направление. Однако само слово «экосистема» сегодня часто толкуется банками существенно шире, чем предполагает его изначальный смысл. В банковскую экосистему сейчас зачастую могут войти продукты из других, далеких от банковской деятельности отраслей. Но я считаю, что это не всегда уместно. У клиента в таком случае может просто возникнуть перенасыщение от того, что любое действие — от покупки авиабилетов до услуг связи — приходится делать через одного поставщика, пусть даже по каким-то особым условиям. Иногда все-таки хочется отдохнуть от такого навязчивого внимания. Мы не стремимся строить глобальную экосистему, а предпочитаем нишевые — вокруг конкретного продукта банка. Мы строим их там, где у нас достаточно сильные позиции. Важно, чтобы каждый новый продукт приносил определенную добавленную стоимость.

Губернатор Андрей Травников провёл рабочую встречу с руководством «Росбанка»

В первую очередь это сегмент ипотечного кредитования, здесь построение экосистемы дает много преимуществ. Клиент приходит к нам не за кредитом, он приходит за жильем, а точнее — за комфортом. Строительство экосистемы вокруг ипотеки означает, что помимо основного продукта, предлагается набор услуг, который клиент получит в связке с ним: работа с нотариальными компаниями, страховщиками, агентствами недвижимости — словом, все, что так или иначе сопутствует покупке жилья. Такой же процесс важно выстраивать вокруг еще одной важной отрасли — автокредитования. Третье направление, где мы также хотим выйти за рамки чисто кредитных продуктов, — это работа с малым и средним бизнесом, создание экосистемы для предпринимателей. Вот эти три направления у нас основные.

— Сейчас мы сидим в офисе, над дверью которого все еще висит надпись «ДельтаКредит», хотя он уже вошел в структуру Росбанка. Каких результатов вы ожидали от присоединения и удалось ли вам их достичь?

— Процесс присоединения прошел достаточно гладко, поскольку «ДельтаКредит», как и Росбанк, был частью группы Societe Generale. Поэтому когда ипотечная команда в июле 2018 года начала работать под брендом «Росбанк Дом», никаких сложностей не возникло. Зато нам это очень помогло в построении экосистемы вокруг ипотеки, о которой мы уже говорили. Создавать ее на базе одного банка намного проще, чем в разных, пусть и работающих вместе. И конечно, присоединение поспособствовало росту операционной эффективности — это один из самых важных моментов. По нашим данным, на сегодня мы входим в пятерку крупнейших кредиторов по объему ипотечного портфеля в стране, впереди нас только четыре банка с госучастием. Кроме того, для нас было важно не только сохранить клиентскую базу «ДельтаКредита», но и его достижения в области цифровизации. У нас сейчас есть амбиции стать первым банком в России, который внедрит полностью цифровую ипотеку.

— В группе, помимо Росбанка, остается еще Русфинанс Банк, чьими основными направлениями до недавнего времени были автокредиты и POS-кредитование. Но сейчас последнее направление вы закрыли. Что послужило причиной и что теперь ждет банк?

— Мы действительно решили сфокусировать Русфинанс Банк на одном направлении, где он был исторически силен — автокредитовании. За 9 месяцев этого года Русфинанс Банк занял первое место в России по выдачам автокредитов, опередив в том числе государственные банки. Результатом мы довольны, хотим его сохранить. Что касается POS, в этом направлении мы видим меньше перспектив.

Мы, как и многие участники рынка, отмечаем, что POS-кредитование теряет рентабельность, при том, что продукт это достаточно сложный и в то же время малообеспеченный. В итоге мы пришли к выводу, что это направление наших ожиданий не оправдывает, и нам лучше перенаправить ресурсы туда, где мы лидируем или хотим нарастить позиции. То есть в автокредитование и ипотеку.

Росбанк завершил присоединение банка «ДельтаКредит»

Таким образом, Русфинанс Банк продолжит работать в текущем формате, сфокусировавшись на автокредитовании, где основной поток идет через партнеров, по модели B2B — что, собственно, и помогло нам достичь таких результатов.

— А может он быть преобразован в какой-нибудь «Росбанк Авто», по той же схеме, что и «ДельтаКредит»?

— На текущий момент мы не рассматриваем такую возможность.

— Не так давно появилась новость о том, что Росбанк прекращает сотрудничество со своим давним партнером, компанией UCS, которая ранее выпускала ваши карты. Действительно ли это так, и если да, то почему вы приняли такое решение?

— Информация не совсем точная — UCS остается нашим партнером, мы продолжаем с ней работать по разным направлениям. Единственное, в чем мы перестали сотрудничать, — это в процессинге, то есть эмиссии банковских карт. Решение было принято по причине того, что мы перешли на собственный процессинг с целью минимизации технологических рисков. С учетом роста объема нашего бизнеса нам предпочтительнее замкнуть такой важный процесс в собственных руках. В 2019 году мы так и сделали. По другим направлениям, повторюсь, мы продолжаем сотрудничество с UCS, и будем работать с компанией дальше.

— Многие крупные банки и группы с большим количеством вкладчиков и привлеченных денег обычно создают инвестиционные подразделения для привлечения большего количества средств. Что вы как часть Societe Generale готовы предложить?

— В целом Росбанк занимает консервативную позицию по отношению к инвестиционным продуктам для массового сегмента, поскольку мы руководствуемся не только требованиями ЦБ РФ, но и должны соответствовать требованиям европейского права. Мы начали развивать свою инвестиционную линейку для частных клиентов и будем делать это поступательно с учетом международной экспертизы Societe Generale на рынке инвестиций, а также ожиданий клиентов в части удобства, доходности и риска.

Наша стратегия — не предлагать инвесторам слишком рисковых, спекулятивных продуктов и подбирать решения, наиболее полно отвечающие их индивидуальному риск-профилю.

Группа Societe Generale в Сибири в первую очередь заинтересовалась теми, кто работает с заграницей

Важно предлагать клиентам широкие возможности по размещению активов в различные инвестиционные инструменты с учетом опыта центров экспертизы группы по всему миру.

— Вот уже больше года вы работаете с Единой биометрической системой (ЕБС). Как бы вы оценили итоги этого года и перспективы этой технологии?

— Мы видим, что услуга набирает обороты, но массового применения пока не получила. Я считаю это естественным — граждане должны как следует «распробовать» новый сервис, понять его ценность, чтобы пошел серьезный рост спроса. Этого можно ожидать после того, когда у банков — и не только у них — появится достаточно продуктов, завязанных на работу с ЕБС. Пример такого продукта — онлайн-кредит, который можно получить в течение нескольких минут полностью дистанционно без похода в офис. Инициатива, на мой взгляд, должна позитивно повлиять на рынок, поскольку подобные технологии помогают расширить конкурентные границы для банков, а рост конкуренции влечет за собой рост качества услуг. Еще одной мерой в этом же направлении может стать Система быстрых платежей.

— Кстати, о ней. Сейчас некоторые эксперты дают очень противоречивые прогнозы относительно этого сервиса: от того, что он станет принудительным и платным, до того, что банкам придется снизить тарифы на ряд услуг, поскольку СБП их вытеснит. Причем многие изменения, по их словам, случатся уже 1 января. Каких изменений в этом сервисе нам ожидать в 2020 году?

— Первое, что хочу отметить — Росбанк с самого начала верил в эту инициативу и поддерживал ее. Мы подключили СБП еще в феврале, за это время наши клиенты совершили более 300 тысяч платежей через систему на общую сумму свыше 3 млрд рублей. С точки зрения клиентов, сервис очень удобный и может стать одним из основных или даже ключевым способом P2P-переводов.

На текущий момент к СБП должны подключиться все системно значимые банки. Для остальных это пока добровольно, но в течение следующего года по плану система должна охватить все российские банки. Еще в начале 2020 года могут быть изменения в вопросах комиссии за переводы. В 2019 году, как мы знаем, для банков переводы были бесплатны. Такое решение было принято ЦБ и НСПК по понятной причине — чтобы сделать сервис максимально привлекательным для пользователей и интересным для максимального количества участников. С 1 января НСПК вводит для банков комиссию за пользование сервисом — следовательно, банки тоже ее введут. Размеры и принцип расчета каждый банк будет устанавливать сам.

Идем в «цифру»: группа Societe Generale обозначила стратегию работы в Красноярском крае

Из важных шагов я бы отметил переход к следующей фазе развития. Сейчас СБП работает только в режиме переводов между физлицами, но в скором будущем будет расширена до C2B, то есть можно будет с ее помощью оплачивать товары и услуги. Не банковской картой или через платежный сервис, а через СБП, посредством QR-кода. В Китае доля таких платежей составляет уже более 60%. Сколько будет у нас, можно пока только представить.

— Когда, по вашей оценке, это может быть реализовано в регионах России? И что это даст всем участникам?

— Банки и торговые сети тестируют технологию уже сейчас. Росбанк в этом направлении активно работает с группой пилотных клиентов, первый реальный платеж через систему ожидаем в ближайшее время. Что касается того, к каким последствиям это приведет, — те эксперты, которые говорили, что СБП потянет стоимость услуг банков вниз, оказались отчасти правы. Даже если система станет платной, пользоваться ей будет намного выгоднее, чем оплачивать банковский эквайринг — для сетевых компаний с огромным количеством платежей выгода более чем ощутимая. Соответственно, можно ожидать снижения стоимости эквайринга, что в итоге, опять же, будет преимуществом для клиента.

— Что Росбанк планирует на следующий год, какие приоритеты ставит в России и Новосибирской области в частности?

— Год еще не закончился, к тому же декабрь обычно становится для банков едва ли не самым важным месяцем в году в плане продаж. У нас, конечно, есть стратегия на 2020 год: первое, на что мы планируем сделать акцент, это усиление позиций по тем направлениям, где мы традиционно сильны, — как в розничном, так и в корпоративном сегменте. Новосибирская область остается для нас одной из приоритетных, динамика здесь очень позитивна для нас. Мы также планируем активизировать развитие транзакционных услуг, которые составляют важную часть банковского бизнеса. У нас много идей, связанных с цифровым развитием, — уже сейчас больше половины сберегательных счетов открывается онлайн, и эта доля будет только расти. В начале следующего года мы радикально обновим мобильный банк, в котором станет еще больше онлайн-сервисов в end-to-end формате.

По корпоративному сегменту — ожидаем, что МСБ будет расти быстрее среднерыночного показателя, но основная доля в денежном выражении по-прежнему останется у крупного бизнеса. Разумеется, мы будем и дальше инвестировать в нашу самую сильную компетенцию — внешнеэкономическую деятельность. Сейчас такие направления, как документарный бизнес, торговое финансирование и другие услуги в области ВЭД, растут опережающими темпами, а по импортным аккредитивам наша группа занимает порядка 15% российского рынка.

Резюмируя, два главных направления в следующем году я бы обозначил так: усиливаем те стороны, где мы традиционно сильны, и цифровизируем все, что только можно.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ