Центр сельхозкомпетенций поможет новосибирским фермерам с кооперацией

Помощь фермерам в юридических, финансовых, маркетинговых вопросах, а также поддержка «малых» сельхозпроизводителей в конкуренции с крупными агрохолдингами стали одними из основных задач Центра компетенций в сфере сельхозкооперации и поддержки фермеров Агентства инвестиционного развития (АИР) Новосибирской области.

Новосибирский Центр компетенций в сфере сельхозкооперации и поддержки фермеров был создан в июне 2019 года постановлением правительства Новосибирской области. Подобные центры в рамках национального проекта

«Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» созданы в каждом регионе РФ. При этом в одних регионах они появились на базе подведомственных минсельхозу структур, в других, где был накоплен достаточный объем компетенций в вопросах сельского хозяйства, — на базе корпораций развития и других вневедомственных институтов взаимодействия бизнеса и власти. О том, как идет это взаимодействие в Новосибирской области, «Континенту Сибирь» рассказал директор центра компетенций в сфере сельхозкооперации и поддержки фермеров Агентства инвестиционного развития ВЯЧЕСЛАВ МОЛЧАНОВ.

— Вячеслав Евгеньевич, какие задачи были поставлены перед центром?

— Задача, стоящая перед центром, одна. С одной стороны, простая, с другой — многофакторная: любыми силами и средствами способствовать экономическому развитию малых форм хозяйствования на селе. Речь идет о личных подсобных и крестьянско-фермерских хозяйствах, малых сельхозпредприятиях, которые сейчас предоставлены сами себе. Как говорят эксперты, сейчас все проблемы сельского хозяйства лежат вне его плоскости — это юриспруденция, маркетинг, сбыт, финансы. Все то, что не является для аграриев профильным. И задача центра состоит как раз в том, чтобы способствовать решению этих вопросов. Оказывать бухгалтерские услуги, помогать взаимодействию с банками для упрощения получения кредитов, с лизинговыми компаниями.

— Большинство аграриев сегодня, наверное, интересуется господдержкой?

— Да, мы оказываем в том числе консультативную помощь при формировании пакета документов для получения господдержки, помогаем готовить бизнес-планы. Я вхожу в состав комиссии минсельхоза по распределению грантов. Мы, условно, берем фермера и начинаем вести его по всем этапам получения субсидий. Всем кажется, что этот процесс — от формирования пакета документов до получения господдержки — самое важное и сложное. Деньги получили — и все, жизнь наладилась. Но на самом деле это не так. Самое сложное наступает после того, как сельхозпроизводитель получил эти деньги. Здесь наступает ответственность, нужно достигать целевых показателей, отраженных в бизнес-плане. Поэтому мы и говорим аграриям: бизнес-план вы пишете не для минсельхоза, а для себя. Когда не достигли целевых показателей, которые, по сути, являются взятыми на себя обязательствами, по соглашению следует возврат субсидии. Поэтому наша поддержка после получения средств еще более важна.

— Действительно ли сегодня малым сельхозпредприятиям труднее получить господдержку, чем крупным корпорациям?

— Действительно, господдержка сегодня ориентирована в основном на крупные холдинги. И хорошо, что об этом сейчас начинают говорить руководители разных уровней. Это вопрос геополитики. Большие средства вкладываются в развитие территорий, мы ездим и видим: в районных центрах есть достойные школы, детские сады, бассейны. А люди из села уезжают потому, что нет работы. Мы вкладываем в инфраструктуру населенного пункта с убывающим населением.

В итоге получится так, что скоро не для кого будет это делать. Экономика страдает из-за неразвитых малых форм хозяйствования. Сейчас государство обратило внимание на эту проблему.

Львиную долю господдержки забирают крупные холдинги, у которых есть возможность более качественно документы подготовить. Кроме того, взаимодействие с ними выгодно обслуживающей инфраструктуре, поскольку один выданный корпорации кредит может закрыть, условно, годовой план банка.

Естественно, банкам проще сформировать пакет документов и выдать 4 млрд рублей, чем сто раз по 4 млн рублей. Наш центр поддержки сформирован в том числе и для решения этой проблемы. Одна из наших задач — выход с законодательными инициативами и переговоры на федеральном уровне, на котором решаются многие вопросы. На прошедшей «Сибирской аграрной неделе» мы с Россельхозбанком вели переговоры о том, чтобы фермерам с нашим сопровождением сделать пониженную процентную ставку. Такая программа есть при взаимодействии с Ассоциацией (крестьянских) фермерских хозяйств (АККОР. — «КС»), решение было принято на федеральном уровне. Мы будем ставить вопрос о том, чтобы наши преференции были с ассоциацией хотя бы сопоставимы.

— Вы упомянули законодательные инициативы. С какими еще предложениями выходил к властям центр?

— Недавно мы выступили с инициативой введения дополнительных региональных налоговых льгот для сельхозпроизводителей, которые будут реализовывать проекты в ТОСЭР. Несколько регионов уже на это пошли и получили положительный опыт.

— Ваш центр занимается в том числе развитием сельхозкооперации, насколько она актуальна для села?

— Задачу развития сельхозкооперации сейчас ставит государство, поскольку малые формы хозяйствования никогда не смогут конкурировать с крупными холдингами. Единственный путь — формирование кооперативов, «укрупнение» фермеров. Есть масса мировых примеров. Известный банк Raiffeisen имеет корни в сельскохозяйственном кооперативе XIX века, финская Valio появилась на базе 17 сельхозкооперативов, примеров много. Вся Европа идет по этому пути, а у нас до сих пор даже некоторые представители госструктур считают кооперативы пережитком советского прошлого. Развитие кооперации сейчас один из основных методов поддержки малых форм хозяйствования. Нужно объединять фермеров, увеличивать товарные потоки, формировать сбытовую систему. Будем говорить прямо, мелкие фермеры вряд ли когда-нибудь попадут в крупные торговые сети, у которых свои регламенты и своя логистика, требования по объемам и качеству.

Возможен вариант сотрудничества фермеров с «нишевыми» торговыми сетями, работу такую мы ведем, но все идет сложно, и надо понимать, что с распростертыми объятиями пока фермеров никто не ждет. Если, условно говоря, есть 100–150 поставщиков, какой же отдел закупок надо иметь, чтобы с ними взаимодействовать? А вот если фермеры объединены в одно юрлицо, взаимодействие происходит уже с ним.

— Есть ли сегодня примеры действующих моделей сельхозкооперативов?

— Сейчас кооперативы создаются в основном из-за мотивации государственным субсидированием. Сама модель кооператива как некоммерческой организации при этом отсутствует. Есть только квазикооперативы. Мы ездили по регионам, смотрели, может, там кто-то ушел вперед и создал настоящий кооператив. Пока, к сожалению, таких примеров не нашли. Проблема еще в том, что не только фермеры и население, но и госорганы не понимают, как это должно работать.

К примеру, налоговая служба часто по кальке переносит на кооперативы требования и подходы, применяемые обычно к коммерческим организациям. Кооперативы из-за правовой неграмотности оформляют документы не как некоммерческие организации. В итоге налоговая говорит, что оформленная сделка является коммерческой, а фермеры потом говорят, что их давят. Сейчас с налоговой пытаемся совместно в этом разбираться. Определяем требования к документации кооперативов, чтобы потом не набивались шишки в судах.

— Проводит ли ваш центр обучение фермеров?

— Центр создан не так давно, поэтому проведение ряда обучающих семинаров запланировано на следующий год. Будем приглашать специалистов из Москвы по части финансового взаимодействия внутри кооперации, по ветеринарному контролю. Есть много вопросов к ветеринарной службе, будем формировать обучение по этим вопросам. Есть планы с некоторыми компаниями по выезду в передовые регионы для изучения опыта. Конечно, есть фермы и в Новосибирской области, которые можно показывать в качестве образца, выезжать в первую очередь туда будем. Сначала надо будет отобрать такие фермы.

— Какие проблемы малых сельхозпроизводителей Новосибирской области, на ваш взгляд, в первую очередь сейчас требуют решения?

— Я бы выделил три основные проблемы. Первая и основная — это сбыт продукции по справедливым ценам. Продавать можно перекупщикам, но справедливой цены там не будет. Задача сельхозкооперации состоит как раз в получении справедливой цены. Если мы берем размер прибыли от реализации сельхозпродукции за 100%, то производителю, который пахал, в цепочке в лучшем случае достается 20%. Остальные 80% делят между собой звенья перекупщиков и сбыта.

Ситуация несправедливая, и доля производителя должна быть увеличена. Это та задача, которую мы пытаемся решить. Вторая проблема — сложности в получении кредитной и лизинговой поддержки. Здесь тоже «дорога с двусторонним движением». С одной стороны, требования и функционал банков склоняются в пользу крупных заемщиков, и финансовые институты это признают. С учетом того, что государство тоже признает проблему, сейчас, возможно, будут развиваться какие-то упрощенные модели кредитования малых сельхозпроизводителей.

С другой стороны, за счет взаимодействия с перекупщиками аграрии не могут отразить свой экономический потенциал в документах. Когда такой аграрий придет в банк за кредитом, показывать в отчетности ему будет фактически нечего, банки выдать кредит не смогут. Требования по «обелению» бизнеса облегчат это взаимодействие. Третья проблема — кадровый вопрос. Низкая зарплата на селе, молодежь уезжает, выпускники — будущие специалисты — не торопятся ехать в деревню.

Мы ставим задачу привлечения в село молодежи. Сейчас «фермерский корпус» — это в лучшем случае возрастная категория «50+». Если мы сейчас не подготовим им смену, вообще непонятно, кто у нас будет сельским хозяйством заниматься.

— Насколько вы уверены в том, что эти задачи удастся решить?

— По каждой проблеме должна быть системная, многоуровневая работа. Один минсельхоз с ними не справится. Должна быть межминистерская группа, имеющая полномочия решать вопросы, не связанные напрямую с сельским хозяйством. Не в укор коллегам из других регионов, центры, созданные на базе подведомственных минсельхозу организаций, остались подведомственными минсельхозу организациями с ограниченным функционалом. Мы же сейчас как раз пытаемся играть роль кроссфункционального офиса.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ