Парк или пропал: помогут ли парковые проекты банкротящимся заводам выйти из пике?

Количество индустриальных парков в России в 2018 году выросло на 37%. Среди них есть успешные бизнес-модели промпарков, резиденты которых исчисляются сотнями, а инвестиции — миллиардами. Однако есть примеры парковых проектов, не продвинувшихся дальше заявлений о намерениях, но при этом получивших обременения в виде уголовных дел. «Континент Сибирь» попробовал разобраться, что помешало их реализации.

Правительство РФ в ближайшее время предпримет ряд мер для поддержки частных индустриальных парков. Об этом было заявлено на прошедшем в ноябре в Новосибирске форуме InPark. Индустриальные парки сегодня рассматриваются регионами как один из наиболее эффективных способов привлечения инвесторов и экономического «спасения» площадок обанкротившихся промышленных предприятий. По данным Ассоциации индустриальных парков (АИП) России, к концу 2018 года на территории 60 регионов РФ работало 227 промпарков. Попытки создания индустриальных парков, как частных, так и с участием власти, предпринимались практически во всех субъектах СФО. Ряд проектов успешно развивается, однако некоторые так и не смогли продемонстрировать экономически эффективную модель.

В Омске одной из неудачных попыток создать индустриальный парк стало открытие браунфилда на землях бывшего «Омск-Полимера». Компания «ГринЛайт» в 2014 году планировала создать там промышленную площадку по производству полистирола, с резидентами и инвестициями в размере «десятков миллиардов рублей». Спустя пару лет компания, управляющая индустриальным парком «Омский», в которой арбитраж ввел конкурсное наблюдение, была должна мэрии более сотни миллионов рублей за аренду земли. На самоокупаемость парк так и не вышел, управленцы обвинили во всем рейдеров. В прошлом году в Кемеровской области прокуроры направили в суд уголовное дело, возбужденное в отношении бывшего директора АО «Кузбасский технопарк» Сергея Муравьева. Ему было предъявлено обвинение в растрате более 5 млн рублей, выделенных госкомпании из областного бюджета.

Схема с дефектом

Одной из неудачных индустриально-парковых попыток в Новосибирской области стал проект промпарка «Кировский» на базе площадей и промышленных мощностей банкротящегося завода «Сибэлектротерм». Проект ИП «Кировский» представили мэрии Новосибирска в 2016 году «для поддержания и развития промплощадки», предполагалось, что он объединит предприятия, работающие в сферах электро-металлургического, горно-шахтного и сельхозоборудования. В 2018 году конкурсный управляющий «Сибэлектротерма» Артур Смирнов через арбитраж потребовал расторгнуть договор аренды с «Кировским». По мнению управляющего, стоимость аренды для предприятий индустриального парка была серьезно занижена, объявленный банкротом завод в итоге терял потенциальные поступления в конкурсную массу. По информации Артура Смирнова, основные кредиторы ОАО «Сибэлектротерм» — банк «Левобережный», ООО «Астер Электро», а также компании, аффилированные с бизнесменом Олегом Утираловым (что следует из открытых данных). «Олег Утиралов является акционером «Сибэлектротерма», он также является фактическим владельцем индустриального парка «Кировский». Олег Утиралов, в первую очередь, заинтересован в текущем использовании всего имущества ОАО «Сибэлектротерм», а в последующем — в продаже имущества», — заявлял в феврале прошлого года Артур Смирнов. В итоге арбитраж расторг договор, Артура Смирнова на посту конкурсного управляющего сменил Сергей Лебедев.

Борьба за территорию

Как рассказал «Континенту Сибирь» Сергей Лебедев, в проекте создания индустриального парка на территории завода «изначально была заложена дефектная схема». «В тот момент «Сибэлектротерму» уже угрожало банкротство, это было еще не конкурсное производство, пока наблюдение, но будущее предприятия уже прорисовывалось. В ноябре 2016 года «Сибэлектротерм» заключил договор аренды с ИП «Кировский», по которому передал ему и здания, и производственное оборудование, находящееся на промплощадке. Цену за пользование (а это более 150 тыс. квадратных метров)  установили в размере 230 тыс. рублей в месяц. В условиях договора были заложены встречные обязательства арендатора по содержанию площадки и оказанию ряда услуг, но уже в 2019 году суд дал всему этому оценку, указав, что финансовые условия аренды являлись нерыночными, и это причинило значительный ущерб «Сибэлектротерму», более 40 млн рублей. Сделку признали недействительной», — рассказал Сергей Лебедев. По его мнению, проект индустриального парка «Кировский» (юридическое лицо действует и сейчас — «КС») не был независимой бизнес-идеей. «Сибэлектротерм» в этой схеме был донором, за счет которого существовали предприятия-«паразиты». В отличие от своего предшественника, Сергей Лебедев не считает, что управленцы «Кировского» ставили цель распродать имущественный комплекс завода. Гораздо прибыльнее передать площади в субаренду своим компаниям фактически за бесценок, при этом получая деньги от неаффилированных субарендаторов, не рассчитываясь с собственником.

«Здесь можно было играть на фактически бесплатной эксплуатации имущества, поскольку основным пользователем были компании, контролируемые Утираловым. Суд, оценивая договор аренды, установил, что за аренду платили не в полном объеме, сформировалась большая задолженность за коммунальные услуги. По решению суда с «Кировского» взыскали 22 млн рублей за пользование имущественным комплексом по март 2018 года. Иск о взыскании долга за следующий период  (с апреля по октябрь того же года) на стадии подготовки», — пояснил конкурсный управляющий. Получить комментарий от самого Олега Утиралова «Континенту Сибирь» не удалось, телефон бизнесмена не отвечал.

Чего-то нет, чего-то жаль

По словам Сергея Лебедева, после разрыва арендных отношений ИП «Кировский» больше не работает на площадях «Сибэлектротерма». Однако 831 позицию промышленного оборудования так и не вернули в конкурсную массу. Не исключено, что в ближайшем будущем Новосибирск ждут новые громкие уголовные дела.

Биотехнопарк

Что стало «яблоком раздора» между управленцами и резидентами новосибирского Биотехнопарка?

«Вынесено судебное решение — ИП «Кировский» обязали вернуть имущество, исполнительный лист передан приставам. Если те зафиксируют, что оборудования нет, последует обращение в правоохранительные органы. И тогда произошедшему дадут уголовно-правовую оценку», — подчеркнул Сергей Лебедев. Он добавил, что, после передачи площадки «Сибэлектротерма» в управление АО «Завод «Экран» в ноябре 2018 года, здесь наметилась стабилизация ситуации. Стоимость аренды была увеличена в десятки раз, что позволило конкурсному управляющему остановить рост текущей задолженности «Сибэлектротерма» и начать сокращать ее. Кроме того, «Экран» полностью взял на себя взаимодействие с энергоснабжающими компаниями в периметре площадки. Ранее «Кировский» гарантировал заводу компенсацию расходов на энергоснабжение, однако фактически эти обязательства не выполнял. «С неаффилированных субарендаторов эти платежи собирали, а своим компаниям прощали, в результате чего у «Сибэлектротерма» образовались огромные долги перед ресурсниками, к примеру, 12 млн рублей за газ и более 40 млн рублей за электричество», — рассказал Сергей Лебедев. В итоге «Новосибирскэнергосбыт» ввел ограничения на поставку энергии на площадку, которые сняли после того, как «Экран» выкупил у ресурсоснабжающей организации право требования по долгам.

«Стабилизация, насколько она вообще возможна в рамках конкурсного производства и торгов по продаже имущества, на площадке «Сибэлектротерма» есть. Сам завод полностью прекратил производственную деятельность, планов возобновить ее конкурсное производство не предусматривает. Но если лоты будут сформированы таким образом, что какие-то значительные блоки смогут приобрести крупные инвесторы, то они, при желании, восстановят здесь промышленное производство», — считает конкурсный управляющий.

Недоверительные отношения

Один из близких к руководству «СКБ Сибэлектротерм» управленец, попросивший не называть его, сказал «Континенту Сибирь», что изначально не верил в успех индустриального парка на месте бывшего завода. «Индустриальный парк делать на заводе тяжелого машиностроения можно в двух случаях. Во-первых, если он работает на какую-то определенную крупную продукцию, в данном случае на крупный металлургический или горнорудный комплекс. Или надо все оборудование выбросить и отдать землю в аренду. А сегодня индустриальный парк — это что? Есть промплощадка, а на ней — разные виды производств. Тяжелое машиностроение в такой форме существовать не может. Я с первых дней говорил, в том числе и в администрации, что это нереальный проект, надуманный. Шла просто такая модная тема индустриальных парков. Есть и примеры успешных проектов, к примеру, на площадке патронного завода (индустриальный парк «Новосиб» — «КС»). Люди, которые разбираются в тяжелом машиностроении, прекрасно это понимают», — рассказал собеседник «КС». Проект индустриального парка изначально был задуман для того, чтобы не состояться и «увести» оборудование и площади на сторону, считает гендиректор ЗАО «Электротерм» Иван Захарчук.

Материалы дела в отношении гендиректора «Сибэлектротерма» Олега Утиралова переданы в суд

«Процесс шел бесконтрольно. Никто не знал, что там происходит, в ИП «Кировский». Парк не занимался тем, чем предполагалось: что будет ряд предприятий, работающих на рынке электрометаллургии. «Кировский» положил окончательный крест на изготовлении электротермического оборудования, для чего завод был изначально предназначен», — рассказал Иван Захарчук. По его словам, создание ИП «Кировский» шло вразрез с пожеланиями собственников «Сибэлектротерма». За создание парка выступал один собственник, еще два крупных собственника категорически были против. «Вопрос рассматривался на совете директоров, было непонятно: для чего это надо? Что это в итоге будет? Но ответ так и не прозвучал. Между собственниками появилось недоверие, подозрение, что усугубило и без того сложную ситуацию на предприятии», — подчеркнул Иван Захарчук.

Представители региональной власти неохотно комментируют неудавшийся проект индустриального парка. Высокопоставленный чиновник из областного правительства, один из тех, кому в свое время был представлен «Кировский», на условиях анонимности пояснил, что подозрения по поводу будущего парка возникли сразу. «На бумаге, в презентациях все было красиво и нарядно. Но предприятие-флагман убивается, и на его месте начинает организовываться какой-то непонятный парковый проект, который был заявлен тогда вторым по величине в Новосибирске после проекта Осадчего (создатель индустриального парка «Новосиб» Александр Осадчий — «КС»). Были большие сомнения. Налоговая тогда выражала мнение, что не удастся реализовать проект. Не было четкой концепции», — пояснил чиновник. Его коллега из правительства Новосибирской области, также не пожелавший назвать себя, связал неудачу «Кировского» с личностью Олега Утиралова. Напомним, ранее Утиралов выступал в команде управленцев, руководивших предприятием «Красный Яр».

Работники «Красного Яра» обращались в правоохранительные органы, заподозрив руководство в выводе денежных средств из производственной компании. В 2004 году Олег Утиралов возглавил НПО «Сибсельмаш», его работа на этом посту закончилась тем, что Следственный комитет возбудил в отношении топ-менеджера уголовное дело. По версии следствия, Олег Утиралов после банкротства предприятия подделал пять векселей завода на 100 млн рублей. Бизнесмен отделался условным сроком. Еще одно обвинение, в незаконной невыплате заработной платы работникам, было предъявлено Олегу Утиралову, когда он уже работал советником гендиректора ОАО «Сибэлектротерм». «Берется предприятие и разбивается на кучу маленьких. Это же не совсем парк, это цеха. Дали им лицензию, и что? «Сибсельмаш», «Красный Яр», «Сибэлектротерм» — это уже третье предприятие Утиралова», — сказал сотрудник облправительства.

Тяжелое бремя

Эксперты полагают, что в неудаче парка «Кировский» виноваты не только его создатели, но сама тяжелая ситуация на «Сибэлектротерме», которая не дала проекту возможности развернуться. По мнению сопредседателя Правления АИП России Максима Паздникова, проблемы завода легли в итоге бременем на управляющую компанию. Напомним, «Кировский» так и не прошел сертификацию АИП. Максим Паздников уверен, что негативный опыт «Кировского» нельзя перекладывать на другие индустриальные парки, среди которых есть успешно работающие бизнес-модели. «Всегда из любой крупной площадки можно сделать площадку с более мелкой нарезкой, которая будет подходить предприятию. Взять, к примеру, целый ряд проектов под управляющей компанией «Мастер» из Набережных Челнов. На тех площадях, которые раньше использовались для нужд КамАЗа, сейчас размещается крупнейший индустриальный парк с самой большой площадью производственных помещений (площадь «Камского индустриального парка «Мастер», где сейчас порядка 300 резидентов, составляет 1,4 млн кв. м — «КС»). Возьмите индустриальный парк «Химград» в Казани, который занимает более 130 га. В советские времена на этой территории было единое предприятие, завод «Тасма». И таких примеров много. Поэтому я не могу согласиться с тем, что на площадке, которая раньше использовалась одним крупным заводом, невозможно создать индустриальный парк. Наоборот, на рынке ощущается дефицит готовых производственных помещений в аренду, и именно браунфилды способны удовлетворить этот спрос», — сказал эксперт.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ