Аркадий Янковский: В революцию средний класс, кажется, не верит, а в Кремле её опасаются

Личная политическая жизнь АРКАДИЯ ЯНКОВСКОГО сегодня в состоянии антракта. В интервью «Континенту Сибирь» основатель Дискуссионного клуба в Новосибирске, бывший депутат Госдумы РФ рассказывает, когда пауза завершится, смог ли он на самом деле отойти от политики, а также — о трансфере власти и реальной оппозиции.

Аркадий Янковский — председатель совета общественной организации «Общество и власть». Основатель Дискуссионного клуба в Новосибирске. Родился в 1958 году. 1990-1992 гг. — депутат городского Совета Новосибирска. В конце 1990-х был сопредседателем «Партии экономической свободы». В 1995 году избран в Государственную думу второго созыва. С 1999 года — член фракции «Яблоко». Был заместителем председателя комитета ГД по туризму и спорту, а также членом комиссии ГД по содействию в освобождении насильственно удерживаемых военнослужащих, гражданских лиц и поиску пропавших без вести во время вооруженного конфликта в Чеченской Республике и прилегающих к ней районах. В 2000 вошел в партию «Либеральная Россия». 2001-2002 — генеральный директор «Альфа-Эко-Новосибирск». 2010-2011 — ведущий инспектор счётной палаты РФ.

— Последнее время вы известны в Новосибирске как основатель дискуссионного клуба, который проводит на своей площадке встречи с политиками и экспертами. Лично ваша политическая деятельность — это прошлое?

— Так сложилась моя политическая жизнь, что её правильнее разделить на три части: допутинская эпоха, когда всё шло в общем-то по нарастающей, московский период при Путине, который можно назвать изучением и выстраиванием отношений с его Системой, своего рода время практики проб и ошибок… И наконец, последние несколько лет дома, в Новосибирске, — уже с концептуальным пониманием ситуации и личным существованием в «глухой» оппозиции…

Аркадий ЯнковскийСфера моих интересов находится всё в той же области, что и прежде, усилия сосредоточены на политическом анализе и взаимодействии с немалым числом дружественных акторов. Это в большей мере осмысление современной сущности, чем какое-либо прикладное действие. Из того, что лежит на поверхности, выделю два проекта. Один чисто новосибирский, о котором вы спросили (это клуб) и ещё «форум Свободной России» в Вильнюсе, являющийся, по сути, основной и самой крупной площадкой российской оппозиционной мысли.

Что касается непосредственно моей политической деятельности, надеюсь она ещё впереди и «антракт» рано или поздно закончится. Пока же, мы имеем затянувшийся период фактического запрета на такую деятельность для наиболее серьёзных представителей оппозиции…

— За счёт чего существует дискуссионный клуб и как это связано с выбором гостей, которых вы приглашаете?

— Дискуссионный клуб первый год раскручивался при поддержке Михаила Ходорковского, которую он оказал мне после нашего знакомства на брюссельском Форуме Немцова, а сейчас я обеспечиваю его функционирование самостоятельно. Список гостей, которые у нас побывали, весьма представителен: Владимир Кара-Мурза, Дмитрий Травин, Игорь Чубайс, Константин Боровой, Игорь Яковенко, Виктор Ерофеев, Георгий Сатаров, Виктор Шендерович, Лев Шлосберг, Валерий Соловей и многие другие. Помимо дискуссий с гостем, в которых всегда участвуют местные эксперты, были также совместные мероприятия разного формата с международными и отечественными фондами. Всего постоянных участников в Клубе более пятисот, но случалось, что на мероприятие регистрировалось и до восьмисот.

— Трудно не заметить, что ваши гости в основном придерживаются либеральных взглядов и критической позиции в отношении происходящего в стране. 

— Я приглашаю своих друзей и знакомых, а это, понятное дело, люди преимущественно близких мне взглядов. Но вот следующим гостем, как раз, скорее всего будет выпадающий из этого ряда человек — известный левый интеллектуал и публицист Борис Кагарлицкий. Уверен, разговор с ним состоится интересный. В целом же спектр приглашённых спикеров будем расширять, это на самом деле актуально.

— Ваши дискуссии никогда не касаются местной повестки, не обсуждается устройство власти в столице Сибири и её перспективы… Почему?

— В любом регионе властные структуры сегодня — это абсолютно производная от верховной российской власти, следствие отсутствия реального федерализма в стране. Нынешний режим не только напрочь истребил политическую конкуренцию, но и почти обнулил значимость местного самоуправления. Чиновничество на местах и придворный бизнес послушно построились перед командной вертикалью и, зажав фиги в карманах, просто терпят происходящее. Обсуждать конкретные передряги и междоусобицы разномасштабных клерков не интересно, их положение в системе незавидно и неприглядно. Пытливых же людей, которые приходят в мой клуб, интересуют тренды другого порядка, поэтому видные экономисты, философы и политологи здесь встречаются на ура. Впрочем, один гость из разряда местных героев у меня был — это Виктор Толоконский. И тогда, кстати, мы увидели, что к трансляции встречи в соцсети подключился аккаунт полпреда Меняйло…

Аркадий ЯнковскийНынешние оппоненты режима — рядовые и «продвинутые» — пытаются вычислить своего рода уравнение стабилизации власти, в котором масса переменных. Подавляющее число факторов находится вне зоны воздействия гражданского общества, отдельных активистов или лидеров, какими бы сильными они вдруг ни оказались. Однако, важный момент: система прошла точку бифуркации, и это произошло совсем недавно. Режим, что называется, «едет с ярмарки», а это уже новое качество, требующее понимания, и в принципе, поддающееся прогнозу. Другое дело, что «ехать» можно долго…

Но так или иначе, наступает интересный момент, когда уходит однозначность в верхах. То есть, к наблюдаемому сдержанному росту недовольства населения добавляется элемент неуверенности внутри самой власти. А раскол элит, даже слабый, в сочетании с растущим протестом — это потенциально гремучая смесь… В революцию средний класс, кажется, не верит. А вот в Кремле её постоянно опасаются, это факт!

Депутат Совета депутатов Новосибирска Наталья Пинус

Что делать тем, кто хочет изменений, но не хочет революций?

По моим представлениям, колесо истории постепенно возвращает нас в ситуацию конца восьмидесятых. И большая система, коей является российское государство, естественно стремится обрести устойчивость наиболее плавным способом. Этим приёмом может стать разделение ответственности, вынужденное согласие на вхождение минимального числа внесистемных политиков в представительные органы власти. Мы это уже наблюдали в самом слабом виде при формировании муниципалитетов Питера и Москвы и на недавних выборах в Мосгордуму. Среди аппаратчиков на Старой площади имеется раскол в отношении такого оборота дел, но в любом случае, тренд налицо, и при всех возможных вставлениях палок в колёса неизбежное состоится. В регионах этот же процесс тоже приобретёт силу, но с разной степенью, конечно.

— У Новосибирска есть своя специфика на том фоне, как вы его нарисовали?  Будете ли вы участвовать в кампании осенью следующего года, когда у нас будут выборы городского Совета и Законодательного собрания?

— Новосибирск традиционно выделяется на общероссийском фоне сложностью внутривластных отношений, наличием довольно сильных фигур, но главное — многополярностью номенклатуры. У нас диверсифицированная экономика, множество центров влияния и, соответственно, депутатский корпус формируется не по команде двух-трёх региональных налогоплательщиков. Нет определяющих устройство местной власти влиятельных госкорпараций, а Москва далековато… Кроме того, мы живём в крупнейшем за Уралом мегаполисе, признанной научной и культурной столице, где весьма продвинутый электорат и относительно развитые СМИ. Уверен, что с учётом динамики внутриполитических процессов в стране, на выборах, по крайней мере в горсовет, власть может ожидать большой сюрприз…

Виктор Толоконский

Виктор Толоконский: «Договоренности не распространяются на следующие выборы»

Сам я лично пока не вижу смысла участвовать в кампании как кандидат, но в стороне стоять точно не буду. Более того, могу сказать, что подготовка к осенним выборам в среде настоящей оппозиции началась.

С кем и в каком формате вы поддерживаете отношения из фигур, которые в прошлом и сейчас оказывают влияние на происходящее в Новосибирске и стране? С Анатолием Локтем вы некогда конкурировали на выборах в ГД, есть ли какой-то контакт сегодня с ним или с губернатором?

— В Новосибирске круг моего общения никак не затрагивает нынешнюю номенклатуру, стараюсь держаться от них в стороне. С Локтем личные отношения были всегда приемлемые, он учился в одно время со мной в НЭТИ. Но мы совершенно разные люди и по стилю, и по взглядам. А за последнее время он меня, как и многих, в профессиональном и моральном плане сильно разочаровал…

По поводу губернатора Андрея Травникова могу сказать, что хоть я с ним и не знаком, но определенное впечатление есть. Оказалось, что мои довольно близкие друзья его хорошо знают — вместе с ним, как говорится, с одной ложки щи хлебали… Вообще он мне напоминает первого полпреда в СФО Леонида Драчевского, с которым я встречался сразу же после его назначения ещё в Москве. На общем кадровом фоне он выглядел очень приятно. Андрей Травников тоже смотрится интеллигентно и достойно, но это, конечно, заочное впечатление. Может быть, с этим назначением новосибирскому чиновничеству повезло, ведь могло бы быть гораздо хуже! Другое дело, что в целом институт выборов формален, и так называемые технократы не вызывают должного доверия у жителей, от которых они не зависят. Время по-настоящему избранных и самостоятельных фигур как Муха, Индинок и Толоконский на ранней стадии карьеры — в прошлом. Но не исключено, что события будут развиваться так, что региональная фронда снова станет возможной и органичной. Всё зависит от неизбежного переформатирования общей путинской конструкции власти.

Если говорить о пресловутом трансфере власти, что вы видите впереди и что говорят близкие вам аналитики? Может ли оппозиция повлиять на этот процесс?

Рацион Левиафана на следующем президентском сроке

Рацион Левиафана на следующем президентском сроке

— Существующая властная система на первый взгляд кажется крепкой и вполне устойчивой, её защитные порядки выглядят высокоэшелонированными. Более того, она, вполне возможно, вписывается в теорию цикличности известного философа-макросоциолога и нашего земляка Николая Розова. По этой теории и также по ощущениям многих наблюдателей, Россия пребывает сейчас в периоде длительного постепенного сползания к глубокой деградации и упадку. Этот процесс по всем признакам и параметрам приблизится к своему логическому концу примерно к середине 20-х годов нынешнего столетия. Исторические циклы, по мнению ученого, тянутся по меньшей мере с начала XIX века, они наглядны и не отпускают нашу страну из судьбоносной «колеи»… Избавлением от авторитарного периода должен стать очередной «перевал» в этой истории. Объёмный труд Розова так и называется «Колея и перевал», рекомендую интересующимся. Я не могу во всём принять упомянутую теорию авторитетного философа, но как информированный практик и человек, склонный к анализу, вижу причины для завершения «времени Путина» примерно в те же обозначенные сроки. Перед крушением режима неизбежна попытка мягкого трансфера власти, как способ «продлить дни тяжелобольного», и, скорее всего, эта попытка будет успешной. Но сразу же после 2024 года начнётся стадия быстрого распада всей властной конструкции. Главным, и по сути единственным фактором, который может стать катализатором или, наоборот, ингибитором процесса — это меняющаяся мировая конъюнктура на углеводороды. Нефть и газ — «наше всё» путинского режима! Поэтому ожидаемые сроки события, конечно, размыты. Сама схема переформатирования верхушки власти может быть разной. Основные бенефициары режима доверятся чутью Владимира Владимировича и согласятся на любой сценарий заключительного акта пьесы — от «варианта Елбасы» до подчинения Лукашенко с мгновенной интеграцией Беларуси. Запад не станет как-либо препятствовать в случае органичности операции. Место же всех конструктивных сил, включая ответственных представителей внутри власти, обеспечить мирное завершение путинизма и своевременное принятие новой конституции уже после трансфера. Может сегодня это и кажется фантазией, но факт, что всё больше экспертов и думающей публики начинают настраиваться на такой ход событий. Профессиональные политики из реальной оппозиции готовят санацию законодательства, правила выборов в Учредительное собрание, порядок проведения люстраций и т.п. В интернете вы можете встретить разные проекты и списки, дискуссия о будущем не должна казаться преждевременной. Ведь существует вероятность и быстрого, даже внезапного завершения нынешнего цикла. Как говорит основатель форума свободной России, 13-й чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров: «мы настроены бежать марафон, но готовы и рвануть стометровку…». Это, как вы понимаете, сказано про политику.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ