Дирижер глазами губернатора

Мы встретились с бывшим губернатором Новосибирской области Виктором Толоконским в день рождения великого Арнольда Каца — ему исполнилось бы 95. Каждый из нас знал маэстро по-своему — я лишь делил с ним концертный зал, Виктор Александрович — еще и властные кабинеты, я пытался достойно ответить на острые шутки с дирижерской тумбы, Толоконский договаривался о зарплатах музыкантов. Но обо всем по порядку.

— Арнольд Михайлович родился в Баку, учился в Москве, умер в Пекине, похоронен в Дюссельдорфе. До Новосибирска он успел поработать в Орджоникидзе и Томске. Мог ли он стать выдающимся дирижером в другом городе? И наоборот — случился бы такой взлет академической музыкальной культуры в столице Сибири без Каца?

— За границей Арнольд Кац представлял всю Россию, не только Новосибирск. И то, что он объединил названные города, лишний раз говорит о масштабе его личности. И все же мне хочется надеяться, что для него Новосибирск стал местом не просто расцвета таланта и способностей, а точкой формирования собственной планетарной системы. Новосибирск — город, куда в эвакуацию вывезли лучшие образцы искусства, главные инженерные решения и самых деятельных личностей, оставшихся в тылу. Так вот, послевоенное время и статус нового индустриального и научного центра способствовали рождению настоящих звезд науки и культуры — именно здесь, в Новосибирске. Новые свободы оттепели только усилили это ощущение.

Арнольд Кац сумел эту разлитую в воздухе уникальную атмосферу трансформировать в уникальный же оркестр, и сохранить эту ауру в своем коллективе на долгие полвека. Новосибирск маэстро духовно подпитывал, не материально. Согласитесь, даже для того времени дом на углу улиц Горького и Революции, где жил Арнольд Михайлович, был самым обычным. Не повторился тогда в культуре особый подход, как к деятелям науки — даже передовым музыкантам не строили коттеджи, не давали особые привилегии. То же и с репетиционной и концертной площадками. Дом политпросвещения, где оркестр базировался во времена моего губернаторства, был совершенно неприспособлен для музицирования. В нем ведь не было акустики — руководители филармонии ломали головы, как подавить влияние стен и низких потолков. Но все это не помешало ему создать великий оркестр и еще несколько ансамблей — чего стоят только Концертный духовой оркестр и Ансамбль солистов «Новосибирская камерата»!

Виктор ТолоконскийЯ не помню, чтобы он хоть в какой-нибудь период своей жизни был успокоенным. Он страдал, что плохой зал, он страдал, когда не было денег купить инструменты, он переживал, что у музыкантов низкие зарплаты. Мы тогда нашли необычное даже для современных условий решение — отказались от тарифной сетки и заключили с музыкантами прямые контракты. Я был избранным губернатором, и доверие людей давало мне чуть большую степень свободы. Закон мы не нарушали, закон есть закон, но ведь кроме закона, есть еще чувство самосохранения, чувство страха. Каждому из нас, а там более чиновнику, трудно найти импульс, чтобы изменить сложившееся положение вещей. Я умею подойти к проблеме системно, понять последствия. И я прочувствовал, что такая избирательность станет позитивным фактором для жизни симфонического оркестра, но в то же время окажется проблемой для других коллективов. И все же рискнул.

— На какой уровень ориентировались тогда, в нулевых?

— Мы поставили планку чуть выше 1000 долларов в месяц. Для бюджетников сферы культуры в то время это было очень достойно. Понятно, конечно, что это решение не изменило состав оркестра — «костяк» ведущих музыкантов и концертмейстеров давно сложился. Но усилило «командный дух» и окончательно вычистило «чемоданные настроения».

Виктор Толоконский— Принято противопоставлять войну и мир, музыку и хаос, сильное административное начало и творческую энергию. Каково же было мое удивление, когда я узнал, что Арнольд Михайлович по первому образованию был военным дирижером, участвовал в Великой Отечественной в звании младшего лейтенанта в инженерно-саперной бригаде 1-го Белорусского фронта, дошел до Берлина. Этого знания мне не хватало. А с ним все сложилось. Он был сильным мужчиной, который умел отпускать очень ернические шуточки, но тут же готов был буквально прикрыть собой любого человека, не только из своего оркестра, который никогда ни перед кем не лебезил, включая вас, областных властей — формальных работодателей.

— Я не скажу, что часто бывал на концертах великих дирижеров, некоторых видел воочию, кого-то — на видео. И все же я не знаю ни одного дирижера с такой спиной. У него была особенная стать. Даже в его спине «читался» сильный характер, высокий профессиональный статус, который не «купишь» никакими званиями и чинами. Я помню, что он мог зайти в любой кабинет областной администрации. И мне звонил по разным вопросам, часто требовал, не просил… Есть у меня слабость — иногда позволяю себе в хорошей компании взять микрофон в руки и что-нибудь спеть. И вот как-то было такое настроение на каком-то приеме, и музыканты были знакомые — я запел. А в этот момент вошел Кац. Он выразительно на меня посмотрел, ничего не сказал и удалился. Но мне было ясно, что он не одобрил.

— Вы были инициатором строительства нового филармонического зала. Как это случилось?

— Он ушел из жизни совершенно неожиданно, на гастролях, все были в шоке. Я помню вот это состояние зала оперного театра, когда мы его провожали… А потом, наверное, через девять дней, я пригласил в зал администрации практически весь оркестр. На этой встрече я сказал, что нам нужно принять два непростых решения. Во-первых, определить, кто будет последователем Арнольда Михайловича. Несмотря на то что я был представителем работодателя — государства, я не мог взять на себя такую ответственность, мне хотелось, чтобы кандидатуру предложил коллектив. А во-вторых, начать работать над новым залом — тогда трудно было решиться снести добротное здание, а тем более такое памятное многим, как дом политпросвещения. Мы рискнули, и оказались правы…

Новый концертный зал стал одним из символов города, получил имя Арнольда Каца. 12 октября в этом зале в память о маэстро состоится первое исполнение Реквиема Керубини.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ