Прописана электротерапия: какой эффект стоит ждать регионам от изменения стоимости электроэнергии в России?

Стоимость электроэнергии в России в ближайшее время может существенно измениться. Сильнее всех в стране нововведения почувствуют некоторые сибирские регионы. Эксперты отмечают, что изменение системы тарифов может дать импульс экономическому развитию в целом и МСБ в частности. Однако инициатива может столкнуться с противодействием со стороны лоббистов крупнейших финансово-промышленных групп.

Министерство энергетики РФ обнародовало свою программу изменений на рынке энергетики. Сейчас идеи ведомства обсуждаются на уровне правительства РФ, сталкиваясь с точками зрения Министерства экономического развития РФ, Федеральной антимонопольной службы, энергетических и промышленных компаний. Тем не менее основные направления планируемых нововведений понятны — это дифференциация тарифов и введение платы за неиспользуемые резервные мощности. Стороны сходятся в том, что изменения позволят сократить тариф на электроэнергию в распределительных сетях. Различаются лишь детали расчетов. Так, по версии Минэнерго, стоимость киловатт-часа снизится в целом по стране на 2,5%, а по информации холдинга «Россети» — минимум на 6%.

В наибольшем выигрыше окажутся потребители тех территорий, где расположены крупные промышленные объекты. К ним относится и СФО. Одно из самых крупных в стране снижений стоимости электроэнергии в распредсетях должно произойти в Красноярском крае — на 19,1%. В Кемеровской области удешевление окажется скромнее, но и здесь оно должно превзойти общероссийский уровень и составить 6,2%.

На перекрестке

Одним из ключевых пунктов будущих преобразований является дифференциация тарифов на передачу электроэнергии по магистральным сетям. Это будет означать отход от действующей ныне системы перекрестного субсидирования.
Такая система была внедрена еще в начале 90-х годов. Власти руководствовались благой целью — сдерживать рост тарифов для населения, переложив оплату на предприятия. На деле это приводило к повышению себестоимости продукции, за которую приходилось переплачивать тем же самым потребителям. Однако формально это выглядело так, что все предприниматели в равной степени несли социальную нагрузку.

Но в дальнейшем в ходе реформы энергетики эта схема дала сбой. В нулевые годы крупные энергоемкие предприятия получили возможность заключать договор с магистральной сетевой компаний, а не с региональными. На первых порах была распространена практика договоров «последней мили». То есть федеральная сетевая компания сдавала в аренду территориальной сетевой компании несколько километров высоковольтной сети, и потребитель, получавший энергию через эту магистраль, оплачивал ее по тарифам, действующим в регионе. Однако довольно быстро некоторые из этих потребителей через суд добились права получать энергию напрямую от магистральных сетей по их низким тарифам. В Красноярске, например, так произошло с местным алюминиевым заводом.

В результате крупнейшие предприятия, как правило, входящие в финансово-промышленные группы, существенно сократили затраты на электроэнергию. Но из-за этого цены для пользователей распределительных сетей — а это большая часть потребителей — серьезно возросли. И система перекрестного субсидирования превратилась из инструмента защиты потребителей в дополнительную финансовую нагрузку. Нынешняя реформа призвана частично компенсировать этот негативный эффект и переложить на крупных промышленных потребителей до 17% необходимого объема перекрестного субсидирования. Это будет означать пропорциональное снижение нагрузки на население, малый и средний бизнес, а также тех крупных предпринимателей, которые не воспользовались ранее описанной лазейкой в законодательстве. Суть нововведений заключается в выравнивании тарифов между магистральными и распределительными сетями.Изменения должны вводиться плавно — до 2024 года.

Позитивно оценивает эти предложения председатель красноярского Совета потребителей Анатолий Матюшенко. «Главный плюс этих нововведений — это восстановление справедливости. С того момента, как ряд крупнейших компаний ушли с договоров «последней мили», большинство добросовестных потребителей были вынуждены переплачивать за электроэнергию. Когда начнется выравнивание тарифов между распределительными и магистральными сетями, это позволит если не снизить стоимость электричества для населения и малого и среднего бизнеса, то по крайней мере избежать традиционного ежегодного повышения тарифа. Для крупнейших потребителей цены вырастут, но не критично, учитывая их большие обороты», — отметил он.

Красноярский край относится к регионам, которые наиболее выиграют от нововведений в тарифообразовании и резервировании мощности

В Союзе промышленников и предпринимателей Красноярского края рассчитывают, что дифференциация тарифов станет стимулом для развития малого и среднего бизнеса в регионе.

«Радует, что инициируется реформа, в результате которой малый и средней бизнес находится в выигрышном положении. Эта сфера дает рабочие места и платит налоги, но находится сейчас на достаточно низком уровне рентабельности. И если в результате изменений ей станет полегче, от этого выиграет весь Красноярский край. Другое дело, что у крупнейших предприятий, которые сегодня платят по низким тарифам по магистральным сетям, огромные лоббистские возможности, и нужно еще будет посмотреть, насколько удастся сохранить первоначальную идею перераспределения тарифа в окончательной редакции. Хочется надеяться, что заявленные нововведения станут первым шагом к изменению системы тарификации. Сегодня обычное фотоателье в доме платит за электричество в несколько раз больше, чем частные потребители в квартире за стенкой в том же доме. Надеемся, что на это тоже обратят внимание», — прокомментировала председатель Союза энергопотребителей при Союзе промышленников и предпринимателей Красноярского края Елена Зимарева.

Руководитель общественной организации «Народный контроль в ЖКХ» Роман Казаков ожидает, что перераспределение тарифа отразится на экономическом положении всего края и покупательной способности населения. «Вопрос о перераспределении тарифа между распределительными и магистральными сетями поднимается обосновано. Сегодня для коммерческих потребителей цена киловатт-часа в Красноярском крае достаточно высока для Сибири и составляет 7,5 рубля.

Причины этого стоит искать не в чьей-то злой воле, а в уходе крупнейших предприятий с договоров «последней мили», из-за чего все издержки пришлось переложить на оставшихся потребителей. Эта ситуация касается не только предпринимателей, но и всех жителей Красноярского края. Ведь эти 7,5 рубля заложены в любой выпускаемый здесь товар, в каждую булку хлеба. Если бы теоретически киловатт-час стоил здесь 5 рублей, мы видели бы совсем другие цены в магазинах. И выравнивание тарифов — это не просто вопрос более справедливого распределения оплаты или поддержки малого бизнеса, речь идет по сути об изменении уровня жизни в регионе», — рассуждает общественник.

Взяли про запас

Другой важнейшей мерой в рамках планируемой реформы является введение платы за неиспользуемую мощность. Согласно действующему законодательству, распределительные компании обязаны за достаточно короткий срок отреагировать на заявку потребителя по созданию для него необходимого запаса энергомощности. Однако часто построенная инфраструктура так и не задействуется. По данным «Россетей», с 2011 по 2018 год по заявкам потребителей компания построила оборудование совокупной мощностью в 88 гигаватт, из которых реально используется одна десятая часть. Это создает сразу несколько проблем. Во-первых, отсутствие для потенциальных потребителей свободных мощностей и невозможность получить разрешение на подключение к сетям — главные факторы, тормозящие социально-экономическое развитие регионов. В-вторых, потребители сегодня оплачивают только объем потребленной электроэнергии. А значит, обслуживание невостребованной инфраструктуры ложится на плечи энергетических компаний и, как следствие, отражается в тарифе.

Теперь Министерство энергетики РФ предлагает потребителям оценить свои возможности и либо начать оплачивать резерв мощностей, которые обслуживают сетевые организации, либо отказаться от них. Плата должна вводиться постепенно: в первый год — 5% резерва, дальше — больше. Через четыре года, по расчетам ведомства, компании должны будут платить за резерв 60%.

Появление свободных энергомощностей даст импульс комплексному социально-экономическому развитию территорий

По расчетам экспертов, Красноярский край входит в число регионов, которые сильнее других выиграют от введения платы за резерв мощности. Ведь именно здесь в преддверии Универсиады были построены и реконструированы множество инфраструктурных объектов, которые сегодня используются не в полной мере.
Роман Казаков полагает, что такие нововведения могут пойти на пользу, однако настаивает на дифференцированном подходе к разным организациям. «Вопрос дополнительной платы за резервные мощности не лишен смысла. Многие бизнесмены уже долгое время практикуют резервирование мощности под будущее развитие, но зачастую этого развития так и не случается. Однако оборудование стоит, идет его амортизация, которая в конечном итоге отражается на цене киловатт-часа для конечного потребителя. Единственное важное замечание — вопрос об избыточных резервах нужно решать дифференцированно для разных типов потребителей. Например, я против того, чтобы вводить дополнительную плату для предприятий жизнеобеспечения. Для организаций тепло- и водоснабжения резерв мощности является технологической необходимостью, и введение дополнительной платы отразится на их тарифах для населения. Для остальных же организаций тему избыточных мощностей поднимать можно и даже нужно», — полагает он.

Обсуждать нововведения готовы и предприниматели. Как рассказала руководитель Союза энергопотребителей Елена Зимарева, представители бизнеса нередко набирают большой запас мощностей из-за опасений, что не смогут получить его оперативно в случае необходимости. Если энергетикам удастся снять эти вопросы, то реформа не встретит противодействия со стороны коммерческих потребителей.

«Главное, что нужно понять здесь — возможность получить дополнительные мощности, если в дальнейшем потребность в них все же возникнет. Если предприниматели будут уверены, что проблем с мощностями впоследствии у них не будет, то с их стороны вряд ли будет какое-то противодействие реформе. Еще одно пожелание — возможность отдельного коммерческого потребителя перераспределять избыточную мощность не только в рамках отдельной подстанции, как сейчас, а в рамках всего своего бизнеса. Нередко ведь бывает, что на одном объекте мощностей с запасом, а на другой — недостаток. По всем этим темам предприниматели готовы разговаривать с энергетиками. И я уверена, в диалоге мы сможем найти компромисс, который пойдет на пользу и «Россетям», и потребителям», — поясняет представитель СППКК. В Совете потребителей считают, что плата за резерв мощности может дать шанс Красноярскому краю совершить экономический рывок.

«Многие предприятия зарезервировали для себя огромные мощности, которые фактически сегодня не используются. Если новая система подтолкнет их к отказу от неиспользуемых мощностей, это даст возможность подключить новых потребителей и, как следствие, создаст импульс к развитию экономики. Конечно, есть риск, что эти избыточные мощности через несколько лет все же понадобятся зарезервировавшим их компаниям. Но здесь вопрос планомерного коммерческого расчета для предпринимателей — от каких мощностей каждой конкретной компании целесообразно отказаться, а какие сохранить на условиях доплаты.

В целом же надо понимать, что вопрос пока находится на стадии обсуждения, и итоговый вариант может несколько отличаться от заявляемых сегодня тезисов», — резюмировал Анатолий Матюшенко.

Перекрестное субсидирование больше не работает как мера социальной поддержки. Дифференциация тарифов позволит сдерживать цены на электроэнергию в распределительных сетя

В наших интересах

Обсуждение изменений в системе тарификации в электроэнергетике в Правительстве РФ продолжается. Основными оппонентами ожидаемо выступают крупнейшие финансово-промышленные группы. В сравнении с ожидаемой выгодой для экономики страны объемы дополнительных затрат для крупнейших предприятий вырастут незначительно: для цветной металлургии — до 2% в год, для черной — на 4%, а самое большое повышение может ожидать РЖД — до 7%. Однако корпорации не хотят поступаться и этим.

Вопросы есть и у Министерства экономического развития РФ — здесь рассчитывают услышать более детальный расчет, подтверждающий, что малый и средний бизнес почувствует снижение тарифа в результате введения новых принципов регулирования. Возможно, представители МСБ в ближайшем будущем также выскажутся на эту тему.

Однако наибольшую угрозу планам Минэнерго, по мнению экспертов, представляют лоббисты крупнейших компаний.

«Насколько в действительности удастся реализовать перераспределение тарифов, спрогнозировать сложно. Ведь у крупнейших предприятий, перешедших на магистральные сети, свои лоббистские возможности. От столкновения лоббистов и будет зависеть конечный итог», — уверен Роман Казаков.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ