Сергей Ладыженко: «Проект «Енисейская Сибирь» принесет первые деньги в бюджет уже в 2020 году»

Комплексный инвестиционный проект «Енисейская Сибирь» — крупнейшая на сегодня инициатива в России, охватывающая сразу три региона — Красноярский край, республики Тыва и Хакасию. На сегодня в «Енисейскую Сибирь» входит 32 инвестиционных проекта с общей стоимостью свыше 1,9 трлн рублей. О параметрах КИП, возможностях его расширения на другие субъекты Федерации и процессе выстраивания многоуровневого взаимодействия бизнеса и власти в интервью «Континенту Сибирь» рассказал генеральный директор Корпорации развития «Енисейской Сибири» СЕРГЕЙ ЛАДЫЖЕНКО.

КИП «Енисейская Сибирь» презентован в начале 2018 года. Поддержан президентом РФ Владимиром Путиным и правительством РФ. Включает 32 проекта. Ожидаемый объем инвестиций — 1,9 трлн рублей. Территория реализации — Красноярский край, Хакасия, Тыва. Рассматривается возможность присоединения Иркутской области к КИП.

— Сергей Николаевич, комплексный инвестпроект «Енисейская Сибирь» был презентован более года назад, а в начале 2019 года правительством РФ утвержден перечень проектов. На какой стадии находится инициатива сейчас? Началась ли реализация каких-то из обозначенных пунктов?


Комплексный инвестпроект активно набирает обороты. Конечно, до выхода на проектную мощность еще далеко, это горизонт 2025–2027 годов. Но по многим проектам мы уже видим позитивную динамику. У некоторых закончена работа по технико-экономическому обоснованию, другие находятся в стадии проектирования, инвесторы третьих направили свою проектно-сметную документацию в госэкспертизу. По ряду проектов уже урегулированы вопросы земельных отношений либо применения мер поддержки со стороны государства. Для кого-то было принято решение о строительстве необходимой инфраструктуры со стороны федеральных органов власти с финансированием из бюджета. Таким образом, позитивные сдвиги мы видим практически по каждому проекту, и это настраивает нас на оптимизм.

Среди лидеров по реализации своих инициатив можно назвать, например, технологическую долину, которая станет центром по переработке алюминия, и агропромышленный парк «Сибирь», который уже нашел себе двух крупных резидентов и, уверен, найдет еще больше. Весной следующего года ожидается начало работ по освоению угольного месторождения на Таймыре, а на Пайяхском нефтяном месторождении уже началась опытно-промышленная добыча. Если говорить о других регионах — участниках «Енисейской Сибири», то в Тыве уже в следующем году в рамках проекта освоения медно-никелевых месторождений компании «Интергео» начнется строительство дороги Журавлево–Ак-Суг. В следующем же году должно начаться строительство железной дороги Курагино–Кызыл. Вообще, назвать передовиков в реализации своих проектов на данном этапе — непростая задача, потому что мне придется перечислить больше половины из них. Такая активность и энтузиазм со стороны инвесторов показывают, что у нас есть основа для экономического рывка.

— В чем функция Корпорации развития «Енисейской Сибири»? Кто вошел в ее состав? Насколько, например, были задействованы специалисты дирекции Универсиады-2019 — другого крупнейшего проекта последних лет?

— Корпорация развития — это инструмент, созданный, чтобы помогать проектам реализовываться. Это не наше изобретение, подобные структуры во многих регионах существуют под разными наименованиями: фонд поддержки инвестиций, агентство инвестиционного развития и другие. Практически везде они показали свою высокую эффективность. У Корпорации развития Енисейской Сибири есть и свои отличия: мы работаем сразу на три региона, мы не финансируемся из бюджета. Важно, чтобы инвесторы сами финансировали те услуги, которые им нужны. Поэтому с каждым из них заключается соглашение, где определяется конкретный набор необходимых им сервисов. Корпорация базируется в Красноярске, Абакане, Кызыле и Москве. Наш функционал в первую очередь — это комплексное сопровождение инвестиционных проектов. Как правило, каждый инвестор нуждается в тех или иных мерах поддержки. Для кого-то актуально выделение земли, для кого-то — привлечение финансирования или поиск партнера-соинвестора, получение мер государственной поддержки, поиск поставщиков и подрядчиков, кадров, создание инфраструктуры. Под каждый проект мы выделяем менеджера, который сопровождает эту инициативу на всех этапах реализации. Под каждого конкретного инвестора мы прописываем план мероприятий, ведем в его интересах взаимодействие с региональными и федеральными органами власти. KPI каждого конкретного менеджера включает множество показателей, но в целом, если проект реализуется в соответствии с графиком и нормативами, значит, данный сотрудник работает хорошо. Для этой работы мы привлекаем в корпорацию профессиональных менеджеров, а на позиции, связанные с продвижением, организационной работой, в том числе рассматриваем тех, кто проявил себя в рамках подготовки Универсиады.

— В состав инвестпроекта были включены 32 проекта в Красноярском крае, Хакасии и Тыве. Насколько это окончательный список? Прописаны ли механизмы включения в КИП новых участников или исключения действующих?

— Мы надеемся, что не оправдавших себя проектов, которые необходимо исключить, не будет. Конечно, застрахованы от этого мы быть не можем, ведь в меняющемся мире есть много факторов: конъюнктура цен, политика инвесторов и многое другое. Но наши инвесторы с очень серьезными намерениями, а мы со своей стороны делаем все, чтобы создать комфортные условия для реализации проектов. Больше того, со стороны инвесторов, не вошедших в КИП, есть интерес к участию в проекте. Механизм для включения в список новых участников также есть. Наша корпорация может в ежеквартальном режиме вносить в Министерство финансов РФ предложения по включению новых проектов, после чего они рассматриваются на мероприятиях рабочей группы, и затем на уровне правительства РФ принимается решение о дополнении списка. На сегодня к нам уже поступили четыре новые инициативы, и готовится еще несколько. Это значит, что комплексный инвестпроект постепенно расширяется.

— Периодически поднимается тема о возможности включения в Енисейскую Сибирь также Иркутской области. Насколько это реально, целесообразно ли, ведутся ли переговоры на эту тему?

— Присоединение Иркутской области к КИП «Енисейская Сибирь» сегодня уже больше, чем разговоры. Правительство Иркутской области направило соответствующее обращение в Министерство экономического развития РФ, и оно нашло поддержку. По нашей информации, сейчас этот вопрос рассматривается в Министерстве финансов РФ. Мы будем рады, если участником комплексного инвестпроекта станет еще один регион. Это будет новым подтверждением, что созданный механизм работает и доказывает свою эффективность.

— Одним из важных резидентов «Енисейской Сибири» назывался «РУСАЛ» с проектом «Красноярская технологическая долина». В свете проблем, которые возникли у компании на международном уровне, возможны ли трудности в реализации этого проекта и может ли это сказаться на устойчивости КИП в целом?

Какая судьба ждет Красноярский экономический форум?

— Этот проект направлен в первую очередь на стимулирование внутреннего спроса на алюминий. И если компания испытывает определенные трудности на внешнем рынке по разным причинам, будь то санкции или конъюнктура цен, то это не только не мешает реализации «технологической долины», но даже наоборот, дает дополнительные причины для ее запуска, в какой-то степени является импульсом. Но надо понимать, что сегодня «технологическая долина» уже выходит за рамки концепции переработки алюминия. Здесь будет создан широкий спектр возможностей для размещения производств, и не только перерабатывающих. Мы планируем, что до конца года в Министерство экономического развития России будет направлена заявка на создание особой экономической зоны, а это позволит принять в состав долины широкий круг резидентов. С потенциальными участниками уже ведутся активные переговоры и в крае, и в стране, и даже за ее пределами.

— Поставлено ли перед резидентами условие регистрации юрлиц, связанных с реализацией своих проектов, на территориях одного из трех регионов? Считаете ли вы это важным и почему?

— Это важнейшая тема, ведь перед нами стоит задача не просто сделать все для реализации инвестпроектов, но и получить максимальный эффект для развития регионов и местных жителей. Понятно, что если предприятие зарегистрировано на территории, то и налоги оно будет платить здесь. Кроме того, для нас важно, чтобы при трудоустройстве местные жители имели преимущество, чтобы в полную силу использовался потенциал местного научно-образовательного комплекса, чтобы максимально привлекались местные поставщики и подрядчики. Все это позволит создавать широкие возможности для развития регионов, где реализуются проекты, а не ограничивать эффект финансовыми показателями компаний-инвесторов. Поэтому регистрация по месту реализации — это не просто обязательное условие, это момент, который даже не обсуждается. Другое дело, что с законодательной точки зрения бизнес — это такая свободная сфера, где юридически принудить кого-то к регистрации сложно. Но в то же время сегодня все компании, участвующие в «Енисейской Сибири», относятся к этому требованию с пониманием. Для многих инвесторов вопрос регистрации и не стоит, потому что они уже давно работают в Красноярском крае, Хакасии или Туве и платят здесь налоги. Остальные также готовы двигаться в этом направлении, свежий пример: одна из компаний-инвесторов недавно зарегистрировала юридическое лицо в Красноярском крае.

— В рамках КИП государство берет на себя обязанность создания инфраструктуры, коммуникаций и т. д. Каких затрат это потребует и насколько готовы, например, энергетические компании обеспечить техприсоединение и выдать необходимую мощность?

— Потребности в инфраструктуре очень большие, ведь многие проекты будут реализовываться в труднодоступных местах. Например, для реализации проекта компании «Интергео» по освоению Ак-Сугского месторождения необходимо протянуть дорогу через Красноярский край и Тыву порядка 360 км, и не по ровным степям, а по сложной территории. Плюс линию электропередачи из Иркутской области. Очевидно, что это потребует существенных затрат из бюджета, но также понятно и то, что эти вложения будут компенсированы за счет налоговых поступлений уже в ближайшие несколько лет. Здесь нужно разъяснить термин «бюджетная эффективность»: каждый рассматриваемый проект мы изучаем на предмет окупаемости бюджетных инвестиций. Если мы не видим возможности, чтобы вложения вернулись в течение нескольких лет, то такая поддержка предоставляться не будет. Поэтому перед компаниями-участницами стоит непростая задача по качественной проработке финансово-экономических документов, чтобы убедить органы региональной и федеральной власти. Инфраструктуры предстоит строить много: это и мост в районе Высокогорского, и дорожная сеть в Мотыгинском и Северо-Енисейском районах, и порты на севере Красноярского края. В Тыве необходима комплексная модернизация энергетической инфраструктуры, строить железную дорогу Курагино–Кызыл.

Правительство РФ одобрило инициативу «Енисейской Сибири» в составе 32 проектов

Правительство РФ одобрило инициативу «Енисейской Сибири» в составе 32 проектов

В Хакасии остро стоит вопрос строительства дороги Абакан–Бийск, которая избавит предпринимателей от необходимости делать большой транспортный крюк. Конечно, каждый случай уникален, необходимость каждого конкретного элемента инфраструктуры нам приходится обосновывать и доказывать. Создание инфраструктуры требует десятков миллиардов рублей, которые ни один региональный бюджет не может вложить — необходимо привлекать федеральные инвестиции. Вопрос о технологическом присоединении объектов пока остро не стоит, разговор с сетевыми организациями на эту тему мы начнем, когда будут готовы проектные решения. Хотя понятно, что, например, создание линии электропередачи по Иркутской области до Ак-Сугского месторождения потребует существенных затрат в миллиарды рублей, которых сетевая организация не сможет себе позволить. Сейчас мы вырабатываем механизм, по которому линии могут строиться за счет средств федерального бюджета, а затем передаваться сетевикам в оперативное управление. И здесь стоит вернуться к теме включения Иркутской области в состав «Енисейской Сибири», ведь даже сегодня нам необходимо взаимодействовать и с властями этого региона, и с сетевыми организациями, и с подрядчиками. Другой пример взаимодействия — это подписанное руководителями Кемеровской области, Алтайского края и Хакасии соглашение и строительстве дороги Абакан–Бийск. Есть и отдельное соглашение Тывы, Хакасии и Красноярского края о развитии автодорожной инфраструктуры.

Во всех случаях, когда требуется организация межрегионального взаимодействия, лучше действовать через нашу корпорацию, потому что мы находимся на оперативной связи с местными правительствами, и все вопросы межведомственного взаимодействия решаются достаточно быстро.

— В конце весны прошел конкурс «Лидеры Енисейской Сибири» для формирования кадрового резерва КИП. Насколько его результаты можно считать успешными, многих ли профессионалов удалось привлечь? Какие иные пути используются для поиска кадров и насколько этот процесс успешен? Вообще, кадровый вопрос на каком месте стоит среди всех актуальных задач КИП?

— Кадровый вопрос относится к числу важнейших, и это вполне объяснимо. Среднестатистическому жителю любого из трех регионов мало о чем говорят объемы налоговых поступлений или тема поддержки бизнес-активности, но вопросы рабочих мест и заработной платы важны для всех. А мы в свою очередь при подборе в кадровый резерв «Енисейской Сибири» стараемся делать ставку на местных специалистов. Одним из этапов этого процесса стал конкурс «Лидеры Енисейской Сибири», в котором приняли участие тысячи людей, и 500 лучших из них попало в резерв. Сейчас у нас стали появляться первые вакансии, и мы рассылаем их по кадровому резерву. Начались собеседования, и есть уже первые случаи трудоустройства. В целом механизм такого конкурса показал себя как успешный, и в следующем году мы надеемся организовать подобную инициативу еще в большем масштабе. Но конкурс касается в основном административного персонала, а ведь кадровая потребность по рабочим специальностям в «Енисейской Сибири» оценивается в 70 тыс. мест. Для формирования резерва по этому направлению мы до конца года планируем провести профессиональный конкурс по формату WorldSkills, задействовать механизмы независимой системы оценки квалификаций и компетенций. По итогам этих мероприятий рассчитываем до конца года включить в состав кадрового резерва более 1500 человек. В целом по кадровому направлению мы наблюдаем и рост запросов со стороны компаний, и все больший интерес со стороны жителей. Поэтому работу в этой области будем интенсифицировать.

— На момент презентации проекта объемы инвестиций оценивались в 500 млрд рублей. Изменилась ли эта оценка сейчас? Как сегодня видятся экономический эффект КИП и сроки его реализации? Как оценивается синергетический эффект, то есть, например, создание дополнительных заказов для МСБ, рост платежеспособного спроса в регионах и т. д.? Нет ли угрозы появления инфляции как следствия притока денег?

— Инвестиционный портфель за это время действительно вырос, и сегодня он оценивается в 1,9 трлн рублей. Конечно, эти деньги будут вкладываться не одномоментно, а на протяжении 7–8 лет. Кроме того, благодаря добавлению новых проектов, о которых я упоминал, объемы инвестиций возрастут. Но надо понимать, что мы не гонимся за цифрой заявленных инвестиций, важнее качественная реализация проектов. Следующий год должен стать переломным, начнутся первые миллиардные инвестиции, а значит, косвенно бюджетный эффект от КИП «Енисейская Сибирь» мы увидим уже в 2020 году. Конечно, это будет лишь малая часть от всех запланированных вложений. Финансирование некоторых проектов начнется только в 2022 году, а инвестиционный пик придется на 2024–2026 годы. За счет налоговых поступлений со строительства объектов к 2027 году бюджеты всех уровней получат более 520 млрд рублей, и это уже превысит все затраты на инфраструктуру со стороны государства. А затем, когда все строительно-монтажные работы будут окончены, в бюджетную систему начнут поступать деньги от запущенных проектов, и это будет уже совсем другой порядок цифр.

Представьте, что запуск одного только Ак-Сугского месторождения уже сможет увеличить бюджет Тывы на четверть. Опасения, что вложение такого большого объема средств существенно разгонит инфляцию, я считаю необоснованными. Но эти стройки позволят по-новому взглянуть на перспективы малого и среднего бизнеса — для него здесь будет много работы. Привлечения большого количества поставщиков и подрядчиков потребуют строительство дорог, мостов, сооружений, возведение горно-обогатительных комбинатов. Для нас крайне важно, чтобы местные поставщики и подрядчики участвовали в кооперационных цепочках.

Три региона объединят усилия для кадрового обеспечения проекта «Енисейская Сибирь»

Три региона объединят усилия для кадрового обеспечения проекта «Енисейская Сибирь»

Поэтому мы создали целую платформу по поддержке малого и среднего бизнеса. Действует реестр качественных и надежных поставщиков, куда могут заявиться предприятия, зарегистрированные на территории Красноярского края, Хакасии и Тывы. Формируются кооперационные карты: исходя из технологических потребностей того или иного проекта и по каждому виду товаров и услуг подбираются списки местных компаний, способных решать соответствующие задачи.

— В СФО ведется давний спор, какой город считать столицей Сибири — Красноярск или Новосибирск? Может ли реализация КИП повлиять на статус регионов-участников, и в первую очередь Красноярского края, в рамках СФО и России в целом?

— У «Енисейской Сибири» есть три равноправные столицы — Красноярск, Абакан и Кызыл. Свои плюсы есть и у Новосибирска как центра притяжения инвестиций. Я против того, чтобы устраивать конкуренцию между сибирскими регионами, — дружить выгоднее. Вопрос стоит о конкуренции в мировом масштабе. Нам вместе нужно создавать такие товары и продукты, которые будут востребованы по всему земному шару. Сибирь должна быть заметна на мировой карте, а люди в дальних уголках планеты — понимать, что здесь живут талантливые инженеры, ученые, предприниматели, которые делают что-то полезное для мира. Поэтому проект «Енисейская Сибирь» — не о том, чтобы выделиться среди других сибирских столиц, а наоборот, чтобы повысить статус Сибири целиком в мировом масштабе и придать импульс экономическому развитию всей страны.

Ладыженко Сергей Николаевич
Родился в 1987 году в Красноярске.
В 2009 году с отличием окончил Институт экономики, управления и природопользования Сибирского федерального университета по специальности «финансы и кредит».
2007–2009 гг. — экономист в ООО «Монолитстрой».
2009–2010 гг. — заместитель председателя Молодежного правительства края по экономике и инновационному развитию, затем — председатель.
2011 г. — руководитель Центра молодежных инициатив «Форум».
2012–2014 гг. — заместитель министра спорта, туризма и молодежной политики Красноярского края.
2014–2016 гг. —
руководитель агентства молодежной политики и реализации программ общественного развития Красноярского края.
2016–2019 гг. — заместитель руководителя администрации губернатора Красноярского края.
С января 2019 года —
глава дирекции комплексного инвестиционного проекта «Енисейская Сибирь».

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ