Пряник слаще и кнут жестче — чем обернутся для малого бизнеса новые правила госзакупок

В 2019 году вступили в силу два пакета поправок в закон о госзакупках, направленных на то, чтобы процедуры проходили быстрее и проще. Большинство изменений так или иначе затронули сегмент малого и среднего бизнеса, которому упростили доступ к государственным заказам. С другой стороны, увеличился риск провалов тендеров по причине отсутствия желающих, картельных сговоров и договорных контрактов, а также ускоренного признания участника аукциона «недобросовестным» со всеми вытекающими последствиями.

По мнению председателя комитета развития правовых услуг и экспертизы законопроектов «Деловой России», старшего партнера адвокатского бюро «Маграс» Екатерины Авдеевой, многие внесенные изменения, которые вступили в силу в июле, можно назвать позитивными, так как, с одной стороны, они направлены на повышение контроля в этой сфере, выстраивание понятных единообразных правил. С другой стороны, они способствуют ускорению некоторых процессов, увеличивают возможности участия в коротких аукционах, поскольку многие не участвуют именно из-за необходимости подготовки большого пакета документов. «Но следует учитывать, что предприниматели часто не могут участвовать в госзакупках по различным причинам, в том числе из-за отсутствия всей документации, сложностей в оформлении полного пакета документов, поэтому увеличение суммы для коротких аукционов должно оказать позитивное влияние на увеличение количества новых участников со стороны МСП, — дает свою оценку Екатерина Авдеева. — Также следует отметить, что те, кто еще не участвовал в госзакупках, считает, что это очень сложно, и уверены, что только имея знакомства среди лиц, которые будут писать требования для конкурса, и лиц, которые будут принимать решение, можно принимать участие». По ее мнению, для увеличения количества малых предпринимателей, участвующих в госзакупках, необходимо более широко информировать об этом предпринимателей и разъяснять возможности. Также она уверена в важности обеспечения доступности оперативного получения предпринимателями банковской гарантии либо кредитной линии, что позволит бизнесу, не имеющему свободных средств, принять участие в госконтрактах. «Но при этом не стоит забывать о том, что должны соблюдаться жесткие критерии, которые, с одной стороны, помогут в развитии перспективным компаниям, но не допустят на рынок фирмы, не планирующие исполнять надлежащим образом условия госконтракта», — поясняет Екатерина Авдеева.

Сколько может взять единственный поставщик

Самой проблемной статьей госзакупок в 2019 году были лекарственные средства. «В последнее время все чаще можно встретить информацию о том, что повсеместно срываются закупки лекарств, в том числе жизненно важных, — напоминает юрист компании «Ветров и партнеры» Станислав Ластовский. — Причиной этого называют новую методику Министерства здравоохранения для формирования максимальной цены контракта. Много закупок срывается из-за отсутствия заявок. Поставщикам просто невыгодно участвовать в госзакупках».

Одним из главных нововведений июля 2019 года стало расширение прав единственного поставщика. Во-первых, увеличился список законных оснований для заключения договора с единственным поставщиком — теперь так можно сделать, например, в случае признания запроса несостоявшимся из-за отсутствия откликов. Или если заказчик их отклонит. Во-вторых, увеличился предельный размер закупки у единственного поставщика. Раньше он составлял всего 100 тыс. рублей, сейчас планку подняли до 300 тыс. Тем не менее эксперты считают, что это может быть недостаточным. «Повышение суммы закупки у единственного поставщика по пункту 4 и пункту 5 части 1 статьи 93 44–ФЗ упростит процедуру закупки в том случае, когда ее надо провести быстро или когда цена небольшая — все-таки лимиты в 100 тыс. и 400 тыс. уже давно выглядят неразумными, — считает Станислав Ластовский. — Если раньше заказчик был вынужден проводить закупку в, казалось бы, неоправданных ситуациях либо из одной закупки делать несколько, формально нарушая процедуру, то теперь у него несколько развязаны руки».

Какие новосибирские предприятия зарабатывают на госзакупках?

С 1 августа участникам тендеров с единственным поставщиком стало еще легче. Теперь заказчику больше не нужно готовить извещение о закупке у единственного поставщика и обоснование выбора такого способа закупки. Эксперты считают, что большинство такого рода соглашений заключаются с монополистами, чья деятельность и так достаточно жестко регулируется. В то же время от обоснования цены контракта заказчиков никто не освобождает.

Выделенный участок и другие льготы

С начала следующего года начинают действовать поправки в ФЗ № 223, согласно которым 20% закупок государство резервирует за малыми и средними предприятиями (такие квоты есть и сейчас — но пока за МСП всего 18%). По мнению директора АНО ИДПО «Госзаказ» Николая Балыбина, особых изменений это не принесет: «Все крупные корпорации обычно перевыполняют эту норму». Квота по прямым торгам (в которых участвуют только МСБ) также будет увеличена с 15% до 18%.

«Вопрос о том, нужны ли квоты, зависит от конечной цели. Если цель заключается в поддержке малого и среднего бизнеса, они, конечно, нужны, — высказывается Екатерина Авдеева. — Малый бизнес может быть перспективен и хорошо выполнять определенные задачи заказчика, но при этом именно малым предпринимателям тяжело стать победителями в конкурсе. Также очевидно, что необходима поддержка реального сектора экономики, а потому обязательно необходимы квоты для отечественного производителя».

Гораздо большее влияние, по мнению Николая Балыбина, может оказать уже вступившая в силу поправка в ФЗ № 44. «Если участник закупки предложит на торгах цену ниже НМЦК (начальной максимальной цены контракта) на 25% и более, он будет платить обеспечение исполнения контракта от итоговой цены контракта, а не от НМЦК, как было ранее, — поясняет он. — До вступления в силу данных поправок при сильном снижении цены на торгах иногда сумма обеспечения превышала саму цену контракта».

Другие эксперты согласились с тем, что среди положительных для МСБ нововведений этого года первое место занимает снижение финансового бремени (обеспечение контрактов и т. д.), второе — снижение нормативных и иных барьеров. «Помимо этих мер, — добавляет Николай Балыбин, — в постановление правительства № 1042 внесли изменения, снижающие размер штрафов для субъектов малого бизнеса. Теперь они устанавливаются в размере 1% от цены контракта, но не более 5 тыс. рублей и не менее 1 тыс. рублей».

«Ранее предпринимателю приходилось размещать свои средства на электронной площадке, где проходил интересующий его тендер. И если он хотел участвовать в разных конкурсах, то был вынужден замораживать средства на разных площадках. Теперь, открыв специальный счет в уполномоченном банке, который интегрирован со всеми девятью федеральными электронными площадками, предприниматель может участвовать в тендерах на любой из них, — приводит еще один пример хороших для сегмента МСБ нововведений руководитель дирекции разработки продуктов корпоративного бизнеса «АК БАРС Банка» Роман Лесохин. — На время проведения торгов площадка блокирует средства на специальном счете, а если тендер не выигран, то средства сразу же разблокируются, давая возможность предпринимателю или компании участвовать в следующем тендере, что очень удобно».

Несколько слов об обеспечении

С 1 июля заказчик получил возможность требовать от поставщиков обеспечение выполнения заказа в размере 10% от начальной максимальной цены контракта. Это может быть как банковская гарантия, так и собственные средства. Банковская гарантия позволит малому и среднему бизнесу облегчить доступ к закупкам и исключит для победителя аукциона возможные проблемы с получением гарантий. Срок предоставления гарантии будет выбирать победитель, и он должен закончиться не раньше чем через месяц после окончания действия контракта. При этом поставщик берет на себя все риски, связанные с проблемами банка-гаранта.

В то же время для участников аукционов сегмента МСБ есть возможность освободиться от исполнения обеспечения контракта. «Для этого ему необходимо предоставить информацию из реестра контрактов, подтверждающую исполнение им — правопреемство в данном случае не учитывается — в течение трех лет до даты подачи заявки на участие в закупке трех контрактов без неустоек, штрафов и пеней, — объясняет Николай Балыбин. — Стоит также учесть, что сумма цен таких контрактов должна быть не меньше, чем НМЦК проводимой закупки. Кроме того, в ходе исполнения контракта размер обеспечения исполнения контракта может быть уменьшен пропорционально исполненным обязательствам».

В Госдуме предложили отменить закон о госзакупках

Несмотря на льготы, многие предприниматели считают вопрос гарантийных обязательств непроработанным. «Представьте себе, выиграл я контракт на поставку телевизоров на 1 млн рублей, — рассуждает предприниматель и эксперт по госзакупкам Сергей Званцугов. — И перед подписанием акта должен закинуть до 10% на счет заказчика на, допустим, пять лет — это с учетом того, что моя прибыльность составит 15%. А дальше начинаются вопросы. Откуда берется пять лет? Кто устанавливает гарантийный срок? Откуда его берет заказчик? Из паспорта производителя? Из трех КП? Или сам придумывает? В итоге я беру и 100 тыс. рублей отправляю заказчику на пять лет. Ах да, я же могу заменить это банковской гарантией. Но есть нюанс, найдется ли хоть один банк который мне, малому предпринимателю, даст гарантию на пять лет? Крупному бизнесу, возможно, да, а мне точно нет. У нас компании в среднем три года живут, а тут гарантию на пять лет. И что мы получаем в итоге? В итоге МСП должны учитывать это обеспечение в расходы. А крупный бизнес, скорее всего, сможет получить банковскую гарантию — а это, между прочим, до 10%! Вот и думайте, стоило ли вводить мелкие преференции для СМП, если одним взмахом пера вы их просто убиваете. Если же мы уже дожили до того, что заменяем исполнение обеспечения контракта добросовестностью (те же три контракта), то почему нельзя также заменить гарантийные обязательства?»

Тем не менее в вопросе гарантийного обязательства у поставщика из МСБ есть определенные льготы — срок возврата обеспечения для них составляет не 30 дней, как у крупного бизнеса, а 15.

Плоды информатизации — «белый» и «черный» списки

«Отсутствие прозрачности — один из факторов, который негативно влияет на конкуренцию в сфере госзакупок», — комментирует вице-президент по мобильной и электронной коммерции «РФИ банка» Елена Чижевская. Другие эксперты также отметили, что прозрачности и доступности государственных закупок в новых поправках уделено очень много внимания. «Полагаю, важным для МСП в поправках к законам стало то, что порог для короткого аукциона был существенно поднят, — продолжает Екатерина Авдеева. — То есть принимать заявки в течение семи дней будут на аукционах с начальной ценой 300 млн рублей, а в аукционах на строительство, реконструкции, капремонт и снос объекта — до 2 млрд рублей. Также был увеличен объем малых закупок, подняв ценовой порог, разрешили менять сроки строительных контрактов».

Еще одним нововведением стала прямая мотивация заказчиков и антимонопольных органов оперативно пополнять реестр недобросовестных поставщиков. Она заключается в следующем: заказчик может перезаключить контракт с тем, кто занял на аукционе второе место, при условии, что победитель попадет в черный список. Сроки включения тоже были уменьшены — с десяти до пяти дней. Некоторые эксперты считают такие меры чрезмерными, ссылаясь на то, что быстрое включение в реестр помешает объективному исследованию обстоятельств разрыва контракта.

Я гарантирую

«Рынок госзакупок, к сожалению, все еще подвержен коррупции, кроме того, участники закупок в свою очередь злоупотребляют жалобами ФАС, — высказывается ведущий специалист по работе с партнерами финансового маркетплейса FinLeo Сергей Прохоров. — Если отсекать «пустые» жалобы в ФАС, то это упросит процесс заключения контрактов с госзаказчиками». В свою очередь Елена Чижевская считает, что если ограничить число тех, кто может обжаловать условия и результаты закупок, только теми, кто в них участвует, это может привести к росту числа сговоров при заключении контрактов. «C одной стороны, принятые меры позволят обеспечить формирование единых правил, методологии и практики осуществления контроля в сфере закупок на всех уровнях, а также избежать задержек в процедурах из-за жалоб. С другой стороны, эти поправки фактически отменяют общественный контроль за госзакупками. Общественные организации или объединения юридических лиц больше не смогут пожаловаться в ФАС или в суд на действия участников картельных соглашений, а также чиновников, организующих закупки», — говорит она.

Что грозит недобросовестному участнику?

«Дополнительные требования действительно вводятся для того, чтобы не допустить участия фирм-однодневок, которые не планируют исполнять контракт и наносят существенный ущерб бюджету, — комментирует Екатерина Авдеева. — Именно участие недобросовестных компаний, которые не исполняли госконтракты, нередко вступая в сговор с уполномоченными лицами заказчика, спровоцировало большое количество возбужденных уголовных дел. Но сейчас мы видим чрезмерную активность правоохранителей в привлечении к уголовной ответственности исполнителей госконтрактов, причем даже там, где имеют место неразрешенные гражданско-правовые споры».

Чаще всего действия недобросовестных исполнителей контрактов юристы квалифицируют по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере»), так как размер ущерба почти всегда классифицируется как особо крупный — от 1 млн рублей и выше — либо усматривается групповое участие.

«Пока расследуется дело, предпринимателю избирается мера пресечения в виде заключения под стражу, потому что при исполнении предпринимателем госконтракта его деятельность не признается предпринимательской, — продолжает Екатерина Авдеева. — Следовательно, он не может рассчитывать на гарантии ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, исключающей такую меру пресечения. Помещенный в СИЗО предприниматель теряет контроль над бизнесом, а наложенные в порядке ст. 115 УПК РФ меры в виде ареста имущества могут полностью парализовать деятельность, что нередко приводит к банкротству».

Отдельно стоит напомнить, что в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 недобросовестному участнику вменяется вся сумма госконтракта. То есть исполненная его часть, даже если ее качество будет признано надлежащим, не уменьшит инкриминируемую сумму, как и все прочие понесенные затраты.

«Такую практику дополнила тенденция дополнительного вменения ст. 210 УК РФ, которая в числе негативных последствий позволяет и продлевать предпринимателям сроки содержания под стражей. Поэтому возбуждение уголовных дел в отношении недобросовестных исполнителей является мощным стоп-фактором для участия предпринимателя в конкурсах на исполнение госконтракта. Потому что неудача может привести к разрушению бизнеса», — резюмирует Екатерина Авдеева.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Между тем:
    В 2018 году среднее количество заявок на участие в закупке составило всего лишь 1,64 заявки (т.е. давно уже нет ажиотажа и конкуренции — так как бессмысленно, правила — в условиях конкретной документации — таковы, что выиграть левому претенденту не реально, например — иметь рекомендательное письмо от организации-заказчика). При этом за минувший год в рамках 223-ФЗ заключено договоров на сумму более 16,7 трлн руб. Наиболее распространенными способами определения поставщика являются закупки иными способами — 60% от стоимостного объема, а также закупки у единственного поставщика, которые составляют 35% от стоимостного объема.
    Я не хочу сеять безысходное уныние :) , но повторю — 95% закупок проходит откровенно не на конкурентной основе! А остальные хоть как-то завуалированно…
    И, в таком свете, какие-то меры по «дальнейшему улучшению положения» выглядят либо лицемерными, либо в лучшем случае дилетантскими.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ