«Ваш рынок — богатый пирог. Кто первый отрежет — тот выиграет»

Генеральный консул Генерального консульства Республики Узбекистан в Российской Федерации (Новосибирск) ЮСУП КАБУЛЖАНОВ в проекте «Люди как книги» Областной научной библиотеки рассказал о журналистских расследованиях, протоколе ООН, морозах в Сибири и новой экономической политике в своей стране.

— До своей дипломатической карьеры вы сделали впечатляющую карьеру репортера. При каких обстоятельствах вы присягали на верность правде?

— Я никогда не думал, что стану журналистом, дипломатом… Я единственный сын в семье, очень рано потерял отца. Он был журналистом. После траурных процедур меня вызвали на совет старейшин. Мне выразили соболезнования, напомнили про этикет, обязательства сына перед матерью, брата перед сестрами. И подытожили: сын продолжает дело своего отца. Так я стал журналистом. Значит, получается, что я потомственный журналист. Но, кроме того, старший брат моего отца долгое время работал Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР в Шри-Ланке. И если брать суммарно, я получаюсь потомственным журналистом и дипломатом одновременно, согласно восточной мудрости, где соблюдается обычай, что дети продолжают профессии своих предков.

— В журналистике вы прошли классический путь от учетчика отдела писем до главного редактора республиканского издания. Есть такая заповедь, которая всю вашу журналистскую карьеру была к месту?

— Все верно, я побыл и корреспондентом, и старшим корреспондентом, и заведующим отделом, и редактором на родине, потом аккредитованным журналистом в ООН. У меня всегда и везде были хорошие учителя. Они меня наставляли не передергивать слова, не переводить рассуждения в негатив. Сейчас эта проблема даже острее стоит, чем раньше, — некоторые журналисты пережимают, искажают, формируют ошибочное мнение.

Но главный урок мне преподали на третьей неделе работы в роли учетчика отдела писем. Завотделом отправил меня в самый дальний район Ташкента, чтобы я узнал, продают ли в районном магазине муку. Я съездил, вернулся, докладываю: «Продают». А завотделом спрашивает: «Почем?» И мне снова пришлось отправиться в путь. Вернулся, отчеканиваю: «Первый сорт — 26, а высший — 41 копейка». А начальник интересуется: «А сколько килограммов в одни руки отпускают?» Мысленно ругаюсь, но еду. Выяснил — без ограничений. «А мешок свой можно или нужно покупать?» — серьезно спрашивает главный. Я уже чуть не плачу. Но еду, выясняю. Потом ездил узнать, кто производитель и что лучше покупают. Без обеда, без отдыха, в дороге и дурацких вопросах провел день. Поздно вечером сижу в отделе злой, передыхаю. А завотделом мне сладкого чаю налил с сухариками. Я отказывался, но он настоял. А потом говорит: «Когда журналист куда-то идет — должен полностью информацию получить, чтобы не бегать потом и не переспрашивать».

— Требования к себе высокие, но над этими высокими требованиями всегда стоят начальство и обстоятельства. Вы становились их жертвой?

— В одном из районов погиб человек по вине врача. А тогда, в 1990-м, надо сказать, любая организация быстро реагировала на запрос СМИ, отвечала, помогала разобраться. Я погрузился, выяснил, что неверную инъекцию вкололи, да еще и грелкой усугубили. За эту смерть врач получил… просто выговор. И я написал первый в своей жизни большой критический материал. Маленький штрих — тогда принято было на верстке подписывать готовую полосу, что все факты выверил, что отвечаю за них. Я подписался. На следующее утро вышел из дома, встретил одноклассницу, рассказал ей свою историю, с гордостью о своей статье упомянул, купил в ларьке газету… а статьи нет. Почему сняли, кто воспользовался телефонным правом — не знаю, мне не сказали. Но я потом долго не писал критических статей.

— А было такое, чтобы ваша статья изменила чью-то судьбу?

— Случалось. У нас был рынок «Ипподром». Вход на него сделали платным. После моей статьи вернули свободный вход. Рынок — особое место для жителей Ташкента, это касается сотен… Решили вопрос с багажом в поезде Ташкент–Москва… Наладили порядок на автостоянке возле рынка. У меня выходило много скандальных статей, мне угрожали, уголовные дела заводили. Правда, они «рассыпались». Но в молодости это только придает азарта, ты воспринимаешь опасность как успех. Почему я про молодость заговорил? Недавно ездил в Бурятию и Хакасию, повезли меня на Саяно-Шушенскую ГЭС. И я поймал себя на мысли, что 20 лет назад, глядя в эту бездну, сказал бы: «Какое классное, масштабное сооружение». А вот сейчас стоял и думал: «Дай бог, чтобы это не поломалось».

— Кажется, репортеры-расследователи редко оказываются «на паркете» — в губернаторском пуле или на дипломатических заседаниях. Как вы выдержали статусную, красивую, но несколько пресную работу в ООН?

— Это тоже была хорошая школа. Живая журналистская работа — в газете. В Америке больше протокола и аналитики. Конечно, в окружении постпредов 194 государств твой личный вклад меньше, зато масштаб задач и проблем, которые решают на твоих глазах, — планетарный.

— Из хлебного жаркого Ташкента, из США решиться на службу в Сибирь наверняка тяжело?

— Я служил в Нижнем Тагиле в ракетных войсках. Морозы 35–40, 1987 год. И вернулся я в эту климатическую зону (Тагил не входит в СФО) через 30 лет. Что мне говорили о Сибири? Что здесь холодно и что здесь люди суровые, как и климат. Неразговорчивые, замкнутые. Так вот я официально как дипломат заявляю: это ложь. Я на себе ощутил, что здесь как раз доброжелательный народ. Структуры и ведомства не беру в расчет — там свои законы и процедуры, они везде схожи. А народ в Сибири такой же, как на моей родине — всегда помогут нуждающемуся, накормят, дадут кров.

— С декабря 2018 года Российская Федерация признала вас в качестве Генерального консула Республики Узбекистан в Новосибирске, вы рьяно взялись за работу. Объехали всю Сибирь, нашли для каждого региона свое предназначение. Скажем, в ташкентско-новосибирском обмене фигурировал туризм: культурный и гастрономический против медицинского. В Иркутской области — торговля, как-никак на Узбекистан приходится свыше 10% от объема торговли региона со странами СНГ, и процент постоянно растет. В Омске, где вы участвовали в Дне города, анонсировали культурные проекты. Какие приоритетные задачи вы намерены решить на своем посту?

— Прежде всего я решил познакомиться с руководством каждого региона, чтобы напрямую обсудить вопросы по развитию межрегионального сотрудничества, обозначенные главами государств Шавкатом Миромоновичем Мирзиёевым и Владимиром Владимировичем Путиным во время визита Президента России в Республику Узбекистан 18–20 октября 2018 года, и наладить экономические и культурно-гуманитарные направления сотрудничества между регионами наших стран. Считайте, это государственная политика. Наш президент Шавкат Миромонович Мирзиёев начал масштабные реформы во всех сферах. Он умеет слушать. Это навык, доступный далеко не всем руководителям — многие перебивают, талдычат свое, а ты теряешь мысль. Став президентом, Шавкат Миромонович открыл общественную приемную, через которую к нему может обратиться любой гражданин страны. Недавно на селекторе он говорит одному хакиму (губернатору. — «КС»): «Ты хоть читал, что про тебя в Интернете пишут?» Назначил срок, чтобы хаким принес извинения тем, кого обидел, исправил ситуацию. А если не справится, допустит развал — отправится в этот город в другой должности, где будет решать проблему на уровне руководителя района этого города. Узбекскому народу повезло с президентом. И я стараюсь брать с него пример, налаживать отношения, слушать — и представителей российского бизнеса, и граждан Узбекистана, находящихся в Сибири.

Россия всегда была стратегическим партнером Узбекистана. Раньше наша земля не продавалась в частную собственность, это ограничивало развитие бизнеса, а теперь инвесторы из России, которые строят гостиницу в городах Узбекистана, говорят: «Ваш рынок — богатый пирог. Кто первый отрежет — тот выиграет». Желающих попробовать «пирог» много. Скажем, новосибирцы строят в Узбекистане диагностическую клинику, в которой будут работать сибирские специалисты. За этот год я дважды ездил в командировки в Узбекистан, возил представителей сибирских компаний. В итоге они уже инвестировали около 1 млн долларов в экономику Узбекистана. И это только начало. Кстати, первая заграничная командировка губернатора Новосибирской области господина Травникова после избрания тоже была в Узбекистан. Сейчас мы прорабатываем новый визит новосибирской делегации.

Еще три года назад в Узбекистане не было возможности конвертировать деньги. Предприниматель, вложивший свои ресурсы, не мог получить их назад в удобной валюте. Сейчас финансовый рынок стал демократичным, как и руководители на местах. Я сам свидетель — хакимы и их заместители дают российским предпринимателям личные мобильные номера и гарантируют поддержку каждого шага инвестора.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ