Долгов стало больше, а просрочки меньше — судебным приставам развязали руки

О том, что жители Сибири с каждым годом все больше влезают в долги, и не только к банкам, говорится много и часто. Одним из индикаторов долговой нагрузки может стать количество исполнительных производств в структурах судебных приставов, а их становится все больше. Но в то же время количество и объем просроченной задолженности снижаются — это подтверждают и бюро кредитных историй (БКИ), и приставы, и коллекторские агентства. «Континент Сибирь» попробовал выяснить, как так получилось.

Кому и сколько мы должны

По словам руководителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Новосибирской области Эдуарда Бабкова, в первом полугодии 2019 года на исполнении в структурных подразделениях УФССП России по Новосибирской области находились 1,2 млн исполнительных производств. «Это на 115 тысяч больше, чем за аналогичный период прошлого года. Из них 600 тысяч поступили в 2019 году — на 10% больше, чем за шесть месяцев 2018 года», — сообщил он на пресс-конференции в ТАСС 1 августа.

Самым объемным и «трудным» направлением главный судебный пристав Новосибирской области назвал кредитное: с 2018 года количество исполнительных производств о взыскании просроченной задолженности по кредитам выросло на 25% — с 59 тыс. до 74 тыс. При этом сумма новой задолженности сократилась вдвое — с 20 млрд рублей до 10 млрд. Всего на 1 июля в службе на исполнении находились 140,3 тыс. производств на 26,2 млрд рублей, на 6 млрд меньше, чем за первое полугодие 2018 года.

Объем портфеля просроченной задолженности по типам кредитов

То, что состояние кредитного портфеля российских граждан за прошедший год улучшилось, отметили и в БКИ «Эквифакс». Согласно их данным на 30 апреля 2019 года, россияне допустили дефолтную просрочку (90 и более дней) по 10,7 млн договоров на общую сумму 852,8 млрд рублей. В данную статистику вошли как банковские кредиты всех видов, так и займы в микрофинансовых организациях.

Среднерыночную долю просроченных кредитов «Эквифакс» определил в 15%, а разбивка по отраслям выглядит, по их оценке, следующим образом: 35% приходится на займы в МФО; 18% — на потребительские кредиты; 8% — на кредитные карты; 7,3% — на автокредиты; 1,7% — на ипотеку.

По сравнению с аналогичным периодом 2018 года показатели качества кредитного портфеля несколько улучшились. В количественном выражении портфель просроченной задолженности сократился за год на 2%, в денежном — на 5%. Это было достигнуто в основном за счет середины приведенного выше списка — больше всего просрочка снизилась в потребкредитовании, кредитных картах и автокредитах. Ипотека и МФО в то же время продемонстрировали устойчивый рост.

Рост объема просроченной задолженности по ипотеке, по мнению экспертов «Эквифакса», не стоит рассматривать как негативный фактор, так как доля дефолтной задолженности по этому виду кредитования за тот же период времени осталась неизменной — 1,7%, что в целом можно рассматривать как положительный итог.

Эдуард Бабков не уточнил, с какими направлениями кредитования им приходится работать чаще всего. Но отметил, что с начала 2019 года приставы Новосибирской области возвратили более 3 млрд рублей, что на 1,2 млрд больше, чем за первую половину 2018 года.

Брать реже, но больше

Во II квартале «Эквифакс» выделил два ключевых тренда в розничном кредитовании и МФО. Итоги квартала у этих направлений получились разными, но есть и общие тенденции. Если коротко: реже, но больше.

Пластиковый фундамент и кредитки вместо микрозаймов – к чему пришел рынок банковских карт

Пластиковый фундамент и кредитки вместо микрозаймов – к чему пришел рынок банковских карт

Микрофинансовые организации во II квартале впервые за два последних года не смогли нарастить объемы и количество займов. По данным «Эквифакса», за три месяца по всей России МФО выдали 4 млн микрозаймов общим объемом 53,7 млрд рублей. Оба показателя снизились по сравнению с данными годичной давности на 15% и 2% соответственно. При этом аналитики отметили устойчивый тренд по росту средней суммы выданных займов, во II квартале 2019 года она составила 13 290 рублей. А такой вид услуг, как «заем до зарплаты» или PDL, вообще исчез из продуктовой линейки.

Причиной этому аналитики называют действия регулятора, сделавшие такого рода займы нерентабельными. «PDL-займы в большей степени были подвержены кредитному риску и риску мошенничества, для компенсации которых микрофинансисты вынуждены были держать высокие ставки для поддержания доходности. В последнее время ЦБР планомерно вводит разного рода ограничения, в том числе и для отрасли микрофинансирования, — прокомментировал генеральный директор БКО «Эквифакс» Олег Лагуткин. — В результате этих действий рынок микрофинансирования практически изжил из себя PDL-займы, продуктовый микс меняется в пользу займов с более высокой средней суммой, и как следствие, растет величина средней суммы по всему рынку микрофинансирования».

С другой стороны, удар по PDL нанесли банки, активно продвигающие кредитные карты.

Потребительские кредиты, в отличие от МФО, пришли к середине года с «плюсом». По данным «Эквифакса», во II квартале в России было выдано 3,9 млн потребительских кредитов на общую сумму 745 млрд рублей. По сравнению с аналогичным периодом 2018 года объем выдачи вырос на 13%, а по сравнению со II кварталом 2017 года — на 46%. Количественный рост при этом заметно уступает денежному и находится в пределах 5%. Средняя сумма потребительского кредита во II квартале 2019 года достигла своего исторического максимума в 191 тыс. рублей, что на 8% больше, чем во II квартале 2018 года и на 42% больше, чем за аналогичный период 2017 года.

Из 4,1 трлн рублей, взятых россиянами в кредит, 532,5 млрд составляет просроченная задолженность. В количественном учете из 27,7 млн потребительских займов критические просрочки наблюдаются в 4,9 млн. Для сравнения: во II квартале 2018 года было 5,4 млн кредитов из 27 млн — то есть доля просрочки в банковских портфелях пусть и не слишком быстро, но снижается.

В Новосибирской области за последний год количество исполнительных производств о взыскании задолженности по кредитам увеличилось на 25% (до 74 тысяч), но при этом сумма новой задолженности уменьшилась вдвое — с 20 млрд рублей до 1 млрд. По словам Эдуарда Бабкова, на 1 июля в службе на исполнении находились 140,3 тыс. производств на 26,2 млрд рублей, что на 6 млрд меньше, чем в первом полугодии 2018 года.

Долги собирают не только банки

Одним из итогов работы новосибирских приставов за первое полугодие стал заметный рост производств не банковского характера. Причин этому несколько. Во-первых, у банков больше возможности урегулировать задолженность собственными силами. «Время от времени кредиторы проводят так называемые операции по расчистке баланса, продавая или списывая за счет внутренних резервов долги, которые можно признать безнадежными, — приводит пример Олег Лагуткин. — В общем смысле такие операции можно считать обычными, если не принимать в расчет то, что в последнее время кредиторы используют специализированные площадки по продаже долгов, позволяющие получать более высокую стоимость за продаваемый портфель. Как правило, проводятся они при приближении к отчетным датам. Именно такие операции являются причинами приведенного выше снижения объема просроченной задолженности».

Новосибирская транспортная компания подала иск о самобанкротстве

Новосибирская транспортная компания подала иск о самобанкротстве

Во-вторых, как отметил Эдуард Бабков, многие финансовые споры (такие как невыплата зарплаты, задолженность за ЖКУ, штрафы ГИБДД и т. д.) стали чаще доходить до суда — и следовательно, до ФССП. Так, количество взысканий долгов по зарплате увеличилось за год более чем вдвое — сейчас приставы работают над 1936 исполнительными документами на общую сумму в 101 млн рублей. Год назад было соответственно 943 документа и 63 млн. Всего за полгода гражданам было возвращено 42,5 млн рублей невыплаченной заработной платы, что на 4 млн больше, чем год назад.

Особое место среди должников по зарплате занимают компании-банкроты или те, кто находится в процессе банкротства, где процедура взыскания работает уже по другим принципам. Под эту категорию попадает 45% должников, а безусловным лидером, по словам Эдуарда Бабкова, стала транспортная компания «РАТЭК-АВТО»: на сегодня на исполнении приставов находится 700 документов, где фигурирует эта компания.

Рост документов о взыскании долгов по ЖКХ приставы отмечают уже не первый год. Причина все та же: поставщики услуг все чаще обращаются в суд. За год количество документов по ЖКХ выросло с 22,5 тыс. до 30 тыс., сумма задолженности — с 1 до 1,2 млрд рублей. Резко выросли и суммы возвращенных приставами долгов по ЖКХ: за первую половину 2018 года с должников взыскали 153 млн рублей, в этом полугодии — уже 274 млн.

Производств от ФНС в этом году стало меньше (с 19,4 тыс. до 15,7 тыс.), зато результативность увеличилось в полтора раза (с 1,2 млрд до 1,8 млрд). По итогам полугодия в службе на исполнении находились 140,3 тыс. производств на 26,2 млрд рублей, что на 6 млрд меньше, чем за первую половину 2018 года.

Красноярск должен больше всех

Относительно других сибирских регионов Новосибирская область не стала самой «недобросовестной». Если судить по общему количеству исполнительных производств, лидером стал Красноярский край, где в службе судебных приставов по итогам полугодия находится на исполнении 1,9 млн документов. В Новосибирской и Иркутской областях, следующих за ним, находится 1,25 млн и 1,2 млн производств соответственно. У остальных и того меньше. По общей сумме просрочки (банковской и остальным) регион также оказался вторым — первое место досталось Красноярскому краю, третье — Кузбассу.

Если рассмотреть отдельные направления, Новосибирск не занял лидирующее место ни по одному из них. По числу производств о задолженности по зарплате первое место в антирейтинге досталось Алтайскому краю, а Новосибирская область оказалась шестой. По ЖКХ и алиментам Новосибирску досталось пятое место. Самую «высокую» позицию Новосибирская область заняла по банковской просрочке — третье место после Кемерова и Красноярска.

У приставов развязаны руки, а у коллекторов нет

Еще одним итогом полугодия Эдуард Бабков назвал более частое использование санкций в отношении должников. За первую половину 2019 года в Новосибирской области было вынесено 128 тыс. постановлений по ограничению на выезд (прирост за год 105%) и 105 тыс. по ограничению спецправа. В полтора раза больше стало постановлений об аресте имущества. В итоге за первое полугодие областное ФССП окончило 556,5 тыс. исполнительных производств, из них 324 тыс. исполнено. Общая сумма — 6,3 млрд рублей, что на 600 млн больше, чем год назад.

Как отложенный спрос из 2014 года прибавил сегодня работы для коллекторов

Как отложенный спрос из 2014 года прибавил сегодня работы для коллекторов

Положительный результат дала и информатизация процессов, что позволило более оперативно оповещать участников тяжбы о ходе действия и, главное, снизило время на снятие ограничений. О полной замене бумажных уведомлений на электронные, подчеркнул Эдуард Бабков, говорить пока рано, но в идеале каждому, кто хоть как-то участвует в производстве по взысканию долга (неважно, в каком качестве), стоит зарегистрировать личный кабинет на портале ФССП для получения оперативной информации.

За последний год судебные приставы отметили рост числа жалоб на действия коллекторов — за последние полгода их поступило в региональную ФССП на 75% больше, чем годом ранее (880 обращений). И только 40% из них, по словам Эдуарда Бабкова, касались тех организаций, которые состоят в НАПКА и включены в реестр Федеральной службы судебных приставов. Всего 11 таких организаций работают на территории Новосибирской области. Остальное, отмечает глава УФССП, составляют либо «черные» коллекторы, либо МФО, взыскивающие «просрочку» своими силами и не всегда законными методами. На них тоже жалуются приставам, хотя регулятором микрофинансовых организаций всегда был Центробанк.

За последние полгода приставы рассмотрели 156 нарушений в работе коллекторов — это почти вдвое больше, чем год назад. Всего недобросовестные взыскатели получили 5,3 млн рублей штрафов, 4,5 млн из которых приставы уже взыскали. Это более чем в три раза больше, чем в 2018 году.

«На текущий период 50% семей в России так или иначе обременены долгами, и к сожалению, в современных реалиях существует риск того, что какая-то часть этих долгов станет просроченной, — комментирует сложившуюся ситуацию президент СРО «НАПКА» Эльман Мехтиев. — Около 10% домохозяйств имеют доход ниже 50 тыс. рублей и вынуждены отдавать на погашение кредита свыше 50% от своего ежемесячного дохода. Средний просроченный долг варьируется в пределах 70–80 тыс. рублей. По нашей статистике, порядка 47% должников ссылаются на то, что не могут обслуживать долг по причине финансовых трудностей, еще 30% сообщили о падении уровня доходов, 20% пожаловались на серьезную долговую нагрузку. Все эти причины носят объективный характер и отражают общую ситуацию на рынке. Поэтому на текущий момент одна из основных задач — обеспечить корректное взыскание с полным соблюдением норм 230–ФЗ со стороны каждого участника рынка, как самих кредиторов, так и коллекторских агентств. Только если будут обеспечены равные права, одинаковые обязанности и пропорциональная ответственность, мы можем говорить о защите прав и законных интересов граждан и построении цивилизованного рынка взыскания».

С другой стороны, приставы нашли способ борьбы с мошенниками, «работающими» с фиктивной должностью по зарплате. В первой половине в регионе было зафиксировано 17 таких случаев, в этом году — ни одного. Как отметил Эдуард Бабков, все поступающие документы, особенно те, которые можно легко подделать, проверяют по специальным алгоритмам. И это останавливает мошенников.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ