«Облакам» есть куда развиваться, как и системным интеграторам

К чему пришел в 2019 году российский «облачный» рынок и как он будет развиваться дальше? Отстаем ли мы от Запада по темпам роста или обгоняем его? Мешают ли развитию рынка регуляторные инициативы государства или, наоборот, помогают? Как на этом фоне смотрится Сибирь? И что делать в новых условиях тем, кто специализируется на традиционных «железных» решениях?

Правда ли, что Россия — в отстающих?

25 апреля один из ключевых спикеров конференции mailto:CLOUD, директор департамента технологического консалтинга Oracle Владимир Бобылев сообщил, что темпы роста «облачного» рынка в России отстают от мировых. Если в мире этот показатель составляет около 30%, то в России всего 18%. Такая оценка может показаться странной с учетом, во-первых, низкой базы отечественного рынка «облаков», во-вторых, снижения доступности альтернатив «облачных» решений за последние годы — в первую очередь из-за удорожания комплектующих.

Леонид Филатов
Леонид Филатов

Основатель аналитической системы INDEX.RU Леонид Филатов считает, что эта статистика близка к правде: развитие всех технологий в России идет немного медленнее, чем в других странах. По его мнению, это происходит потому, что, во-первых, бизнес очень долго раскачивается, во-вторых, многие боятся «облаков» из-за опасений утечки хранимых там данных. С тем, что отставание есть, согласен и директор ООО «БиВайт» (бренд ITProvision) Александр Соловьев. «Во-первых, в нашей стране к новшествам относятся достаточно консервативно, и зачастую смотрят на успешность сервисов и их развитость в целом, так сказать, ждут, чтобы сервис «повзрослел». Во-вторых, это стоимость — большинство сервисов разработаны для рынка Америки и Европы, цена включает оборудование и ПО, купленное за доллары и евро, что влияет на цену в рублях. На мой взгляд, цены на сервисы для российских компаний остаются достаточно высокими», — считает Александр Соловьев.

Руководитель формирования спроса компании «Импульс-ИВЦ» Рината Хусаинова тоже считает, что не верить статистике оснований нет: на текущий момент Россия действительно отстает от ведущих стран в развитии «облачных» технологий, но курс на цифровизацию экономики не оставляет вариантов, кроме как сконцентрировать основные мощности в «облаках». При этом основной движущей силой в этом вопросе, по ее словам, остается государство.

Георгий Мегрелишвили
Георгий Мегрелишвили

По мнению исполнительного директора компании «СБКлауд» Георгия Мегрелишвили, важно принимать во внимание драйверы роста рынка в тех или иных странах. Если в Европе и США самым распространенным облачным решением являются SaaS (программное обеспечение как сервис), то в России бизнесом наиболее востребован IaaS (инфраструктура как сервис). Связано это с тем, что SaaS в основном использует малый и средний бизнес, а в России основные заказы «облачникам» делают крупные компании и госструктуры. И основные задачи, которые они решают «клаудизацией», — масштабирование работы и модернизация ИТ-структуры. То есть им интересен чаще именно IaaS. «Темпы роста разные аналитики оценивают в диапазоне от 15% до 30% — во многом это связано с разными методологиями подсчетов), но одно справедливо: «облачный» рынок действительно растет, причем быстрее, чем ИТ-рынок в целом», — резюмирует эксперт.

Руководитель группы регионального развития департамента «облачных» технологий Softline Владимир Егорычев считает, что российский рынок просто еще не достиг своего пика. «По данным большинства экспертов российского ИТ-рынка, развитие «облачных» сервисов в России соответствует мировым и составляет порядка 20–30% ежегодно. На текущий момент формируется доверие к провайдерам и идет этап формирования зрелости публичных «облачных» сервисов, — поясняет собеседник «Континента Сибирь». — Активно появляются новые услуги и игроки. Эти данные подтверждает, например, iKS-Consulting, по чьим оценкам российский «облачный» рынок в 2018 году вырос на 25% по сравнению с прошлым годом и достиг 68,4 млрд рублей, причем до 70% составляет сегмент SaaS. Этот сегмент будет расти примерно на 23% в год и к концу 2022 года может достичь 155 млрд рублей».

Максим Захаренко
Максим Захаренко

Не разделяет оценок Oracle и генеральный директор компании «Облакотека» Максим Захаренко: «У нас, по разным отчетам, рост составляет 25–40% в разных сегментах. Другое дело, что весь «облачный» рынок по-прежнему крутится вокруг 30 млрд рублей, то есть база все еще невысокая, поэтому расти не очень сложно». В то же время он считает мировые темпы роста более впечатляющими по причине высокой базы в развитых странах — при таких стартовых условиях 30% роста — это действительно хороший результат.

«Лично я с оценкой Oracle согласен, — высказывается заместитель коммерческого директора компании Cortel Никита Храмов. — Причин такому отставанию несколько. Во-первых, бизнес и технические специалисты не всегда знают принципов работы технологий и, главное, не видят того, чего они получат от их использования. Во-вторых, качественный облачный ресурс нуждается в хорошем канале связи из потребления услуги, а также высокий уровень обслуживания Заказчика (SLA) — к сожалению, это пока есть не у всех и не везде. В-третьих, при выборе облачного ИТ-решения к расчету необходимо привлекать аналитиков и финансистов, чтобы они могли правильно составлять модель CAPEX/OPEX. Нужно учесть операционные затраты на обслуживание, владение, а также упущенную выгоду или кредитные ресурсы. На текущий момент только очень продвинутые ИТ-отделы предприятий применяют этот расчет, а не сравнивают стоимость пакета облачных услуг с покупкой одного сервера».

Никита Храмов отметил еще одну особенность российского облачного рынка — его сильную неравномерность: «По нашей оценке 80% российских пользователей облачных сервисов территориально находятся в центральной части России. Далее по убыванию Волга и Урал. Сибирь по использованию «облаков» немного отстает от этих регионов, но за последний год разница очень сильно сократилась. На Дальнем Востоке ситуация еще хуже — там облачный рынок только начинает развиваться».

Консерваторы и модернисты

Чем выше конкуренция на рынке и чем меньше компания, тем активнее она внедряет «облачные» сервисы, включая полный отказ от локальной инфраструктуры. И наоборот, крупные компании, монополии, государство, госкорпорации разного уровня смотрят на «облако» всегда подозрительно — так характеризует восприимчивость «облачных» сервисов различными отраслями Максим Захаренко. По его мнению, это связано как с требованиями безопасности, так и с инерцией, устоявшимися моделями потребления. «Модернизации идут медленно, поскольку никакой острой необходимости в трансформации у таких компаний нет, многое делается просто для отчета», — поясняет эксперт. И это тоже не способствует приросту рынка, поскольку, по оценке Максима Захаренко, малый бизнес по-прежнему дает вклад чуть больше 20% в ВВП, а оставшиеся условно 75% приходятся на крупный бизнес и государство. Есть, конечно, достаточно сильные компании из группы среднего бизнеса, но их очень мало.

По наблюдениям Владимира Егорычева, лидерами по потреблению «облаков» по-прежнему являются финансовые организации и ретейл — те отрасли, где сохраняется сильная конкуренция. За ними идут промышленные компании и разработка, а что касается госсектора, о нем тоже не стоит забывать. «В последние годы интерес к «облакам» стали проявлять организации государственного сектора и организации, работающие в сфере здравоохранения. Многие медицинские организации планируют миграцию в «облако» уже в ближайшие несколько лет, поскольку появилось достаточное количество решений для предприятий отрасли здравоохранения, которые используют «облачный» подход. Например, телемедицина и архивы данных, получаемых с диагностического оборудования. Компании госсектора до недавнего времени были ограничены в использовании «облачных» ресурсов, но сейчас использование облачной инфраструктуры лоббируется на уровне государства».

Примером такого лобби Владимир Егорычев называет недавно стартовавший эксперимент по переводу информационных систем ряда министерств и ведомств в государственную единую «облачную» платформу — ГЕОП. Государственным заказчиком и оператором федеральной государственной информационной системы выступило Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Не согласен с тем, что госструктуры не интересуются «облаками», и президент АО «Ситроникс» Алексей Марухин: «Будущее за цифровой экономикой, и цифровая трансформация идет семимильными шагами: в тех же нацпроектах заложена весомая цифровая составляющая. Если в Москве уже существует развитая цифровая инфраструктура, то в регионах ситуация пока очень разная. Имеющихся на местах ресурсов и компетенций часто попросту недостаточно на фоне масштаба заявленных на 2024 год целей. И здесь востребован не только и не столько консалтинг, сколько механизм внедрения цифровых решений под ключ: от оценки зрелости инфраструктуры и реальных потребностей каждого региона до поисков оптимальных моделей финансирования и реализации комплексной цифровой стратегии».

По мнению Леонида Филатова, сегодня избегают «облаков» прежде всего те, для кого важна высокая секретность. «Данные ядерных реакторов или военно-промышленные компании — для них работа с «облачными» сервисами невозможна, потому что это может оказаться небезопасно. Если произойдет утечка данных, то установить виновных будет проблематично, а урон может быть критичен для национальной безопасности». Александр Соловьев называет еще одну причину отказа от «облаков» со стороны государственных и в первую очередь правоохранительных органов: «Облачные» сервисы трудно внедрить в уже существующие информационные системы, а еще нужно учесть защиту персональных данных и внутренние регламенты».

В то же время Владимир Егорычев считает, что миф о ненадежности «облаков» уже давно утратил актуальность: «Не стоит полагать, будто обычные «облачные» сервисы защищают информацию недостаточно, отличие состоит только в наборе используемых средств ее защиты. Выбрав надежного «облачного» провайдера, вы можете быть уверены в сохранности своих данных вне зависимости от типа выбранной «облачной» инфраструктуры. Прежде чем начать реализацию проекта по миграции в «облако», опытные ИТ-специалисты проводят подробный аудит, дают оценку существующей у заказчика информационной инфраструктуры и помогают определиться с набором бизнес-систем, которые могут быть перенесены в «облако».

Легко ли ехать без светофора?

Если задуматься о том, почему российский рынок «облаков» растет медленнее, наверняка кто-то вспомнит инициативы со стороны государства в сфере регулирования Интернета. «Закон Яровой», закон о хранении персональных данных, наконец, «автономный рунет» — все это явно не способствует развитию отрасли. Означает ли это, что государство одной рукой подписывает программы «цифровой экономики», а другой ее же и сворачивает? По мнению экспертов, нет, совсем наоборот. С учетом того, что основной спрос на «облака», как уже говорилось выше, создается государством и «окологосударством», для них куда большей проблемой станет не избыток барьеров и нормативов, а их отсутствие.

«Что касается регулирования со стороны государства, здесь ситуация двоякая, — рассуждает Александр Соловьев. — С одной стороны, устаревающие традиционные требования безопасности сдерживают использование внешних «облаков», с другой стороны, закон о персональных данных (в части 242–ФЗ) и закон о «суверенном Интернете» создают условия для размещения ИТ-ресурсов в РФ, то есть дают преимущества локальным «облачным» игрокам перед зарубежными конкурентами».

По словам Владимира Егорычева, единственная область, где заградительные барьеры действительно есть, это сфера работы с государственной тайной. Все остальные данные можно перенести в «облако» с учетом действующего законодательства, наличия у провайдера необходимого опыта и разрешений на лицензируемые виды деятельности в области информационной безопасности. «Например, если речь идет о процессах, связанных с обработкой персональных данных, компания может использовать «защищенные «облака», уровень защиты в которых соответствует требованиям регуляторов. Такие продукты на рынке уже доступны», — поясняет собеседник издания.

Куда податься интеграторам?

Рост рынка «облаков» аналитики обычно связывают с «умиранием» такой отрасли, как системная интеграция, о которой пишут уже не первый год. Самым очевидным выходом для «бывших» интеграторов обычно называют консалтинговые услуги, но этот выход далеко не единственный. Потому что отход от узких специализаций вида «поставить и настроить» наметился в отрасли задолго до начала «облачного» бума».

«Консалтинговые услуги в Сибири не пользуются большой популярностью, потому что большинство клиентов не понимают, зачем надо за них платить. Многие считают так: «Мы и сами сможем не хуже». Но часто получается хуже и дороже, — говорит Александр Соловьев. — Наверное, это связано с менталитетом, мы часто не понимаем ценности таких услуг, потому как их сложно «пощупать» и оценить в материальном плане. Что касается системных интеграторов — некоторые компании просто расширяют свой портфель услуг и продолжают работать. Некоторые меняют профиль, я знаю компанию, которая из интегратора переквалифицировалась в производителя, стала вендором. Другой интегратор стал больше заниматься капитальным строительством. Кто-то уходит на рынок разработки программного обеспечения. Вариантов более чем достаточно».

Трендом рынка системной интеграции можно считать предоставление комплексных услуг по принципу «одного окна». В этом случае системный интегратор должен обладать широким спектром компетенций, чтобы уметь решить разные задачи клиента, будь то внедрение новых информационных систем, реорганизация бизнес-процессов, получение детальной аналитики, эффективное управление ИТ-ресурсами и бюджетом, комментирует Георгий Мегрелишвили. «В таких проектах от системного интегратора требуются не только знания в предметных областях, но и консалтинговые компетенции, и высокий уровень проектного управления», — отмечает собеседник «Континента Сибирь».

В то же время эксперты отмечают, что заказчиков все чаще интересует не просто перевод отдельных сервисов в «облако», а комплексный подход к выбору вычислительной инфраструктуры. Поэтому, по мнению Владимира Егорычева, несомненно, преимущество будет у тех провайдеров, которые имеют компетенции в смежных областях. Не лишним будет опыт в реализации проектов по созданию частных и гибридных «облачных» сред, внедрении различных бизнес приложений и выполнении проектов в области кибербезопасности. «Узкоспециализированные компании ограничены масштабами задач клиентов и размерами проектов. Именно поэтому большинство операторов, которые недавно вышли на «облачный» рынок — например, операторы связи, — в настоящее время стремятся нарастить смежные компетенции», — дает оценку с позиции «облачников» Владимир Егорычев.

Куда дальше?

По оценкам Александра Соловьева, в ближайшие годы облачный рынок продолжит расти, но не такими взрывными темпами, как раньше. Также будут развиваться сервисы, которые продвигают российские ИТ-гиганты, и это тоже внесет свои коррективы в развитие цифровой инфраструктуры бизнеса. «Еще можно выделить технологии на базе искусственного интеллекта, которые сейчас активно развиваются, и это тоже будет оказывать сильное влияние на развитие сервисов и приложений в будущем», — отмечает Александр Соловьев.

Также, по словам участников рынка, будут появляться новые услуги и сервисы, способные работать с огромными базами данных, хранить их и уметь разбираться в том, что хранится. Такой прогноз делает Леонид Филатов. Он считает, что появятся новые профессии, будут придуманы новые способы взаимодействия и интеграции сервисов внутренних с «облачными». «Раньше не было профессии таргетолог и парсинг-менеджер (тот, кто умеет производить синтаксический анализ, анализировать, разбирать аудиторию), а сегодня эти вакансии уже на сайтах по поиску работы», — приводит пример собеседник издания.

В то же время у системных интеграторов, по мнению Максима Захаренко, нет другого пути, кроме как осваивать «облачные» и подписные модели, причем с развитием добавленной стоимости. «В эту модель движутся все вендоры, включая «железных», — делится наблюдениями Максим Захаренко. — Торговать будет просто нечем, традиционного товара почти не останется. А даже простая перепродажа подписок требует, например, автоматизации, которой нет у системных интеграторов. Клиент чем дальше, тем больше находится под давлением «облачных» предложений, которые просто сыплются от всех вендоров и провайдеров. При этом сам интегратор никак не ассоциируется у клиента с «облаком», поэтому интегратору важно шагнуть в этот мир максимально комфортно. Собственно, практически все «облачные» провайдеры являются конкурентами интеграторам, но некоторые сделали своей концепцией платформу развития «облачного» бизнеса интегратора и дают все необходимые ресурсы для первого шага в «облако» и последующего масштабирования».

Антон Захарченко
Антон Захарченко. Фото: tadviser.ru

Неизбежен и тренд на консолидацию рынка — появляются крупные провайдеры федерального масштаба, которые будут конкурировать качеством предоставляемых сервисов, масштабом инфраструктуры и возможностями цифровых экосистем. Такой вывод делает директор по стратегии провайдера #CloudMTS, генеральный директор компании «ИТ-Град» (входят в Группу МТС) Антон Захарченко. По его словам, большой потенциал в этом смысле у телеком-операторов, которые, как правило, имеют развитую инфраструктуру на всей территории страны, многолетний опыт работы на корпоративном рынке и способность обеспечить компании полным комплексом цифровых услуг. «Что касается системных интеграторов, один из вероятных вариантов их развития может быть связан с постепенным смещением акцентов в область управления уже готовыми «облачными» средами (IaaS) и подписками на «облачные» приложения», — считает эксперт.

Говоря о Сибири, участники рынка отмечают, что, как и в целом по России, «облачный» рынок прирастает ежегодно на 20–30%. Такие цифры приводит Владимир Егорычев. «Каждый год появляются новые игроки. На мой взгляд, это позитивная тенденция: повышается конкуренция, а значит, растет качество выполняемых услуг и уровень покрытия «облачных» услуг в регионе, — высказывается Владимир Егорычев. — Одной из характеристик сибирского рынка я бы назвал структуру продаж «облачных» сервисов: здесь очень востребованы сервисы аренды оборудования (HaaS, DaaS, Dedicated), их доля составляет 50% от общего объема продаж облаков, тогда как до Урала этот процент гораздо ниже. Это можно объяснить прежде всего нехваткой коммерческих дата-центров». Таким образом, участникам этого рынка еще есть куда расти.



Точка зрения

Зачем нужен виртуальный ЦОД?

ВЛАДИМИР ЕГОРЫЧЕВ, руководитель группы регионального развития департамента облачных технологий Softline

Услуга по предоставлению виртуального центра обработки данных с каждым годом становится все более популярной у наших заказчиков. Виртуальный ЦОД позволяет компании избежать капитальных затрат — в случае с созданием собственного дата-центра они будут достаточно велики — и получить отказоустойчивую инфраструктуру с гарантированно высоким уровнем обслуживания.

Интерес к виртуализации ИТ-инфраструктуры проявляют как небольшие компании, желающие сэкономить, так и крупные организации. Для них виртуальный ЦОД, как правило, является резервной площадкой либо способом оперативно нарастить мощности для реализации масштабного проекта.

Приняв решение перенести бизнес-приложения в виртуальный ЦОД, вы получаете:
— отказ от капитальных затрат;

— возможность наращивать или сокращать мощности по мере потребностей бизнеса;

— отказоустойчивую «облачную» инфраструктуру для размещения виртуальных машин с гарантированной доступностью 99,9%;

— экспертизу опытного ИТ-провайдера и техническое обслуживание в формате 24/7;

— защиту информации в соответствии с действующим российским законодательством.

Softline предлагает решение vCloud , построенное на базе виртуализации VMware. Его популярность ежегодно растет: в 2018 году в России мы провели на 70% больше проектов по миграции в «облачный» ЦОД, чем в 2017-м. Чаще всего наши клиенты размещают в «облаке» корпоративную почту, ERP-системы, CRM-системы, Web-сервисы и базы данных, а также иные всевозможные инфраструктурные сервисы. Решение предусматривает возможность установки различных операционных систем на выбор заказчика и самостоятельное администрирование серверов через панель управления.

Региональные площадки Softline находятся в Санкт-Петербурге, Казани, Екатеринбурге и Новосибирске. Наша компания использует ЦОДы уровня TIER III: они оснащены системами гарантированного и бесперебойного энергоснабжения, пожарной безопасности, обеспечения климатических условий работы оборудования и зарезервированной сетевой инфраструктурой.

Заказчикам Softline доступна также опция использования компонента vCloud Director Extender , который дает возможность переносить свои виртуальные машины из локальной инфраструктуры в «облако» провайдера с минимальным простоем сервисов. Для его использования на площадке клиента должна быть развернута виртуализация VMware. Весь процесс займет не больше одного часа, при этом не требуется никакого дополнительного оборудования или специализированного программного обеспечения, только настройка компонента. Данный компонент можно использовать также в целях резервного копирования сервисов с невысокими требованиями по доступности.

Использование резервного виртуального ЦОДа может спасти вашу информацию даже в случае крупной аварии — если вы используете услугу «Катастрофоустойчивость» (Disaster Recovery). Даже если в одном из ваших дата-центров случится пожар, виртуальные машины автоматически запустятся на резервной площадке, что позволит компании минимизировать время простоя и уберечь себя от потери информации.

Компания Softline
тел. (383) 347-57-47 доб. 3574
v.egorychev@softline.com
https://softline.com

Реклама

 

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ