Евгений Лебедев: «Проблема ветхого и аварийного жилья стоит очень остро»

Новосибирск интенсивнее всего застраивался в послевоенные годы, и естественно, что сейчас немалая часть зданий, возведенных тогда и в несколько последующих десятилетий, постепенно приходит в ветхое состояние. Депутат горсовета Новосибирска ЕВГЕНИЙ ЛЕБЕДЕВ уверен, что проблему расселения аварийного жилищного фонда можно решить только общими усилиями местных властей и федерального центра.

— Евгений Владимирович, как вы оцениваете нынешнюю ситуацию с ветхим и аварийным жильем Новосибирска?

— Наш город хоть и сравнительно молод, но имеет свою непростую историю, и это сказалось на процессах градостроительства. В годы Великой Отечественной войны в Новосибирск были эвакуированы крупнейшие предприятия из европейской части страны. Конечно, для рабочих нужно было в срочном порядке возвести огромное количество домов, а средств на это не хватало. С середины 1941 года в Новосибирске почти не строили каменные здания. Велось исключительно деревянное строительство, плюс строили какие-то землянки и каркасно-засыпные бараки. Далее, когда война закончилась, одно- и двухэтажные дома надстраивались до четырех-пяти этажей, потому что квартирный вопрос стоял очень остро. И лишь в 60-е годы в Новосибирске началось крупнопанельное строительство. Неудивительно, что сейчас мы столкнулись с серьезной проблемой: очень большая часть жилого фонда пришла в негодность и требует расселения. То есть нужны оперативные меры. Да, с 2004 года действует программа по расселению, по которой было снесено и расселено 484 дома. Но процесс расселения аварийных домов здорово отстает от старения жилого фонда. Достаточно сказать, что еще приблизительно 900 домов в Новосибирске изношены на 70%. То есть вывод жилья в категорию аварийного растет угрожающими темпами. Уже к началу 2018 года у нас были признаны непригодными для проживания 175 домов, расселение которых оценивается примерно в 4 млрд рублей. Мэрия включила их в программу на 2019–2023 годы. Но сколько домов будут признаны аварийными в 2023?..

— То есть проблема требует более интенсивных мер?

— Безусловно. Власти должны сосредоточиться на ее решении, потому что она растет, как снежный ком. Тем более что есть еще один момент, который негативно повлиял.

Дело в том, что с конца девяностых годов и до начала нулевых муниципалитету было передано значительное количество ведомственного жилья. Это жилой фонд, который в советское время строили для своих работников различные ведомства и предприятия.

И состояние этих домов далеко от идеального. Они передавались уже со значительным процентом износа, а часть из них еще тогда практически подлежала сносу. Таким образом, Новосибирск дополнительно получил значительную нагрузку в виде домов в ветхом и аварийном состоянии, которые тоже нужно расселять. Причем вместе с ведомственным жилым фондом никакие средства на его капремонт или расселение не передавались, так что город был вынужден повестить эту ношу на муниципальный бюджет. Однако дополнительных средств на это у Новосибирска не оказалось.

Вспомните, что доходы бюджета серьезно пострадали после того, как федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления» предписал муниципалитетам избавиться от всего имущества, не предназначенного для исполнения муниципальных полномочий. Тогда многие помещения и здания, которое ранее сдавалось городом в аренду и приносили серьезный доход в бюджет, были в плановом порядке реализованы. Дополнительный доход муниципалитета, который мог бы использоваться для сноса и расселения, иссяк.

— Проблема аварийного фонда сложная, но неужели нет путей ее решения?

— Эта проблема действительно не из легких, но нужно сказать, что она типична для всей страны, включая столицу. А значит, ее решение требует совместных усилий всех заинтересованных сторон. Во-первых, необходимо внести ряд изменений в действующее законодательство, а во-вторых, продумать систему сотрудничества всех уровней власти в этом вопросе. Эта система может выглядеть по-разному. Можно использовать так называемый «котловой метод», когда учитывается весь жилой фонд, подлежащий сносу, в масштабах страны, а затем пропорционально объему ветхого и аварийного жилья в каждом субъекте Федерации государство выделяет регионам необходимые средства. В регионах к этому финансированию добавляются средства местного бюджета. И деньги так же пропорционально распределяются между муниципалитетами, в зависимости от объема аварийного жилого фонда. Ну а муниципалитеты в этот «котел» добавляют средства своего бюджета и организуют расселение домов.

— Вы сказали, что система финансирования может выглядеть по-разному. Каков другой принцип?

— Вторая модель системы, по которой можно решить проблему расселения, такова: федеральный центр и региональный бюджет выделяют муниципалитетам средства в зависимости от их финансового вклада в процесс. Кстати, в текущем году эта модель уже начинает действовать в Новосибирске: на расселение ветхого и аварийного жилья будет направлено 185 млн рублей из городского бюджета и 292 млн — из регионального. Подписано соглашение с Фондом содействия реформированию ЖКХ о выделении на эти цели еще 500 млн рублей. Таким образом, в ближайшее время 277 человек из 11 ветхих бараков на улице Никитина получат новые квартиры в новостройках жилых комплексов «Матрешкин двор» и «Чистая Слобода», а на месте снесенных бараков будет возведен новый жилмассив. Но хочу подчеркнуть: какая бы система финансирования ни действовала, очень многое в решении вопроса расселения нашего аварийного фонда зависит от средств федерального бюджета.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ