«Важной задачей бизнес-омбудсмена является развитие малого и среднего бизнеса, а не только его защита»

Николай Мамулат — о планах работы на посту бизнес-омбудсмена Новосибирской области

Недавно избранный на пост бизнес-омбудсмена Новосибирской области НИКОЛАЙ МАМУЛАТ рассказал в интервью «Континенту Сибирь» о своих планах работы на ближайший год, о нововведениях в функционал аппарата уполномоченного по правам предпринимателей, а также о наиболее распространенных нарушениях в отношении бизнеса.

Не только защита, но и развитие малого и среднего бизнеса

— Николай Егорович, вы почти месяц на должности уполномоченного по защите прав предпринимателей. Какие впечатления у вас сложились о работе, проблемах бизнеса?

— Те жалобы, которые я принял за этот месяц, те встречи, которые я провел с предпринимателями (я уже посетил Бердск, Академпарк, встретился с активом «Деловой России», провел круглый стол с ведущими деловыми объединениями), говорят о том, что проблем у бизнеса очень много, разносторонних и разноплановых. Намного больше, чем кажется на первый взгляд. Они есть во всех отраслях, начиная от крупной промышленности и заканчивая небольшим киоском или автолавкой. Уже ясно, что для решения этих проблем необходимо усиливать взаимодействие с губернатором, правительством Новосибирской области, Законодательным собранием, аппаратом федерального бизнес-омбудсмена, предпринимательскими объединениями.

— Какие вы наметили рабочие планы на ближайший год?

— Главная задача — дать предпринимателям чувство защищенности, законности во взаимоотношениях с органами власти. В связи с этим считаю необходимым закрепить имеющиеся положительные наработки, не потерять их. Но нынешняя экономическая ситуация требует большей активности, настойчивости, если хотите, в отстаивании интересов бизнеса. В аппарат уполномоченного редко приходят с простыми задачами, и к ним нет готовых решений. В сложных ситуациях мы привлекаем экспертов. Это 11 авторитетных юридических организаций, которые подписали с нами соглашение. Они по системе «Pro bono» могут провести независимую оценку дела. Но все же одной правовой экспертизы мало, нужно предпринимать такие действия, которые позволят оказать реальную помощь.

Здесь важна активная работа с общественными организациями и отраслевыми предпринимательскими объединениями региона, это касается снятия излишних административных барьеров, улучшения инвестиционной привлекательности Новосибирской области, решения системных проблем. Недавно я встречался с руководителями двух общественных объединений — «Транспортного союза Сибири» и Общественного совета по развитию такси в регионах России, представляющих интересы десятков субъектов предпринимательской деятельности, работающих в сфере пассажирских перевозок автобусами и такси. Завершается третий этап перехода на новый порядок применения контрольно-кассовой техники. С 1 июля 2019 года водители или кондукторы общественного транспорта, а также такси при осуществлении расчетов за проезд должны будут применять онлайн-кассы. Для всех перевозчиков области установление и обеспечение работы нового оборудования — это серьезные финансовые затраты. Ситуация осложняется тем, что техника не предназначена для эксплуатации в транспорте, нет необходимых и доступных технических решений. Так, онлайн-кассы в автобусах будут работать слишком медленно, задерживать пассажиропоток. Мы уже прорабатываем этот вопрос. На текущий момент эта система, вопреки ожиданиям властей, не способна выполнить свою задачу. Нужна отсрочка. Мной направлено обращение в адрес уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей с описанием региональной проблематики. Мы не против внедрения онлайн-касс, но в другом, более продуманном виде. Оказалось, что эта проблема волнует перевозчиков не только нашей области. Федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов обратился к министру финансов РФ Антону Силуанову с предложениями о внесении изменений в соответствующий федеральный закон. Совсем недавно часть изменений уже принята Государственной думой в первом чтении.

Николай Мамулат— Наверное, было бы хорошо, если подобные важные для бизнеса законы принимались не до, а после широкого общественного обсуждения?

Я был депутатом 15 лет. Но в то время, признаюсь, не всегда до конца мог оценить вклад общественных объединений в законотворческий процесс. Есть авторитетные бизнес-организации, в их числе «Опора России», которую у нас в регионе представляет известный бизнесмен, советник губернатора Новосибирской области Сергей Соколов, «Деловая Россия», которую возглавляет руководитель издательского дома «Сибирская Столица» Маргарита Сенкевич. Они отстаивают интересы малого и среднего бизнеса, у которого очень много сложностей. Существуют организации, представляющие интересы крупной промышленности: Межрегиональная ассоциация руководителей предприятий под руководством Сергея Карпекина, Торгово-промышленные палаты во главе с Юрием Бернадским, Владимиром Женовым и Сергеем Алтуховым, серьезные отраслевые объединения. Со всеми ними нам предстоит плотно работать для эффективного решения проблем бизнеса.

Институтом уполномоченного уже наработана серьезная практика участия совместно с бизнес-объединениями в процедурах оценки регулирующего воздействия проектов региональных и муниципальных правовых актов. Менять федеральные законы сложнее. Но и тут у нас есть возможности, в том числе путем обращения к федеральному бизнес-омбудсмену, аккумулирующему проблемы регионов. К примеру, пять из девяти системных проблем, обозначенных в докладе уполномоченного в марте этого года, уже нашли отражение в проекте доклада Бориса Титова президенту РФ.

Так что задач, требующих проработки, много. В мае состоится общественный совет, где мы обсудим трудности, с которыми сталкивается бизнес-сообщество, выработаем конкретный план их решения — составим некую «дорожную карту».

В апреле я принимал участие в работе Совета по инвестициям Новосибирской области, посвященного крупным инвестиционным проектам. Там также присутствовали представители «Опоры России», МАРП, Торгово-промышленной палаты. В целом практика участия общественных организаций в обсуждении подобных вопросов должна быть системной.

— Есть еще какие-то очевидные проблемы, за которые вы как бизнес-омбудсмен считаете необходимым взяться безотлагательно?

Считаю, важна не только защита малого и среднего бизнеса (МСБ), но и его развитие. Идея заключается в развитии наставничества в бизнесе и поддержании предпринимательской активности. В городе и области реализуется много проектов по оказанию различных видов поддержки: финансовой, образовательной, юридической. Например, областная программа на 2017–2022 годы по поддержке МСБ. Но как показывает практика, бизнес-наставничество — очень важный момент на старте предпринимательской деятельности. Он позволяет избежать многих типичных ошибок, повышает выживаемость бизнеса и ускоряет его развитие. Конечно, можно пойти на семинар, где тебе дадут теорию. Но лучше всего обсудить первоначальные планы «глаза в глаза» с опытными людьми.

Важно обеспечить индивидуальную поддержку предпринимателя, помогать, чтобы новичок не сошел с дистанции, проводить за руку к первой прибыли. Тогда он поймет, как функционирует эта сфера. Возможно, организовывать семинары для 20–30 человек. Пусть из них предпринимателями станут 2–3, но это люди, которые хотят научиться и стать хозяевами своей жизни.

Ведь именно они будут впоследствии создавать рабочие места и вносить в бюджет средства, так необходимые для развития социальной сферы, образования, здравоохранения. Но и общество в свою очередь должно осознавать социальную и экономическую значимость предпринимательской деятельности.

В Новосибирской области — около 145 тысяч организаций МСБ. По этому показателю мы пятые в стране и первые в Сибирском федеральном округе. У Новосибирской области большой потенциал. Я считаю, что наш регион может достичь показателя в 300 тысяч предпринимателей. Аппарат бизнес-омбудсмена готов помогать сектору МСБ, демонстрировать новичкам, что они могут на нас рассчитывать.

Николай МамулатНужен мозговой штурм

— Не секрет, что актуальнейшие проблемы для предпринимательского сообщества — незаконное уголовное преследование, проверки различных контрольно-надзорных органов. Зачастую это форма давления на бизнесменов, способ дезорганизации бизнеса.

— Согласен, нередко все эти действия и проводятся для того, чтобы отобрать за бесценок бизнес и занять как можно больший сектор рынка. Ведь если предприниматель провел полгода в СИЗО, вряд ли может удержаться на плаву его бизнес, без человека, принимающего ключевые решения. Примеров очень много, на каждом личном приеме мы слышим о таких ситуациях.

— Что им делать?

К каждой жалобе у нас индивидуальный подход. От сотрудников аппарата я требую разобраться до мелочей, построить цепочку — откуда проблема появилась, почему, какие последствия, какие документы. Необходимо восстановить ход событий, чтобы понять первопричину нарушения прав предпринимателя. Ведь по большому счету тяжело докопаться до истины. Но в любом случае в УПК есть 108-я статья, которая запрещает помещать предпринимателей под стражу на период следствия, работает на то, чтобы в стране, как правильно сказал Дмитрий Медведев, не «кошмарили» бизнес… Есть ряд норм, гарантирующих права предпринимателей при проведении проверок. Вот если они нарушены — наше дело принять меры к устранению этих нарушений.

— Вы упоминали, что каждое дело о нарушении прав предпринимателей требует индивидуального подхода. Есть и «системные» нарушения?

Я уже акцентировал внимание на проблеме, связанной с внедрением онлайн-касс на транспорте. Мы начинаем совместно с Региональным деловым клубом строителей под руководством Майиса Мамедова работать над проблемами строительной отрасли, это и проектное финансирование, к которому не готовы банки, и взаимоотношения с Фондом защиты прав дольщиков, пытающимся возложить на себя функции по контролю над застройщиками, и проверки, проводимые в отношении строительных организаций.

По-прежнему остро стоит такая важная для малого бизнеса проблема, как размещение нестационарных объектов. С внесением в 2015 году изменений в Земельный кодекс предприниматели стали вынуждены через торги ежегодно отстаивать возможность сохранить свой киоск или павильон. О какой стабильности и развитии бизнеса здесь может идти речь? В городе Новосибирске «Опора России» и Коалиция киоскеров активно встали на сторону предпринимателей, и город пошел навстречу. Председатель комиссии по научно-производственному развитию и предпринимательству Совета депутатов Новосибирска Игорь Салов включился в поиск решения. Но проблема может еще более обостриться с предстоящим проведением Молодежного чемпионата мира по хоккею, строительством четвертого моста, метрополитена, крупных социальных объектов. Нужен федеральный закон, о котором мы говорим уже несколько лет, он уже внесен в Государственную думу, мы будем поддерживать его скорейшее принятие, в том числе посредством взаимодействия с Законодательным собранием Новосибирской области. Предприниматель должен быть уверен, что в указанных ситуациях при содействии властей сможет открыть бизнес в новом месте или хотя бы получить денежную компенсацию. Много проблем и в рекламном бизнесе.

Все больше предпринимателей волнует нечестная конкуренция и элементарное мошенничество. Недавно появилась схема: предприниматель копит на развитие своего дела, вносит деньги на депозит в банке, а потом эти средства снимают преступники. В обращении, поступившем в наш аппарат, средства были сняты со счета на основании постановления судебного пристава, вынесенного на основании решения комиссии по трудовым спорам о взыскании заработной платы. Начинаем разбираться, оказывается, что сотрудники в компании никогда не работали, а документы, предоставленные судебным приставам, являются подложными. Системность означает, что схема может работать в разных регионах. По таким вопросам мы координируем свои действия с федеральным аппаратом Бориса Титова.

Другой случай касается владельцев СТО, страховой компании и клиента — владельца пострадавшего в ДТП автомобиля. Вообще мошенничество в сфере страхования, по информации страховых компаний, довольно распространено. Но уголовных дел по таким фактам крайне мало. В нашем же случае предприниматель — владелец СТО отремонтировал автомобиль, но клиент заявляет, что недоволен проделанной работой. От так называемого «потребительского терроризма» здесь страховые компании защищены федеральным законом, они не выплачивают деньги лицу, попавшему в аварию, а сразу отправляют на ремонт в СТО. Крайним в этой ситуации оказывается предприниматель.

Николай Мамулат— Что делать предпринимателю в такой ситуации?

Идти в суд, проводить экспертизу, доказывать, что услуга была оказана качественно. Нюансов много: качество экспертной оценки, требования к таким экспертам, актуальность ГОСТов, принятых много лет назад. Если не защитить предпринимателя сейчас, то мошенники увидят новую рабочую схему вымогательства.

— Какие меры по защите и развитию предпринимательства со стороны властей Новосибирской области вы считаете удачными?

Инициатива губернатора совместно с Законодательным собранием Новосибирской области об увеличении бюджетной самостоятельности муниципалитетов. С 1 января 2019 года 30% налогов, собираемых по упрощенной системе налогообложения (по сути весь малый и средний бизнес) в районах Новосибирской области, и 10% — в городских округах идут в бюджеты муниципалитетов. Получается около 1,5 млрд рублей: 1,1 млрд рублей остается у Новосибирска, 400 млн рублей — в сельских районах. Это очень серьезный стимул развивать малый бизнес, поддерживать создание новых предприятий. Чем больше предпринимателей будет появляться на территории муниципальных образований, тем больше денег придет в местный бюджет.

Совсем недавно министерством экономического развития был разработан закон об инвестиционном налоговом вычете. По мнению предпринимателей и моему личному мнению, он требует усовершенствования.

Но эти меры, безусловно, свидетельствуют о правильно заданном векторе деятельности власти, нацеленном на развитие предпринимательства.

Нужно разработать еще больше таких конкретных мер и программ. Отмечу, что я буду плотно работать с Законодательным собранием, особенно с бюджетным комитетом: Александром Морозовым, Валентином Сичкаревым, Ириной Диденко и многими другими. Возможно, вместе с депутатским корпусом мы сможем организовать эффективный «мозговой штурм».

Полномочий более чем достаточно

— Наверное, когда вы сами были депутатом ЗС, вы критически относились к введению в области института омбудсмена. А сейчас ваше отношение к нему изменилось? Ведь есть приемные депутатов, комитет поддержки и развития малого и среднего предпринимательства мэрии Новосибирска, министерство промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области, другие органы исполнительной власти, МАРП, ТПП. Не много ли?

Несколько лет назад я тоже примерно так рассуждал. Теперь понимаю: не много. Чем больше организаций, занимающихся развитием и защитой бизнеса, тем больше проблем получат решение. Важно, чтобы общественности давали слово и прислушивались к ней.

— Важно наводить мосты с силовыми структурами. Что вы планируете делать в этом направлении?

Действительно, работа с силовыми органами выстраивается сложнее всего. Уже заключено несколько соглашений о взаимодействии с такими органами, прежде всего прокуратурой, следственным комитетом. На прошлой неделе я посетил Следственный изолятор № 1, где встретился с находящимися под стражей бизнесменами. Мы обсудили подробности уголовных дел, обстоятельства заключения под стражу, вопросы, связанные с порядком защиты их прав, приняты имеющиеся просьбы и ходатайства. Думаю, такие визиты станут регулярными.

— Достаточно ли у вас опыта и полномочий, чтобы участвовать в судебных разбирательствах по делам предпринимателей?

Полномочий более чем достаточно, нужно уметь ими правильно пользоваться. Практически каждый день юристы аппарата бизнес-омбудсмена принимают участие в 2–3 судебных заседаниях. Работаем вместе с предпринимателем и его адвокатом. Важно, что когда к делу подключается бизнес-омбудсмен, оно выходит в общественную плоскость. И судья это тоже понимает. К тому же мы — независимая структура, напрямую не подчиняемся никакому из органов власти.

— Зависим ли новосибирский от федерального бизнес-омбудсмена?

В какой-то мере, возможно. Однако федеральный уполномоченный обязательных для исполнения указаний мне не дает. Он скорее держит на контроле: чтобы региональные бизнес-омбудсмены занимались своим делом, не лоббировали интересы только определенных видов бизнеса. Здесь очень тонкая грань.

— «Континент Сибирь» ранее публиковал мнение экс-главы новосибирской сети Travelers Coffee Евгения Михиенко. Он говорил о том, что ни федеральный аппарат бизнес-омбудсмена, ни региональный не отреагировали на ситуацию многолетнего конфликта собственников кофейного бизнеса. Многие ли предприниматели могут сказать, что их обращения бизнес-омбудсмен оставляет без внимания?

Не готов комментировать данную ситуацию, поскольку не знаком с ней. Но исходя из опыта моих сотрудников отмечу: не знаю ни одного случая, чтобы поступившая жалоба была убрана в стол, не была рассмотрена нашим аппаратом. Мой предшественник Виктор Вязовых прекрасно поставил работу института уполномоченного в нашей области, заслужил значительный авторитет в других регионах.

Мы ввели практику планерок по понедельникам, на которых рассматриваем все жалобы, поступившие за неделю. Пытаемся понять, как помочь предпринимателю на деле, а не на словах. Любой предприниматель может обратиться к нам как лично, так и посредством Интернета, по телефону. Мы не имеем права не отреагировать на них. Когда я был депутатом, не помню случая, чтобы предприниматели жаловались на бизнес-омбудсмена.

Не во всех субъектах СФО работа налажена так же хорошо, как у нас. Есть регионы, где структура уполномоченного по защите прав бизнеса — это всего один человек. Наш аппарат благодаря серьезному отношению к нему со стороны региональной власти такой, какой нужен для эффективной работы.

— То есть, с вашей точки зрения, он не нуждается в какой-либо оптимизации?

— Очень серьезный вопрос. Думаю, это интересует не только депутатов, но и членов правительства, губернатора. Сегодня наш аппарат бизнес-омбудсмена сформирован так, словно при его создании точно угадали правильную структуру, количество сотрудников. Это 12 человек, из них 9 высококвалифицированные юристы, которые имеют серьезный опыт защиты предпринимательства. Привлечение таких профессионалов в аппарат бизнес-омбудсмена очень важно. Я недолго нахожусь на посту, но уже увидел работу каждого сотрудника и могу оценить ее как успешную.

— Иногда выигравший на выборах человек привлекает к сотрудничеству бывшего конкурента. Была ли у вас такая идея? Вы конкурировали за должность уполномоченного с Натальей Пинигиной, юристом с большим опытом.

— Я открыт к любым предложениям, которые позволят повысить эффективность защиты прав бизнеса. Планирую усиливать состав общественного совета, сделать его деятельность более открытой и весомой. Как говорил ранее, укрепить взаимодействие с общественными объединениями. Уверен, вместе мы сможем сделать условия для развития предпринимательства в Новосибирской области более стабильными и благоприятными.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ