В новосибирском Совете депутатов обсудили перспективы городов-миллионников

Круглый стол на тему «Полномочия на развитие: возможности системы местного самоуправления в крупных городах России» состоялся в большом зале мэрии Новосибирска 2 апреля. Своим мнением поделились юристы, социологи и депутаты Совета депутатов Новосибирска.

Организатором круглого стола выступила комиссия по местному самоуправлению Совета депутатов Новосибирска. Вступительная речь председателя комиссии Александра Бестужева была короткой, он практически сразу передал слово первому эксперту, декану факультета государственного сектора НГУЭиУ, члену городской избирательной комиссии Андрею Макарцеву. «Современные тенденции свидетельствуют о повышении значения городов, аккумулирующих экономические ресурсы для социального развития, выступающих как центры притяжения ближайших поселений», — отметил Макарцев. Нетрудно догадаться, что участники круглого стола сразу представили себе Новосибирск.

В России, по словам Макарцева, муниципальные образования, имеющие общий правовой статус, различаются по уровню экономического развития. В Новосибирске, например, проживает 57% населения региона, так что развитие области напрямую зависит от благополучия областного центра. При этом, подчеркнул эксперт, в законодательных актах, регулирующих местное самоуправление, до сих пор отсутствует понятие «социально­экономическое развитие муниципального образования». Для того чтобы определить этот критерий, необходимо, по мнению Андрея Макарцева, выявить конкурентоспособные отрасли промышленного комплекса — в Новосибирске, как и в других городах с населением более одного миллиона человек, такая задача осуществима.

Выступление заведующего кафедрой административного, финансового и корпоративного права НГУЭиУ Олега Шерстобоева было посвящено критериям эффективности работы органов местного самоуправления. «На сегодня для городских округов и муниципальных районов введена система оценки их эффективности», — обратил внимание эксперт. Критерии разные, один из них, например — число субъектов малого и среднего предпринимательства в расчете на 10 тысяч населения. Как и Андрей Макарцев, Олег Шерстобоев подчеркнул, что при оценке эффективности работы органов местного самоуправления не учитывается ранжированность муниципальных образований — большие и малые образования оцениваются одинаково. «В этом смысле Новосибирск «весит», как и любой городской округ на территории области или страны. Государству, конечно, необходимо составить некоторую карту», — отметил эксперт. Российские критерии, кстати говоря, похожи на те, которые применяются для оценки муниципалитетов Великобритании: общее состояние жизнедеятельности граждан, системы образования, социального обеспечения, здравоохранения для детей и взрослых, защита окружающей среды. Есть одно важное отличие: в британской системе оценивание происходит без сравнения муниципалитетов, в России же постоянно составляются рейтинги, которые влияют в том числе на получение финансирования. А в таком федеративном государстве, как США, для каждой территории существуют свои установленные законодательством критерии оценки.

Олег Шерстобоев напомнил, что существующее бюджетное законодательство способствует сильному соприкосновению органов государственной власти и местного самоуправления. «Всегда приходится ориентироваться на представления об эффективности субъекта и Федерации — просто потому, что деньги поступают из государственного бюджета», — подчеркнул он. Все же, по мнению эксперта, критерии должны быть гибкими, зависящими от той политики, которую проводит муниципалитет. Мониторинг территории, карты муниципалитетов, особенно крупных — такие должны быть механизмы при контроле эффективности муниципальных образований.

Доцент кафедры социальной работы и социальной антропологии НГТУ Ирина Скалабан свое выступление посвятила интересной теме — отношениям внутри городского сообщества, как себя воспринимают жители крупных городов, жителями города в целом или отдельного микрорайона. По мнению социолога, за последнее время выросло значение локальных сообществ. «Важно понимать, что локальное сообщество где­то более выражено, где­то менее», — отметила она. Ирина Скалабан привела данные исследования, проводившегося в одном из микрорайонов, обладающих своей спецификой (сравнимой только с Академгородком) — Затулинским микрорайоном Кировского района, где, с одной стороны, существуют старые социальные отношения, связанные с производственной тематикой (которые не менялись последние 20–30 лет), а с другой стороны — возникают новые, более мозаичные связи.

На примере Затулинки, кстати, социологи отмечают изменение типов взаимоотношений — оно становится более сервисным, более рациональным. Изменяется даже тип соседства — человек считает своим соседом не того, кто живет с ним на одной лестничной площадке, а того, кто живет в том же микрорайоне и состоит в том же интернет­сообществе (так, в одной из групп социальной сети «ВКонтакте» состоит 15 тысяч жителей микрорайона). «Ближайшие запросы, которых стоит ждать от локальных сообществ, носят прагматический характер. Если мы не можем визуализировать, показать развитие, то, с точки зрения горожан, развития нет. Люди должны быть информированы, должна быть обеспечена возможность включения в проекты, возможность влиять», — отметила социолог, обращаясь к депутатам и представителям мэрии Новосибирска.

Заместитель председателя Совета депутатов Новосибирска Ренат Сулейманов вспомнил, что еще относительно недавно в городе существовали районные Советы, обладавшие относительной самостоятельностью, имевшие право, в частности, на принятие районного бюджета (сейчас нечто подобное существует в Москве и Санкт­Петербурге в связи с их федеральным статусом). Такой опыт организации локальных сообществ пригодился, когда в Новосибирске начала создаваться одна из первых в России систем территориального общественного самоуправления. «Полномочия на развитие у нас отнимают последние 25 лет, я помню, как у нас была муниципальная милиция, а как сегодня мы можем отвечать за безопасность? Как мы можем отвечать за здравоохранение, которое входит в число полномочий субъекта Федерации? У нас самое крупное муниципальное образование, а полномочий столько же, сколько у поселкового совета. Здесь очень большое поле для дискуссий и предложений, которые нужно формулировать», — отметил депутат.

Подводя итог, Александр Бестужев подчеркнул, что критерии, по которым горожане оценивают свою жизнь, потом определяют отношение к муниципалитету и депутатам горсовета. Он предложил рассмотреть возможность создания рабочей группы, которая занималась бы разработкой системы оценки городов­миллионников, а также выработкой инструментов взаимодействия органов местного самоуправления и государственной власти.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ