Государственно-частное партнерство: пять устойчивых мифов, в которые охотно верят

В последние несколько лет в России все более активно реализуется механизм государственно-частного партнерства (ГЧП) и муниципально-частного партнерства (МЧП). По данным государственного реестра инвестиционных проектов, в Новосибирской области в стадии реализации сейчас находится более 60 проектов ГЧП и МЧП. Вместе с тем, по мнению экспертов, в целом этот механизм взаимодействия власти и бизнеса еще развивается, а у населения и предпринимателей сохраняется достаточное количество предрассудков. «Континент Сибирь» выделил пять основных заблуждений и постарался их развенчать.

Миф 1: ГЧП — только масштабные вложения

По словам генерального директора Агентства инвестиционного развития Новосибирской области (АИР НСО) Александра Зырянова, государственно-частное партнерство, как правило, ассоциируется с очень крупными, миллиардными проектами, так как именно они широко освещаются в прессе. Такие проекты реализуют компании федерального уровня компании. «Вместе с тем для проектов ГЧП не установлено минимального и максимального объема вложений. Могу сказать, муниципалитеты Новосибирской области нуждаются как раз в небольших проектах — стоимостью в несколько десятков миллионов рублей», — говорит Зырянов.

Таких проектов, подъемных для малого и среднего бизнеса, согласно размещенным на сайте Агентства инвестиционного развития НСО предложениям, немало. Среди них — строительство крытой хоккейной площадки в Новосибирске (25 млн рублей), реконструкция транспортной инфраструктуры г. Искитима (50 млн рублей), возведение спортивного комплекса с универсальным игровым залом в городе Оби (112 млн рублей) и др.

Бизнес уже вкладывается в такие проекты. Сейчас идет строительство спортивного комплекса в Новосибирске по улице Зорге. Концессионное соглашение было заключено летом 2018 года между ООО «Спортивные технологии» и мэрией Новосибирска на 12 лет. Кроме частных вложений, проект предусматривает финансирование из федерального, регионального и муниципального бюджетов.

Инвестор построит комплекс площадью 3,2 тыс. кв. м, в котором будет бассейн длиной 25 метров с шестью дорожками. Концессионер, согласно условиям договора, предоставит бассейн муниципалитету в дневное время, а в вечернее время и в выходные дни комплекс смогут посещать все желающие на платной основе.

«Почему бассейн? — спрашивает глава компании «Спортивные технологии» Александр Куроедов. — Я давно занимаюсь спортивными объектами. Могу сказать, что бассейн — это один из проектов, который может принести окупаемость за этот срок. Население охотно посещает спортивные комплексы, а Новосибирск обеспечен бассейнами только на 10–11% от нормы», — делится Куроедов. Общая стоимость проекта составляет 205 млн рублей, концессионер рассчитывает вложить порядка 100 млн рублей.

Миф 2: ГЧП невыгодно населению

Как правило, дискуссии на тему того, насколько ГЧП выгодно или, напротив, невыгодно населению, разгораются при реализации проектов в сфере ЖКХ. Эксперты высказывают мнение, что исключительно за счет бюджетных средств качественная модернизация коммунальной инфраструктуры невозможна. Заключение концессий для власти — по сути, возможность в короткие сроки модернизировать устаревшую инфраструктуру.

«Механизм ГЧП был создан не только для того, чтобы привлекать инвестиции со стороны частного партнера, но и для осуществления им технической эксплуатации. Когда инвестор выполняет реконструкцию сетей для того, чтобы эксплуатировать объект в течение 20 лет, он производит работы качественно», — объясняет управляющий партнер ГК «Концессионные решения» Даниил Гинзбург.

По словам Гинзбурга, удачными можно считать проекты, реализованные новосибирскими инвесторами в городе Оби и в рабочем поселке Маслянино в 2017 году. Отметим, что совокупная емкость проектов составила 720 млн рублей, их реализация происходила с участием федерального и регионального бюджетов.

«Федеральное финансирование составило 60%, 20% — это средства из бюджета субъекта, и еще 20% — частные инвестиции, — уточняет Даниил Гинзбург. — Проекты были реализованы за 9 месяцев, еще около 1,5 года заняла подготовка. В городе Оби были модернизированы системы теплоснабжения и водоснабжения, а в Маслянино построено шесть небольших котельных и заменено 6 км сетей», — добавляет он.

В результате реализации проектов произошли снижение потерь теплоносителя и тепловой энергии, сокращение потребления топлива, оптимизация установленной мощности.

По итогам 2018 года Новосибирская область стала победителем Всероссийского конкурса «Лучший проект государственно-частного взаимодействия в здравоохранении». Регион получил награду за проект по строительству семи поликлиник

Добавим, что сейчас АИР ищет частного партнера для реализации проекта создания и модернизации системы теплоснабжения города Черепаново. Предполагаемая стоимость подготовки и реализации данного проекта составляет около 760 млн рублей.

В обязательства частного партнера входят строительство объектов и эксплуатация теплосетевого хозяйства.

Миф 3: ГЧП = приватизация имущества

Среди мифов о государственно-частном партнерстве достаточно распространенным является мнение, что построенный или реконструируемый объект переходит в собственность инвестора. На самом деле это не совсем так.

В случае заключения концессионного соглашения инвестор будет только владеть и пользоваться таким объектом в период действия соглашения, собственником же будет выступать публичная сторона (область, муниципалитет). При заключении соглашения о ГЧП/МЧП инвестор получит право собственности лишь на период реализации проекта. Как правило, он составляет 15–30 лет. В некоторых случаях инвестор имеет возможность сохранить за собой данное право уже после окончания срока соглашения, но условия для такой возможности прописаны в федеральном законе и оговариваются сторонами на стадии заключения соглашения.

Директор ООО «Центр хоккейного мастерства» Артем Блукке, которое реконструирует кинотеатр «Космос», говорит, что у него изначально была заинтересованность в объекте, но выбор в пользу механизма ГЧП был сделан не сразу. «Я был уверен в перспективности здания, к тому же интересовала долгосрочность. С арендными взаимоотношениями, на наш взгляд, для инвестора риски больше. Заключив концессионное соглашение с мэрией Новосибирска, мы фактически получили объект на 30 лет. По сути, у нас есть только социальная нагрузка. Рассчитываем, что этого срока будет вполне достаточно для того, чтобы вернуть вложенные средства и заработать», — продолжает Блукке. Собеседник уточняет, что по истечении срока концессии муниципалитет получит отреставрированное и готовое к эксплуатации здание.

Вместе с тем Артем Блукке признается, что рассматривал с партнерами возможность заключения не концессионного соглашения, а формы инвестиционного договора.

«В случае инвестдоговора было очень сложно разделить собственность, поскольку часть принадлежала бы муниципалитету, а часть — инвестору. Соответственно, возникли бы сложности в эксплуатации единого комплекса с разными собственниками», — отмечает он.

Напомним, что здание кинотеатра будет перестроено в центр профессиональной хоккейной подготовки. Реконструкция подразумевает оборудование зала для хоккея площадью не менее 379 кв. м, тренажерного зала, зала бокса и даже небольшого бассейна. При этом инвестор будет предоставлять муниципалитету 15 часов в неделю для бесплатных занятий на оборудовании спортивного комплекса.

Миф 4: ГЧП — это сложно

Утверждать, что реализовать проект по механизму ГЧП крайне просто, было бы неверно. Александр Куроедов, например, уверен, что инвестору нужно реализовать проект только в той сфере, в которой он хорошо разбирается. «Не погрузившись в предмет, я бы не советовал вкладывать средства, поскольку есть ряд нюансов.

Например, финансирование одного проекта может идти из четырех источников, как в нашем случае. Если инвестор не может самостоятельно разобраться в законах, по которым строится работа, обязательно следует иметь грамотных юристов», — добавляет он.

Вместе с тем помощь потенциальным инвесторам по проектам ГЧП оказывают органы местного самоуправления, органы исполнительной власти, а также институты развития.

«На начальном этапе, когда у нас еще не было понимания, АИР помог составить необходимую документацию, вместе со специалистами Агентства мы в течение пары месяцев разобрались во всех вопросах», — делится Александр Куроедов. В планах инвестора — построить игровой зал по той же схеме, как и бассейн: в рамках федеральной целевой программы. «Рядом у нас котлован брошенный, где должен был быть спортивный зал. Мы подали заявку в мэрию, они, как я понимаю, передали ее в правительство, пока документ на рассмотрении», — заключает он.

В свою очередь Артем Блукке говорит, что сложностей не видит, по его мнению, есть только рабочие моменты. При этом он отмечает внимание муниципалитета к проекту и говорит о присутствии «элементов партнерства». «Прохождение документации, согласования, решение каких-то административных вопросов, во всех этих ситуациях хорошо работает соглашение, — продолжает собеседник «КС». — Кроме того, оно в определенной степени дисциплинирует инвестора, потому что работы ведутся в строгом соответствии с документом. Весь процесс в соглашении прописан», — заключает Блукке.

Миф 5: Риски в ГЧП — на плечах инвестора

Заместитель председателя комитета по бюджетной, финансово-экономической политике и собственности Законодательного собрания Новосибирской области Ирина Диденко говорит, что механизм ГЧП должен использоваться там, где сбалансированы риски и частного, и публичного партнера. «Не должно быть так, что один получает все, а другой несет риски. В связи с этим запрос на формирование контракта должен идти от публичного партнера», — добавляет она.

Для страхования рисков инвестора публичный партнер может предоставить различные гарантии. Например, при реализации транспортных проектов, где окупаемость зависит от пассажиропотока, публичный партнер может взять на себя обязательства по обеспечению минимального гарантированного дохода.

«Если по концессионному соглашению инвестор строит трамвайную ветку, то его проект зависит от пассажиропотока, а пассажиропоток в свою очередь — от управления маршрутной сетью городскими властями. Если концессионер вложился в строительство трамвайной ветки, а публичный партнер, допустим, объявил конкурс на два маршрута автобусов, параллельных этой ветке, то концессионер понес убытки.

В случае проезда меньшего количества пассажиров публичный партнер оплачивает разницу. Это называется обеспечением минимального гарантированного дохода», — поясняет начальник управления предпринимательства и инвестиционной политики мэрии Новосибирска Максим Леоненко.

При реализации ГЧП-проектов инвестор также может получить гарантии минимального уровня загрузки, компенсации недополученного дохода.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ