Зачем Михаилу Абызову выставили счет за энергетику?

26 марта стало известно, что в Москве задержан бывший министр по делам «Открытого правительства» РФ, бизнесмен Михаил Абызов. Его подозревают в участии и создании организованного преступного сообщества с использованием служебного положения в ч. 3 ст. 210 УК РФ и о мошенничестве в особо крупном размере в ч. 4 ст. 159 УК РФ. «Континент Сибирь» разбирался, что послужило ключевой причиной ареста знаковой для бизнес-среды региона персоны, и причем тут новосибирская энергосистема.

Экс-министр был задержан в Москве сотрудниками ФСБ 26 марта. Как отмечает политик, бывший вице-мэр Новосибирска Иван Стариков, Михаил Абызов в последнее время проживал с семьей в Италии, и не так давно у него родился сын. Сначала появилась информация о том, что экс-министр прилетел в Россию на празднование дня рождения бывшего вице-премьера РФ Аркадия Дворковича. Впрочем, брат именинника Михаил Дворкович утверждает, что Аркадия уже несколько дней нет в Москве, поэтому на чей день рождения прилетал Абызов, ему неизвестно. А чуть позже адвокат Абызова Александр Аснис в различных источниках заявил, что бывшего чиновника задержали не в аэропорту, а дома, в московском регионе, где он постоянно проживает с семьей. Все остальное, по словам Асниса, фейк.

Как Абызов появился в Новосибирске?

Знаковая для бизнес-среды региона персона Михаил Абызов впервые появился в Новосибирске в 1994 году. Как вспоминает гендиректор «Сибирской юридической компании» Сергей Карпекин, являвшийся тот момент помощником Ивана Старикова, Абызов приехал в Новосибирск уже состоявшимся бизнесменом. У него был достаточно приличный капитал, который он вложил в экономику области, чем и заслужил доверие региональных властей.

По словам самого Ивана Старикова, 22-летний парень помогал ему во время выборов 1995 года (выбирался очередной состав Госдумы и одновременно губернатор Новосибирской области). На молодого и очень предприимчивого человека, уже успевшего заработать достаточно приличный капитал (он успел поработать брокером на российской товарно-сырьевой бирже, заниматься арендой торговых площадей и продажей оргтехники) обратил внимание Виталий Муха, вернувшийся по итогам голосования в губернаторское кресло. Стариков уверяет, что Абызов – самородок российского бизнеса, который уже в столь юном возрасте умел вести переговоры и преуспел в различных бартерных схемах, поэтому Муха через какое-то время предложил ему на условиях взаимозачета акциями «Новосибирскэнерго» обеспечить топливом уборочную кампанию в регионе. Абызов топливо поставил, однако область с ним так и не рассчиталась, а потому в итоге акции, принадлежащие региону, по условиям сделки попали в руки предприимчивого молодого человека. Старожилы новосибирского бизнеса вспоминают, что в ту пору ходили слухи: Абызова не стоит воспринимать иначе, чем подставное лицо, а у сделки были аспекты, оставшиеся за кадром. Информация исходила от людей, входивших в ближайшее окружение губернатора. Следует заметить, что к тому моменту, по состоянию на 1997 год, у Виталия Мухи, не только главы региона, но лидера влиятельной губернаторской ассоциации «Сибирское соглашение», начали развиваться и крепнуть партнёрские отношения с Анатолием Чубайсом, тогдашним первым вице-премьером российского правительства. Иван Стариков, активно участвовавший в работе партии Гайдара-Чубайса «Демократический выбор России», также имел выходы на Чубайса, которыми начал пользоваться новосибирский бизнес.

Михаил Абызов
Михаил Абызов. Фото из архива «Континента Сибирь»

Примерно тогда же у Абызова состоялось знакомство с главой «Новосибирскэнерго» Виталием Томиловым. В одном из разговоров с корреспондентом «Континента Сибирь» Томилов признался, что Абызова ему рекомендовали в областной администрации и привели в компанию, как ее представителя. (Томилов приводил дополнительные детали в интервью «Континенту Сибирь» в 2017 году) Поначалу тот казался одним из перспективнейших управленцев – в первую очередь своим подходом к ведению дел, и это очень подкупало. Томилов также подчеркнул, что Абызов на «отлично» знал разные схемы взаимозачетов, что на тот момент было очень ценным качеством для любого управленца. Очарование молодым человеком закончилось, когда, прибрав компанию к рукам, он стал одним из инициаторов отстранения Томилова от должности.

Иван Стариков утверждает, что знакомство Абызова с Анатолием Чубайсом случилось уже в конце 1990-х. Этой же версии придерживается и Сергей Карпекин. Чубайс попросил Старикова, занимавшегося на тот момент вопросами энергетической безопасности страны, найти управленцев, хорошо разбирающихся в бартерных схемах – в РАО ЕЭС большая часть расчетов проводилась по этому принципу. Стариков представил Чубайсу Абызова, а тот в свою очередь привел Леонида Меламеда – владельца новосибирского банка «Алемар». С того момента Абызов из новосибирского бизнесмена с московскими корнями вышел на федеральный уровень.

После энергетики у Абызова были еще проекты в сельском хозяйстве – речь идет о приобретении «Кудряшовского свинокомплекса» и завода «Альбумин». Также Абызов стал значимым игроком и на строительном рынке — группа компаний «Строитель» сдала несколько заметных для Новосибирска жилых комплексов, включая «Созвездие», «Астру», «Статус», «Эталон». К сфере бизнес-интересов Абызова причислялись активы в других отраслях. В частности в деловых кругах ходила непроверенная информация о том, что именно ему якобы принадлежит крупнейший дорожный подрядчик региона — «Новосибирскавтодор».

Однако нельзя сказать, что московский бизнесмен прижился в Новосибирске – в деловом сообществе за его судьбой тщательно следили, но при этом недолюбливали и побаивались. Во второй половине «нулевых» стало известно, что Абызов объединил большую часть энергетических активов в группу Е4. Однако «СИБЭКО», как и завод «ЭЛСИБ» официально в холдинг не вошли. Включенные в группу инжиниринговые компании должны были в том числе поддержать техническое оборудование на объектах  близких к Е4 – в Новосибирске, Барабинске и на ТЭЦ в Бийске Алтайского края. К слову, последняя дала «СИБЭКО» ряд ведущих кадров – в первую очередь одного из последующих гендиректоров Руслана Власова, который сейчас возглавляет «Новосибирскавтодор».

С деятельностью Михаила Абызова связано достаточно много управленцев, как из новосибирской политики, так и бизнеса. Есть мнение, что благодаря этим обширным связям, регион (если Абызов будет многословен со следователями, другой вопрос, зачем ему это – «КС») может лишиться очень многих влиятельных сегодня персонажей. Впрочем, есть другая и при этом не менее весомая часть сообщества, представители которого тоже не хотят говорить о работе бывшего федерального чиновника и крупного бизнесмена в Новосибирске.  «О Михаиле Абызове в Новосибирске еще долго не захотят вспоминать – при нем город раздирали энергетические войны среди застройщиков, а также наступил ремонтный коллапс, который вылился в серьезную изношенность сетей», – отмечает на условиях анонимности один из собеседников «Континента Сибирь».

Еще один представитель деловых кругов напомнил, что Абызов через свои компании участвовал в проекте по строительству ТЭЦ в поселке Листвянка Искитимского района. Этот долгоиграющий и достаточно масштабный проект рассматривали в разные годы — и когда пост губернатора занимал Виктор Толоконский, и когда его сменил Василий Юрченко. Оба отказались давать по этому поводу комментарии «Континенту Сибирь». Напомним, что проект в итоге так и не был реализован. Виталий Томилов же до сих пор сокрушается по поводу еще одного недостроя – ТЭЦ-6 на территории Новосибирска. По его мнению, этот проект вполне возможно было реализовать ради будущего региона, но Абызов от него отказался.

Что интересует следствие?

Обвинение экс-министру открытого правительства РФ, как отмечает ряд федеральных СМИ, строится вокруг одной сделки: якобы господин Абызов и его компаньоны приобрели на офшор у «СИБЭКО» и «РЭС» четыре фирмы — АСС, ПРИС, ПЭСК, РЭМИС – за 186 млн рублей, а затем добавив к ним неких «пустых» активов, снова продали (гипотетически обратно или «РЭС» или «СИБЭКО») уже за 4 млрд руб от имени офшора. Тем самым была реализована схема вывода средств со счетов энергокомпаний, что по мнению следствия «поставило под угрозу энергетическую безопасность и устойчивость экономического развития Новосибирской области». По данным Rusprofile названные организации действительно фигурируют в списке активов, принадлежащих кипрской компании «БЛЭКСИРИС ТРЭЙДИНГ ЛИМИТЕД», из них продолжает работать АО «РЭМИС», тогда как прочие ликвидированы. Следы инкриминируемых сделок в архивах данных о компаниях отсутствуют.

По мнению Ивана Старикова, который уже достаточно давно лично не общается с Абызовым, уголовные дела, вероятнее всего, связаны именно с работой «СИБЭКО». Спикер полагает, что все дело в ситуации, сложившейся в Новосибирске из-за в том числе сильной изношенности сетей. Стариков не стал напрямую связывать уголовные преследования с долгами Абызова по линии Е4 (примерно 30 млрд руб), заметив, что в бизнес-сообществе прекрасно известна народная мудрость – долги сложно гасить из тюрьмы. Впрочем один из новосибирских бизнесменов, знакомых с Абызовым, высказал «Континенту Сибирь» другую точку зрения. Поскольку Абызов, продав активы, ушёл в кэш, возвращение долгов из-за решётки для него не выглядит нерешаемой задачей. Как раз наоборот: сейчас он «будет платить за то, чтобы поскорее выйти», условно из расчета «сумма долга, делённая на максимальный срок по предъявленным статьям», итого 1,5 млрд рублей за год уменьшения срока. От предположений, входят ли в эту сумму комиссионные силовикам или они идут сверх, комментатор «КС» воздержался, резюмировав разговор фразой: «К сожалению, все попытки Михаила Абызова стать своим для кооператива «Озеро» закончились неудачно, а он очень этого хотел».

Михаил Абызов
Михаил Абызов ранее контролировал активы в энергетике, сельском хозяйстве и строительстве Новосибирской области

Такое мнение на первый взгляд выглядит вполне состоятельно, если учитывать, что следствие интересует не только Михаил Абызов, но и ряд его бывших управленцев – один из бывших руководителей бизнес-группы RU-COM, президент новосибирской федерации самбо Николай Степанов, экс-гендиректор энергокомпании ОАО «Сибирская энергокомпания» (СИБЭКО) Александр Пелипасов, бывший глава ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС) Сергей Ильичев, зампред совета директоров РЭС Максим Русаков и замгендиректора по экономике и финансам Новосибирской ГЭС Галина Фрайденберг. Двое из них были задержаны в Новосибирске. В следственном комитете России предполагают, что Михаил Абызов в период с апреля 2011-го по ноябрь 2014 года, «являясь бенефициарным владельцем ряда офшорных коммерческих организаций, создал и возглавил преступное сообщество».

По словам основателя «Первого строительного фонда» Майиса Мамедова, Александр Пелипасов (в настоящий момент – председатель совета директоров «Первого строительного фонда») 25 марта отпросился с работы по семейным обстоятельствам. По состоянию на среду Мамедову не было известно о задержании топ-менеджера и никаких изменений в руководящем звене ПСФ не предвиделось. По словам Мамедова, сотрудники компании высказываются о Пелипасове, как о глубоко порядочном профессионале, поэтому, конечно, терять такого специалиста ему не хотелось бы. Об арестах других бывших управленцев Абызова пока не говорится. Но в формулировках официальной информации следственного комитета становится понятно, что список предполагаемого преступного сообщества вполне возможно будет пополнен.

Но даже эта официальная и достаточно скудная информация дала повод новосибирскому деловому и политическому сообществу для активного обсуждения причин ареста Абызова. Так, по мнению председателя совета Союза «Новосибирской торгово-промышленной палаты» Бориса Брусиловского, очень странным выглядит сам факт, в котором обвиняет Абызова следствие: «Покупавшие акции у Абызова руководители «Алмазювелирэкспорт» (если именно они были покупателями) не могли отличить (дав задание своим юристам и экономистам провести соответствующий анализ, что является обычной практикой) актив стоимостью 186 млн. рублей от актива в стоимостью 4 млрд. рублей? Или в СИЗО они должны быть все вместе, или это просто повод «наехать», – высказал свое мнение в социальных сетях Брусиловский.

Управляющий партнер юридической фирмы «Ветров и партнеры» Виталий Ветров признался «Континенту Сибирь», что из подробностей уголовного дела, которые представили общественности следователи, непонятно, имеются ли претензии акционеров компаний, пострадавших от сделки? Пока получается, что сделку никто не оспаривал и убытки не взыскивал: «Если же это случилось, то почему партнерский конфликт рассматривается в уголовно-правовой сфере, а не в рамках гражданско-правовых отношений? – задается вопросом Ветров, подчеркивая еще раз, что пользовался только той противоречивой информацией, которая была представлена в открытых источниках».

Управляющий партнер юридической компании «Курсив» Юлия Макаренко в разговоре с «КС» заметила, что суть уголовного дела из тех источников, которые сейчас представлены общественности, пока не совсем понятна: «Судя по той информации, которая представлена, разбирательства должны вестись в гражданско-правовом, а не уголовном законодательстве. Впрочем, допускаю, что мы просто не знаем тонкостей всего дела», – допускает эксперт.

Причем тут Чубайс?

Существует и еще одна версия по поводу задержания Михаила Абызова и связана она именно с работой главы «Роснано» Анатолия Чубайса. Она выглядит не менее состоятельной, если учитывать, что в последние годы многие новосибирские управленцы, связанные так или иначе с Чубайсом, побывали в местах не столь отдаленных или попали в розыск, но успели скрыться. В списке помимо Абызова Леонид Меламед, Иван Благодырь, Дмитрий Журба, Святослав Понуров. Учредитель компании «САН» Владислав Мирчев, сотрудничавшей с Чубайсом, уже давно, оставив бизнес, от греха подальше перебрался в Европу. В деловых кругах курсирует непроверенная информация о том, что основной владелец новосибирского промышленного гиганта «Электрон» Виктор Дригенич, который также работал в структурах Чубайса, сейчас на постоянной основе проживает в Германии.

На текущий момент в Новосибирске остались три компании, так или иначе связанных с «Роснано», руководство которых пока не фигурирует в уголовных делах и срочных отъездах за рубеж, – OcsiAl, «НЭВЗ-Керамикс» и «Лиотех». Впрочем, судьба последнего и без того не самая радужная. Из названных компаний OcsiAl особенно настойчиво афиширует взаимопонимание с Чубайсом, а тот в свою очередь, не скупится на щедрые похвалы в адрес своих новосибирских партнёров, суля им процветание и успехи.

«Континент Сибирь» будет следить за развитием событий.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ