Буддисты в стране воинов и поэтов

В Новосибирске сделал остановку зимний российский тур буддистов. Почти 300 человек из 29 стран мира вместе с буддийским Ламой Оле Нидалом в течение месяца преодолеют на этот раз 10 452 километра на поезде по Транссибирской магистрали. В программе тура — лекции и встречи в шести городах страны, в том числе и визит президента Российской ассоциации буддистов Карма Кагью АЛЕКСАНДРА КОЙБАГАРОВА в ГПНТБ СО РАН. В библиотеке он ответил на вопросы корреспондента «Континента Сибирь» АНТОНА ВЕСЕЛОВА.

— Настало время сопротивления и ритуалов. Принято заявлять о своей позиции в негативном ключе: «Я не смотрю телевизор!», «Я не верю правительству», «Я больше ни капли не выпью», «Никогда не женюсь!» И тут же окунаться с головой в ритуалы. Изо дня в день смотреть любимый сериал, говорить только через «Яблоко», машинально уже ругать всех. Ритуалы делают жизнь более предсказуемой. Почему мы так боимся перемен?

— Я с вами не согласен. В обществе потребления есть все, и никто ни от чего не отказывается. Больше всего это похоже на миграцию — люди от турецких товаров переходят на индийские и непальские, дальше — к итальянским, кто-то к российским. Так и с идеями. В России есть запас благополучия, и люди продолжают философствовать. Жители нашей огромной страны не достигли еще того уровня, когда главная задача — выжить. Страна живет, строится, работает. Немцы были потрясены в Челябинске — ночь, мороз –32, никого, но витрины горят, улицы освещены. И вот наши спутники спрашивают: «Почему же вы не гасите свет?» А мы им отвечаем: «Это социальный оптимизм!»

— Для меня буддизм всегда был объединяющей религией или философией, призванной собрать вместе, усилить, масштабировать возможности нашего ума и подтолкнуть к познанию мира. И казалось, что в этом течении не должно быть ни ритуалов, ни ограничений. Но внутри буддизма налицо четкое разделение на традиционный и «новое видение», да и условностей хватает…

— Поскольку буддизм – институционализированная мировая религия с огромным количеством приверженцев по всему миру и из разных стран, он самый разный. Философская высокая основа одна — четыре благородные истины, восьмеричный путь. А главное — едина сама цель: все буддисты хотят стать Буддой, независимо от разных путей и традиций, все хотят достичь абсолютного развития своего сознания.

А дальше уже идут методы. И поскольку сотни миллионов людей этому следуют, не отрываясь от культуры своей страны, каждый следует по-своему. «Покажите мне, как ведут себя Будды в повседневной жизни, и все встанет на свои места — внутри я уже давно Будда, я просто не знаю, как мне себя вести», — говорят одни. И там никаких ритуалов нет — чистая практика. А есть еще те, кто говорит: «Я точно буддист, потому что у меня бабушка была буряткой, все остальное — суета, и мне она не нравится». Кроме того, для большой массы сочувствующих буддизму и родственников буддистов это своеобразный «театр». Правда, ничего самостоятельно не делая, эти люди пребывают в уверенности, что Будда за них заступится в трудный момент. Ведь якобы в буддизме и делать ничего не нужно. Есть анекдот на эту тему: встречаются две блондинки, одна говорит: «Ты знаешь, мой сын стал буддистом». Вторая: «Очень хорошо… А вот мой сидит в странной позе, что-то бормочет и ничего не делает».

К сожалению, значительный пласт своей культурной истории у многих современных жителей земли утрачен, в том числе и философия и уж тем более практики буддизма. Скорее, к нам приходят не «буддисты» по крови, а те, кто ищет покоя ума, умиротворения, радости и силы, представители самых разных народностей, верующие и неверующие в разных богов, — те, кто устал терять всего себя при расставании с любимым или после склоки с боссом: они хотят прекратить страдать, научиться быть счастливым, выйти на следующий уровень познания себя и мира.

— Перекрестное движение есть? Вы приходите в традиционные буддистские монастыри здесь или за пределами нашей страны? И как часто к буддистам Алмазного Пути примыкают представители традиционного буддизма?

— У нас был период взаимного изучающего внимания, но мы ясно поняли, что наши методы — для разных типов «аудитории», это нормально. И наш Лама открыт всем. Мы уже лет десять дружим с XXIV Пандито Хамбо ламой (главой Буддийской Традиционной Сангхи России) Дамбой Бадмаевичем Аюшеевым. Мы приезжаем в Иволгинский дацан, и каждый раз он ведет нас в храм, где находится нетленное тело ламы Итигэлова. Хамбо лама прекрасно общается с Ламой Оле Нидалом. Когда мы в ноябре открывали буддийский центр Алмазного пути в Москве, все флаги в гости были к нам — представительства республик, послы буддийских стран, представитель Хамбо ламы, бурятские ламы из других монастырей…

— Вся ветвь Карма Кагью во многом развивается на харизме одного человека, человека немолодого. Предусмотрен ли вариант преемника?

Алмазный путь действительно построен на силе личности, но сейчас таких личностей уже несколько. Пока такая личность жива, существует — можно и нам постараться стать такими же. Количество и масштаб этих первых фигур зависят в первую очередь от востребованности. Учитель приходит потому, что он нужен ученикам, сам он полностью реализован, ему больше в этом мире ничего не нужно. Конечно, уход каждого учителя воспринимается тяжело. Но уходит только тело — ум не умирает. Если только требуется — учитель воплощается в новом теле.

— Меня давно уже волнует вопрос о количестве и «качестве» просветленных людей в той или иной ветви буддизма. Возможно ли самостоятельно — или основав собственную школу — достичь Просветления?

— Если вы не опираетесь на традицию, вы не авторизованы учителем, несущим передачу непрерывной линии преемственности, ничего хорошего из этого не получится… Раз уж мы находимся в библиотеке, расскажу такую историю. Недавно мы победили в серьезном споре с Центральной городской публичной библиотекой в Питере. Мы готовились к конференции, я подбирал литературу и обнаружил, что в тематическом каталоге в ящичке «Буддизм» есть Асахара. Оказалось, что несмотря на то, что его организация запрещена в России, чтобы запретить книги и изъять их из библиотек, нужна отдельная процедура. Я возмутился, а мне парировали, что таков уж библиотечный классификатор, выбранный при издании, и книга попадает в раздел «Буддизм». Пришлось грозить прокуратурой и оскорблением чувств верующих. К счастью, в итоге мы мирно договорились — убрали Асахару в Новые религиозные движения. А еще там был Бхагван Шри Раджниш (Ошо), в наш же буддийский ящик определили индуистские материалы. В этом уже нет криминала, просто ошибка, но людей это запутывает. А Асахара опасен, он вводит ищущих в заблуждение, приводя массу цитат из Будды, комментирует сутры. Вне традиции надо очень внимательно смотреть за лидерами, их текстами и их действиями.

— Для того чтобы найти потенциального или явного врага, нужно его изучить — кто этим сейчас занимается?

— Это совершенно каноническая ступень в собственном развитии каждого — сначала слушаете, что вам говорят, а потом это критически анализируете, проверяете. Как только вы готовы выбрать учителя, стоит спросить, кто был его учителем. Буддисты гордятся тем, что передача традиции не нарушена — от самого Будды до нынешних лам у каждого буддиста есть прямая связь. Если нет — проверять нужно особенно тщательно, есть ли там что-то эгоистическое, негативное, лишнее. И выбирать. Ламу Оле Нидала наделил статусом Ламы его учитель, духовный глава линии Карма Кагью Кармапа XVI, «царь йогинов Тибета», а у нас изначально был прямой контакт с Ламой Оле.
Мы познакомились в 1989 году в Питере. Нас было человек десять. И восемь из них по-прежнему в организации. Путешествие, во время которого мы с вами встретились, двадцать восьмое! Все эти годы мы ездим по стране. Каждый год месяц проводим с Ламой. Он говорит, что Россия — страна воинов и поэтов, идеализма и открытых сердец. Здесь если принимают кого-то, то принимают полностью. Метод Алмазного пути — Ваджраяны — это когда вы находите себе учителя, он вам нравится, и вы полностью ему открываетесь и отождествляетесь с ним. И если вы угадали, и он действительно Будда, тогда вы тоже становитесь Буддой.

— Так получилось, что все образованные люди стремятся к свободе и к эффективности. При этом мне кажется, что человек, планирующий стать максимально эффективным, должен с какой-то частью своей свободы расстаться. Нужно принять правила игры — рынка в бизнесе, философскую позицию, религиозную практику… Под силу ли нам объединить свободу и эффективность?

— Конечно, так и нужно действовать. Я не религиовед и не думал, что стану как-то причастным к религии. Я всегда был атеистом и, по сути, остался им. Если говорить про буддизм, то чем больше практикуете методы, тем больше свободы. Ограничения такие: если вы будете вредить людям — они будут вредить вам. Буддисты живут в соответствии с этим законом, мы называем это законом кармы. После признания этой истины вы становитесь не столь эффективным во вреде, потому что постоянно думаете, а вдруг это все правда? Зато эффективно получается сознательно помогать другим.
Когда мы выбираем буддийское Прибежище, говорим такие слова: «Отныне и до Просветления я принимаю Прибежище в Трех Драгоценностях: Будде, Дхарме и Сангхе». В Алмазном пути принимаем прибежище еще и в Ламе — Учителе.

— О знании, которое тождественно силе. Мы привыкли об этом говорить со школы. Хотя все чаще в памяти возникают представители власти или бизнеса, которые, не имея впечатляющего инструментария, образования и эрудиции, никогда не были озабочены поиском и сомнением, и все же достигли силы.

— Я тут не специалист — буддизм не за силу, он за счастье. Счастье ведь не в деньгах и не в силе, как бы банально это ни звучало. Я хорошо знаю несколько очень богатых людей, и на этой статистике вижу, что счастье не зависит от денег. Причем большие деньги приносят большие тревоги и много суеты.

— Лама Оле мне как-то сказал, что у него нет собственности и нет наличных. Его датская пенсия где-то капает, но он за ней не особенно следит — себе он не принадлежит, его куда-то везут, чем-то кормят, он готов оказаться в любой точке мира и разделить с принимающей стороной практически любые условия жизни. Вы тоже?

— Я тоже пенсионер. Мне недавно пенсию повысили — была семь тысяч, теперь под девять. Я ее трачу, конечно, и я ее жду. У меня есть квартира в Питере, которую я сдаю. И это тоже подмога. Но если честно, я очень мало трачу.

— Как к жизни пилигрима относятся близкие — семья, дети, друзья?

— У меня уже третья жена-буддистка. Она разделяет мои интересы. Мы стараемся ездить по России вместе. С братом и детьми точно видимся раз в два-три месяца. Все мои знакомые как минимум сочувственно относятся к буддистам.

— Вы не пробовали в такую игру поиграть — простыми понятными словами объяснить крохе, чем вы занимаетесь?

— Я недавно внуков приводил в наш московский буддийский центр. И моя дочка сказала им: «Дедушка учит людей быть счастливыми, и он тут самый главный». Я, конечно, не «самый, самый», но первое верно: учиться буддизму — это учиться, как быть счастливым, невзирая на обстоятельства!

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ