Нетиповая образовательная организация: Николай Яворский о проблемах новосибирской физматшколы

Специализированный учебно-научный центр при НГУ (СУНЦ НГУ), известный также как физматшкола (ФМШ), можно считать уникальным учреждением начального высшего образования в Сибири. Несмотря на то что качество образования в ФМШ уже давно признано одним из лучших в России, а среди выпускников большое количество крупных ученых и известных предпринимателей, на протяжении последних шести лет СУНЦ НГУ испытывает острый дефицит финансирования. Своим видением ситуации происходящей со школой, в интервью «Континенту Сибирь» поделился директор ФМШ НИКОЛАЙ ЯВОРСКИЙ.

— Николай Иванович, какие экономические проблемы испытывает на сегодня ФМШ?

— Основные проблемы, которые беспокоят нас последние несколько лет, связаны с недостатком финансирования. В расходах СУНЦ НГУ можно выделить два основных направления: оплата труда профессорско-преподавательского состава и интернатное содержание. То есть мы тратим деньги на то, чтобы учить ребят, и на то, чтобы талантливые ребята с самых окраин Сибири и Дальнего Востока могли комфортно проживать в нашем общежитии рядом со школой. На это нам требуется около 200 млн рублей в год: примерно половина на образование, другая — на функционирование интерната. При этом я опускаю массу других мероприятий, турниров, олимпиад, конференций, поддержку материально-технической базы и потребность развития, которые требуют определенных физических и финансовых затрат со стороны СУНЦ НГУ. А получаем мы от Минобрнауки всего 40 млн. рублей. По вопросу финансирования мы встречались со многими руководителями и специалистами из Минобрнауки РФ, Государственной думы, Совета Федерации и аппарата президента. Владимир Путин встречался с нашими детьми в феврале 2018 года, и им были даны поручения правительству по данному вопросу. Однако до сих пор результатов нет. В связи с разделением Минобрнауки существенно изменился его аппарат, и работу пришлось начинать заново.

Специализированная физико-математическая школа в Новосибирске была учреждена 23 августа 1963 года по предложению академика Михаила Лаврентьева. Реально же школа приступила к работе еще в январе 1963 года, до выхода постановления правительства, под личную ответственность Лаврентьева. Физматшкола стала начальным звеном триединой системы подготовки кадров для науки: «школа — университет — Академия наук». Цель создания физико-математической школы — поиск детей по всей Сибири, проявляющих склонности и способности к изучению естественно-научных предметов, и создание условий для развития интереса к научной деятельности. В 1988 году на базе новосибирской ФМШ создан Специализированный учебно-научный центр физико-математического и химико-биологического профиля при Новосибирском государственном университете (СУНЦ НГУ). В СУНЦ НГУ 500 учащихся, которые проживают в условиях интерната. Их обучают более 260 высококвалифицированных преподавателей (50% с ученой степенью). В числе преподавателей — два академика РАН, два члена-корреспондента РАН, один академик РАО. Более половины преподавателей — ученые Сибирского отделения РАН, сотрудники НГУ. С 1965 года в составе ФМШ — СУНЦ НГУ работает Заочная школа, в которой ежегодно обучаются более 2100 человек из 40 регионов Сибири, Урала, Дальнего Востока и стран СНГ. Среди выпускников СУНЦ НГУ более 4000 кандидатов наук, более 500 докторов наук, семь членов-корреспондентов РАН, четыре академика РАН и академик РАО, члены других академий, организаторы крупных производств, компаний и банков, высококвалифицированные специалисты в сфере финансов и инновационного бизнеса.

Перспективы финансирования школы на сегодня не самые радужные: СУНЦ НГУ планируют привлечь в национальный проект «Наука», по которому начиная с 2019 года мы сможем получить некоторое количество денег. Однако деньги это будут небольшие. Около 200 млн рублей распределено на 5 СУНЦев. Такие суммы начнут выделять в 2019 и 2020 году, с 2021 обещают значительное увеличение финансирования, но это финансирование пойдет в рамках государственного задания НГУ на высшее образование, и стоит серьезная проблема, как его направить в СУНЦ НГУ. Здесь я хочу подчеркнуть: нам одним в год необходимо 200 млн рублей. Как именно будут делиться эти деньги, пока непонятно. Тем временем решение финансового вопроса у нас стоит очень остро: дефицит в оплате образовательных услуг в прошедшем учебном году составил 60 млн рублей, плюс уже который год государственное финансирование интернатного содержания школы отсутствует. Даже те деньги, которые будут нам выделены по проекту «Наука», никаким образом не будут решать проблему интернатного содержания. Мы можем их тратить строго на оплату труда профессорско-преподавательского состава. Все эти условия содержатся в письме, присланном нам недавно заместителем министра науки и высшего образования РФ Мариной Боровской. На запрос губернатора Новосибирской области Андрея Травникова по ресурсному обеспечению интернатного содержания от Марины Боровской недавно пришел ответ, согласно которому правительство и Минобрнауки также занимаются этим вопросом. В ближайшем будущем мы планируем с ней встретиться. В любом случае у нас впереди по крайней мере еще два очень трудных года. Для преодоления дефицита финансирования и развития СУНЦ НГУ мы разработали проект на базе ФМШ — «Академический центр специализированного образования», в рамках комплекса развития Новосибирского научного центра «Академгородок 2.0».

— В чем суть этого проекта?

— Наше предложение о создании «Академического центра специализированного образования» является новым витком развития специализированного образования всей страны. Такой вид образования появился 55 лет назад при создании физматшкол в 1963 году. Оно готовит талантливых ребят к прямому входу в науку и высокотехнологичный бизнес. Стоимость этого проекта достаточно высока (1,7 млрд рублей), но и развитие предполагается существенное. Во-первых, мы хотим увеличить контингент наших учеников. Для этого планируется построить новый учебный корпус и еще одно общежитие. Во-вторых, за 55 лет своего существования СУНЦ НГУ наработал такой огромный методический материал, что становится крайне важным передать его территориям, в другие школы, другим детям по всей России. Вообще-то говоря, тогда возникает и задача помочь территориям этот материал освоить. Это достаточно сложный процесс, материал ведь специализированный. Сегодня уровень ФМШ позволяет ей стать не только центром специализированного образования, но еще и средоточием методической поддержки всех регионов по поиску и отбору интеллектуального потенциала для развития науки в РФ. Вот главная цель нашего проекта: поиск и раскрытие талантливых детей по всей России, а также в ближнем зарубежье. Традиционно мы были ограничены на западе Уралом. Сегодня все меняется, и мы рассматриваем в качестве источника для наших кадров территорию от Калининграда до Камчатки. Мы будем концентрировать талантливых детей у нас, с ними будут работать настоящие ученые, чтобы дети видели настоящую науку каждый день своими глазами, и это дорогого стоит. Наш проект будет мультипредметным, мы будем развивать не только точные, но и гуманитарные направления образования. Это необходимо делать в специализированном центре, чтобы наши ученики могли представлять реальность наиболее полно. Хотя и сейчас в плане гуманитарного образования у ФМШ все отлично. Наши ученики регулярно становятся призерами на гуманитарных первенствах, уверенно обгоняя учебные заведения с гуманитарным профилем.

Почему так происходит? Проблема гуманитарного образования в том, что в нем, как правило, мала естественно-научная составляющая, а ведь это очень важно. Например, математика ставит мышление, физика и химия показывают, как нужно обращаться с косной природой, биология — с живыми объектами. Гуманитарии работают с сознанием, и если ты плохо понимаешь более «простые вещи», как же ты сможешь обращаться с высокими материями сознания? Еще очень важный момент: математика позволяет понять, что такое верное утверждение, истина, а что такое ложь. Естественные науки учат честности, поскольку косную материю невозможно обмануть. В современном мире это становится особенно важным в связи со все более усиливающимся мощным потоком недостоверной информации. Поэтому огромный положительный гуманитарный заряд лежит в изучении естественно-научных дисциплин, и каждому это необходимо.

Вторая составляющая проекта — это то, что мы готовы дать территориям. Ведь дети к нам приходят из обычных школ, соответственно, и уровень там разный. Наша задача — налаживать со всеми школами контакт, давать им наши наработки, объяснять, как их можно использовать. Работать напрямую с учениками, с учителями, проводить мероприятия. Таким образом, появится система, которая покроет всю Россию сетью специализированного образования, и СУНЦы выйдут за рамки городов, в которых они располагаются. Центр нашей системы будет находиться в СУНЦ НГУ, интегрированный в лучший университет, который в свою очередь является частью лучшего научного центра. Это уникальное стечение обстоятельств, и его ничем не заменить, зато все, что мы сможем, — передадим регионам. Этим будет заниматься соответствующий отдел ФМШ. У нас есть Заочная школа, которая ведет работу с территориями уже много лет, нас знают в регионах тысячи школ, а должны знать десятки тысяч. Для этого надо работать не только с учениками, но и с учителями. Эту работу мы уже ведем в какой-то мере, но пока она недостаточно эффективна. Нужно еще и правильные мысли в головы людей закладывать: вместо обогащения и потребления надо учить создавать и творить. Такой менталитет формирует трудовые кадры с высоким интеллектуальным потенциалом. В современном мире основной показатель конкурентоспособности государства — его интеллектуальный потенциал. Это стратегически важное направление, а СУНЦ НГУ находится на острие этого процесса. Наш академический центр по сути пилотный проект, а в дальнейшем необходимо все СУНЦы сделать такими. Мы будем прилагать все усилия, чтобы проект был реализован, но для этого необходимо решить серьезные юридические проблемы, которые стояли перед ФМШ со дня основания.

— Какие юридические проблемы существуют сейчас у СУНЦ НГУ?

— Первый учебный год начался в школе 21 января 1963 года, а постановление Совета Министров СССР об открытии школы появилось только через полгода. Власти должны были разрешить ФМШ работать с сентября 1962 года, когда прошла первая летняя школа, и начался учебный год, но такое решение задержали на 12 месяцев из-за серьезного противодействия. Надо понимать, что наше право, которое во многом основано на европейском, базируется в том числе на системе прецедентов: если произошло какое-либо событие, то мы обращаемся к прошлому, чтобы понять, как на него реагировать. Наша физматшкола была первая в своем роде, то есть юридические прецеденты для открытия подобного учебного заведения не существовали, поэтому никто не знал, как с ним быть. Школа могла и вовсе не открыться, если бы не личное мужество академика Михаила Лаврентьева и его соратников, которые стояли у истоков сибирской науки. Таким образом, в 1963 году школа полгода существовала вне закона, и следующие 55 лет мы продолжаем находиться в подвешенном состоянии. Это значит, например, что нам не дают денег на интернатное содержание, потому что считают СУНЦ простой школой, а средней школе иметь общежитие не нужно. Разница в том, что школы приписаны к определенной близлежащей территории, в обычную школу не проводятся отборы, экзамены, из такой школы не выгоняют. У нас же территория — это вся Россия, чтобы попасть в СУНЦ НГУ, необходимо сдавать экзамены, и потом еще сессии два раза в год. В этом большая разница между нами и обычной школой. Другой пример — федеральный стандарт по учебникам. По закону мы обязаны приобретать учебники для обычных школ. И никого не волнует, что у нас есть свои, созданные под нужды ФМШ специализированные материалы, никого не волнует, что на предписанные учебники мы тратим ценные для нас деньги, хотя их мало используем в образовательном процессе. В законе «Об образовании» зафиксирован термин, которым нас характеризуют: нетиповая образовательная организация, а нынешние юристы полагают, что СУНЦ НГУ — это обычная школа, поскольку она является обычным структурным подразделением университета. И это в адрес первой в мире физматшколы, которая совершила прорыв в общем образовании! Начиная с 2012 года мы пытаемся зафиксировать наше особое, специализированное положение в образовательной системе, мы относим себя к начальному высшему образованию. СУНЦ в этом плане подобен профессиональному училищу с научным направлением. Разница только в том, что училища дают начальное техническое образование, а СУНЦ НГУ является учреждением начального научного образования. При этом училища были регламентированы законом, а мы опять нет. Надо отметить, что в течение последних шести лет с нашим участием были подготовлены соответствующие документы по формированию порядка работы СУНЦев, но они не были приняты на федеральном уровне, поэтому наша реальная деятельность продолжает находиться вне закона.

— Как ФМШ решает проблемы с недостатком финансирования в условиях, когда государственных денег ждать не приходится?

— В первую очередь нам помогает НГУ. СУНЦ является его структурным подразделением. Мы очень плотно взаимодействуем с руководством университета. В этом году университет выделил ФМШ на существование 45 млн рублей. Это очень большая помощь, хотя и недостаточная исходя из суммы затрат, которые я упоминал ранее. Нашим детям помогают академические институты СО РАН, выпускники ФМШ, особенно значительна стипендиальная программа для физматшкольников Института ядерной физики СО РАН, серьезную помощь оказывает благотворительная организация «ФМШанс». Также существует целевой капитал Эндаумента НГУ «На развитие СУНЦ НГУ», куда жертвуют деньги наши партнеры, выпускники и просто люди, которые понимают важность существования ФМШ. В этом году сумма целевого капитала составила около 10 млн рублей. Сейчас перед нами стоит задача эту сумму удвоить. Из средств целевого капитала мы обеспечиваем ребят, которые имеют большой интеллектуальный потенциал, они готовы работать, но их семьи не имеют достаточно средств, чтобы оплатить обучение. Мы тратим деньги капитала на содержание таких детей.

— Как развиваются взаимоотношения НГУ и ФМШ сейчас? Принимаются ли меры к тому, чтобы мотивировать выпускника СУНЦ НГУ поступить в университет?

— Как я уже сказал, мы — часть университета, и отношения у нас с ним братские, ведь студенты НГУ часто являются нашими выпускниками. Аналогично мы взаимодействуем и с СО РАН: многие институты приглашают ребят на дополнительные занятия и организовывают экскурсии, а члены академии преподают в нашей школе. Сейчас действительно существует проблема оттока абитуриентов из ФМШ в другие регионы. Мы вместе с руководством университета принимаем меры, чтобы мотивировать школьников оставаться в Академгородке. Ректор НГУ Михаил Федорук на выпускном всегда говорит учащимся ФМШ: вы можете поступать в университет в любом городе, но лучший находится у нас в Академгородке, и это вы поймете потом. Действительно, многие наши выпускники жалеют, что уехали, и тут большую роль играет уникальная среда Академгородка, особенно если ты решил стать ученым. Существуют и другие мотиваторы. НГУ обеспечивает стипендией абитуриентов-отличников из СУНЦ НГУ. Закончившие ФМШ получают +10 баллов к ЕГЭ, поступая в наш университет, и такая мотивация работает. Вообще, физматшкольники хорошо сдают ЕГЭ. Однако в перспективе образование ФМШ дает гораздо больше. Например, в начале первого курса физфака ребятам дают решать задачки, которые раньше были вступительными на этот факультет. Наши выпускники их уверенно решают, а те, кто получают большие баллы по ЕГЭ, но не учился в ФМШ, — нет, и это очень показательный момент.

— В начале нового срока Владимира Путина была оглашена программа «Образование», цель которой — к 2024 году войти в топ-10 стран по уровню образования в мире. Участвует ли ФМШ в этой программе? Как вы считаете, удастся ли реализовать такой проект?

Когда мы говорим о топ-10, это значит, что речь идет о рейтингах. Если тезисно сформулировать мое отношение к этому вопросу, то оно такое: в рейтингах участвовать надо, однако часто эти индексы не учитывают действительно важных вещей в образовательном процессе. Многие мировые образовательные центры гонятся за нужными им показателями, и определить, какой из них лучше всего подходит для нас, трудно. Например, существует китайский рейтинг, который они создали для себя, так там важным критерием для определения эффективности университета является количество нобелевских лауреатов. Этим ли критерием пользоваться нам? С другой стороны, многие университеты занимаются производством кадров. Количество студентов может быть просто колоссальным, также и количество людей, которые получили ученую степень. Однако если посмотреть на фактический научный потенциал заведения, то окажется, что среди студентов только около 10% сопоставимы по уровню с нашими, и по количеству это будет близко к НГУ. Таким образом, формальные показатели не всегда свидетельствуют о величине и качестве производимого в университете интеллектуального потенциала. Это говорит нам о том, что нужно очень тщательно подбирать критерии для оценивания образовательного и научного потенциала. У ученых тоже есть важный критерий их эффективности — индекс Хирша. Однако и он не всегда показывает истинные способности человека. Например, многие знают, что физик Стивен Хокинг является выдающимся ученым, однако мало кому известно, что количество его публикаций, а соответственно и индекс Хирша, крайне мало, а есть такие, которые имеют очень высокий этот индекс, но ученые посредственные. Резюмируя, хотел бы сказать: то, какое место формально займет Россия в мировой образовательной системе, зависит от критериев, которые будут перед ней поставлены. Фактически, я думаю, что мы уже давно находимся в топ-10 стран по уровню образования, но надо сделать так, чтобы это признавали и другие.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ