Дома мечты Анатолия Павлова

Совладелец и гендиректор одной из крупнейших строительных компаний Новосибирска «Сибмонтажспецстрой» Анатолий Павлов делит девелоперов на две группы – старую и молодую «гвардию». Себя он относит ко второй категории, хотя признает, что в строительстве уже четверть века. Есть ли в Новосибирске элитное жилье, каким оно должно быть, и почему нужно спокойно подходить к присвоению зданиям статуса «памятник архитектуры», АНАТОЛИЙ ПАВЛОВ рассказал в интервью «Континенту Сибирь».

Группа компаний «Сибмонтажспецстрой» одна из крупнейших строительных организаций Новосибирска появилась в середине нулевых. На данный момент застройщик сдал порядка 25 домов в разных частях города, еще столько же планируется к реализации в ближайшие годы. В структуре СМСС также функционируют компании, занимающиеся продажей собственной недвижимости и управлением уже построенными домами. Впрочем, как признает сам Павлов в коммунальной сфере достаточно много подводных «камней», серьезно влияющих на успешность работы в этом направлении.

В строительном бизнесе Анатолий Павлов вместе с двумя партнерами начинал с малого – возведения коттеджей и гаражей. Спустя некоторое время их уже привлекали к различным проектам в качестве подрядной организации, потом генподрядчиков, а с недавних пор компания ушла в самостоятельное девелоперское плавание. На данный момент в СМСС работает порядка полутора тысяч человек. Однако она не стремилась к активному пиару: если интервью с Павловым можно встретить в различных источниках, то вот об его партнере – Низами Андамове, с которым он по-прежнему развивает бизнес, до сих пор мало что известно.

– Что для вас интереснее – самостоятельный девелоперский бизнес или все же работа в качестве генподрядчика?

– Конечно, в девелоперском бизнесе интереснее работать. Но в компании трудится полторы тысячи человек и всех надо занять – по моим подсчетам, примерно на десяти стройках. Еще столько же должно быть в запасе, чтобы люди, закончив очередной этап работы, могли приступать к следующей цели. У нас элементарно нет такого количества финансовых ресурсов, поэтому мы рассматриваем оба направления: как в девелоперстве, так и в качестве генподрядчика.

Анатолий Павлов

– Ваша компания известна как застройщик в сфере элитной недвижимости. Это сознательно выбранное направление?

– Идея заключается в том, чтобы стараться строить интересные дома, претендующие на определенный уровень комфорта, но я бы не стал утверждать, что даже тот же MONTBLANC, в который вложено невероятное количество средств и новых идей, является элитным домом.

– По какому критерию вы определяете, каким является дом – элитным или нет?

– Те дома, которые строятся в центре, и считаются элитными, страдают одним недостатком – у них очень небольшие придомовые территории. Они, конечно, не относятся к тому, что принято называть точечной застройкой, но страдают от такого подхода. Поэтому тот же комплекс MONTBLANC, где все сделано очень красиво и дорого, но почти без собственной территории, для меня не является элитным. Да, дом обеспечен парковочными местами, но для прогулки с коляской здесь очень мало места. Территория комплекса «Milk House» гораздо просторнее, но там больше квартир. Мне, кстати, очень нравится подход Владислава Крючкова, который в любом своем проекте старается сделать дворовое пространство как можно больше. Конечно, в пределах разумного.

– Получается, что проекты, реализованные в центральной части Новосибирска, не являются элитными? Земли ведь там почти нет…

– Я не очень люблю апартаменты, где человек спустился из своей квартиры и ушел, хотя не отрицаю, что дома с маленькой территорией имеют право на существование, и могут быть вполне интересными с точки зрения коммерческой составляющей. Мне важно, чтобы не было стесненности. Если брать только этот критерий, то участок, который мы сейчас осваиваем на улице Планетная, мог бы стать элитным – там хорошая территория, где можно гулять и детям, и взрослым. Но он расположен не совсем в центре. А вот дислокация «Державинского квартала» более удачна, и при этом у него есть также своя территория. Этот вариант мне очень близок, также как и те, которые реализуются в районе «Михайловской набережной». Здесь идет освоение трех очень небольших участков, но зато рядом с ними более чем просторная общественная зона, где можно и с детьми гулять, и на велосипедах кататься. На одном из совещаний в мэрии Новосибирска кто-то в шутку заметил, что все «сливки» от обновленной набережной снимут жители наших комплексов. Каждый раз приезжая сюда на планерки, вспоминаю эти шуточные слова, и всерьез задумываюсь о переезде в один из домов. И когда возникает желание переезда – для меня это главный критерий того, что проект меня устраивает.

– Помимо приличной территории что еще определяет элитность дома?

– Еще один важный нюанс для элитного жилого комплекса – спортивная инфраструктура. В этом плане показателен один из недавних наших домов в центре города, где есть и бассейн, и тренажерный зал. Мне кажется, это очень правильно насыщать жилые комплексы не только объектами спортивной инфраструктуры, но и общепита, небольшими магазинами шаговой доступности, но не гипермаркетами. Все они должны быть продуманы еще на стадии проектирования и разработки необходимой инфраструктуры – не очень хорошо, когда запахи из булочной доносятся до жителей верхних этажей.  Большое внимание сейчас уделяется интересным фасадам, в которых сочетаются различные отделочные материалы, но без яркости до боли в глазах и элементов цыганщины.

Анатолий Павлов

– В последние годы появилась еще одна модная тенденция – присваивать новым комплексам различные названия, причем зачастую – пафосные. Попадалось ли вам среди всего этого разнообразия название, которое пришлось по нраву?

– Любое название должно соответствовать проекту и не быть чересчур пафосным. Если это, например, жилой комплекс «Венеция», значит, он должен соответствует своему названию. Из всего того, что мне встречалось, ближе всего пришлась «Альгамбра», но Дмитрий Хмельницкий, затеявший проект, потом переименовал его. В итоге «Альгамбры» в Новосибирске так и не появилось.

– Тогда непонятно, почему один из комплексов, которые вы строили, называется «Орленок». По вашей логике, он на орла похож?

– До сих пор не знаю, почему «Орленок». Это проект Дмитрия Хмельницкого, который привлекал нашу компанию в качестве генподрядчика. Я у него спрашивал про то, кто придумал название «Орленок», он тоже ничего толком не ответил. С Хмельницким, кстати, мы работали почти на всех его стройках, и «Орленок» – один из них. Мне кажется, проект получился весьма удачным, поэтому возвращаясь к своему главному критерию «хотел бы жить – не хотел», могу ответить для себя утвердительно

– Вы немного затронули тему трендов в строительстве – на что сейчас обращают внимание застройщики и покупатели? По вашим наблюдениям, к чему еще предстоит готовиться?

– Требовательность покупателей с каждым год становится выше. Сейчас очень важна помимо выбора удачного места хорошая организация внутреннего пространства, в том числе в подъездах, лифтах и холлах. Например, в подъезде одного из объектов реализована идея в два лифта размером 2 на 2. Если ты поднимаешься домой в одиночестве, в таком пространстве чувствуешь себя очень необычно.

Очень важно сделать удобным и приятным холл. Представьте ситуацию, когда к вам приходит человек, и вместо того чтобы, ждать вас на улице, пока вы собираетесь, он садится на диван в холле вашего или первого этажа, занимается просмотром почты или новостей, благодаря бесплатному wi-fi. Мне кажется, это необходимая вещь. Вполне возможно, что мы придем к идее установки бесплатной зоны доступа wi-fi не только в холлах, но и во дворах. Это, конечно, не дешевое удовольствие, но понимание необходимости подобной услуги придет в ближайшие годы. А застройщикам нужно думать об этом уже сейчас.

В последние годы становится популярной подсветка фасадов – это достаточно свежий тренд для жилых домов. Раньше в городе подсвечивалось только несколько административных зданий. Сейчас же любой новый дом, претендующий на сегмент выше среднего, подсвечивается. На фоне этой популярности в Новосибирске появилось несколько подрядчиков, занимающихся именно освещением фасадов. У некоторых из них есть собственные предприятия по изготовлению подходящих светильников. Кстати, освещение сейчас очень популярно и в ландшафтном направлении. Новые внутридомовые площадки в центре города обязательно должны быть не только красиво оформлены, но и подсвечены.

– По какому принципу вы выбираете партнеров в проектах – как людей, так и организации?

– В архитектуре я предпочитаю работать с молодыми – они еще не заматерели, не обвесили себя почетными грамотами. Я ценю в людях стремление к труду. Сам работаю с утра до ночи, и когда вижу, что мои коллеги работают по 12 часов, значит, наверняка, должен получиться хороший результат. Большинству ребят, которые проектируют наши дома – около 30-35 лет. Конечно, в силу молодости, их работы не всегда идеальны, но мы – люди очень опытные, и все недостатки проекта выявляем почти сразу. Ребята очень быстро реагируют на все замечания и устраняют. Я вообще считаю, что в нашей работе упор нужно делать на молодежь, а пенсионеры должны сидеть дома. Мы не можем трудиться всю жизнь – в 60 лет мозги уже так не работают, как в 40-45 лет. Для себя я давно решил, что когда мне исполнится 60, уйду на пенсию. Так правильнее.

Возможно, именно по этому критерию выбирают нас и среди генподрядчиков – команда СМСС достаточно молодая, амбициозная, но при этом опытная. Я считаю, что мы реализовали очень неплохие идеи и с Владиславом Крючковым, и с Дмитрием Хмельницким, знакомство с которыми позволило принять участие во многих значимых для города проектах. Причем во всех из них мы принимали активное участие не только на стадии строительства, но и при проектировании.

Анатолий Павлов– Но в центре почти не осталось свободной земли. Не думали уходить на окраины?

– В центре очень много земли – под бараками и частными домами. Все это можно и нужно сносить. Но здесь возникают две проблемы – одно дело, когда жителям бараков предлагают новое жилье, освобождая целые районы. В этом очень большая перспектива, и если вопрос будет решаться, в первую очередь в законодательном русле, наша компания может полностью перейти в самостоятельное девелоперское плавание, возводя целые элитные комплексы в центре города. Но есть еще одна проблема, когда старый дом является памятником архитектуры, в который нельзя привносить ничего нового. Как поступать в этой ситуации? Мне кажется, нужно более тщательно и спокойно подходить к определению и присвоению зданиям-сооружениям статуса «памятник архитектуры». Новосибирск – очень молодой город, история которого только начинается, поэтому утверждать, что, например, здание кинотеатра «Металлист» – памятник архитектуры – чересчур преждевременно. Тоже самое касается присвоению особого статуса улице Богдана Хмельницкого. На мой взгляд, улица должна развиваться. Не должен быть в определении памятника архитектуры только один параметр «красиво-некрасиво». Такими темпами где-нибудь через тридцать лет можно теоретически присвоить этот особый статус многим построенным сегодня домам и нашим в том числе. Но мы не создаем памятники, мы делаем только лишь качественные дома.

– Как вы полагаете, повлияет ли на стоимость квадратного метра изменения в федеральном законодательстве о долевом участии в строительстве? По такому принципу ведь работали очень многие застройщики.

– До недавнего времени в долевом строительстве все было достаточно просто – застройщик брал с человека деньги и строил за его счет квартиры на продажу. Если что-то шло не так, дом не достраивался. Случалось подобное часто, и, мне кажется, не из-за того, что застройщики – жулики, а просто потому, что многие из них не умеют считать деньги. Например, компания строила пять домов: первый из них – себе в убыток, второй – в прибыль, на третьем – планировала «отбить» убытки первого дома, после чего ситуация, вроде бы, должна выровняться. Но этот долгосрочный вектор планирования в нашей действительности не работает. В России нестабильная экономика, хотя некоторые считают, что нестабилен доллар – все время куда-то скачет! В итоге примеров просчитавшихся достаточно много, и один из них – «ПТК-30».

Новое законодательство же заставляет застройщиков – привыкнуть к тому, что работать нужно не только за счет инвесторов, но и за свои средства тоже. Мне кажется, очень странной ситуация, когда на банки переложили огромное количество несвойственных им функций, в первую очередь контроля застройщиков. Пока таких специалистов в банках попросту нет – банкиры не разбираются в ходе стройки, и это логично. В итоге ситуация складывается очень непростая и совершенно очевидно, что эти правила игры примут далеко не все. Я уверен, если политика государства не поменяется, через год-два в Новосибирске останется около десятка строительных компаний. В первую очередь уйдет мелкий бизнес, потому как он не сможет содержать штат, который должен будет работать с банками. Плюс к этому, у застройщиков должен быть свой капитал – в каждом проекте минимум  100-150 миллионов рублей. Получается, рынок монополизируется, а это, значит, что договориться о единой цене за новый квадрат между оставшимися строителями вполне возможно. Будет ли такое? Очень может быть, но в любом случае платить за новые правила вновь придется потребителю.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ