Виталий Ветров
Управляющий партнер юридической фирмы «Ветров и партнеры»

Искусственная задолженность аффилированного лица

Вопрос о сохранении активов в случае банкротства компании является первоочередным для учредителей и участников хозяйственного общества. Если законными способами вывести активы до момента наступления банкротства не получается, участники часто прибегают к другой схеме: путем оформления договоров займа создается искусственная задолженность перед знакомым или аффилированным кредитором, которому в случае успеха отойдет большая часть активов как мажоритарному кредитору.

Такая схема может быть успешной, если против требования аффилированного кредитора не будут заявлены возражения, и если суд не будет углубляться в подробности дела. Но на практике все чаще получается, что такие схемы раскрываются и пресекаются, а требования, имеющие корпоративную природу, не попадают в реестр.

Приведу пример. АО «Спецремонт» обратилось с требованием о включении в реестр кредиторов 15-го центрального автомобильного ремонтного завода (АО), часть заявленных требований суд первой инстанции удовлетворил, но было отказано во включении в реестр требований, вытекающих из договоров займа.

Апеллянт указывал, что требования не имеют корпоративной природы, так как специфика должника (осуществляющего гособоронзаказ) не позволила сторонам воспользоваться иными способами увеличения уставного капитала.

Аргументы подателя жалобы не убедили судей апелляции, и требования по договорам займа не были включены в реестр требований кредиторов должника.

Какие выводы сделал суд? (Судебный акт: постановление 7-го ААС от 25.06.2018 по делу № А45-14384/2017 [07АП-4565/2018])

  1. В целях недопущения включения в реестр требований недобросовестных кредиторов проводится судебная проверка обоснованности требований, при этом она имеет место даже в том случае, если есть разногласия по существу между должником и кредитором.
  2. По общему правилу, заявитель, который имеет намерение включиться в реестр, представляет документы-основания, а лица, которые имеют возражения, обязаны доказать свою правоту. Но в ситуации банкротства и участия в деле аффилированного кредитора именно кредитору нужно доказать, что возражения против его требования безосновательны. Доказать это можно через обоснование разумных экономических мотивов совершенной сделки, а также мотивов поведения в ходе исполнения сделки.
  3. Аффилированность должника и кредитора не является безусловным основанием для вывода о намеренном создании искусственной задолженности с целью ущемления интересов кредиторов.
  4. Займы заявителя имеют целевой характер, поскольку обусловлены необходимостью финансирования текущих расходов должника в связи с недостаточностью его капитализации, следовательно, займодатель фактически вложил денежные средства в развитие бизнеса.
  5. Указанный характер заемных средств подтверждается тем, что должник не возвращал средства по договорам займа, а проценты были выплачены только по одному из нескольких договоров, сроки займов постоянно продлевались дополнительными соглашениями. Заявитель был осведомлен о финансовом состоянии должника: на момент выдачи займов стоимость чистых активов была меньше размера уставного капитала, следовательно, была минимальной вероятность возврата заемных средств.
  6. Суд указал, что целью предоставления займов было не вложение средств с целью их возврата, а создание задолженности ради получения статуса мажоритарного кредитора.

А теперь давайте детально разберем ситуацию.

1) Сделка, заключенная с участником общества или иным аффилированным с ним лицом, имеет ряд преимуществ: льготные условия (можно договориться о том, чтобы не возвращать долг или не уплачивать проценты), низкая вероятность того, что аффилированное лицо потребует вернуть выданные средства, высокая вероятность сохранения активов компании в руках самих участников или известных им лиц в случае банкротства. В связи с этим на аффилированных кредиторов ложится повышенный риск: их требования к должнику могут быть проигнорированы судом в случае банкротства.

2) Финансирование компании через корпоративные процедуры становится явным для кредиторов хозяйственного общества, но заключение гражданско-правовых договоров позволяет скрыть неблагоприятное финансовое положение должника и попытаться восстановить положение с помощью привлеченных от аффилированных лиц средств.

3) Однако такой обход закона должен быть обоснован и очевиден с экономической точки зрения: заключение договоров с гражданско-правовой природой и привлечение к сделкам участников общества должно иметь под собой явную финансовую подоснову. Иначе создается видимость намеренного обхода закона с целью сокрытия истинного положения дел в компании, а также создания привилегированного положения для аффилированного лица, сумма требований которого позволит ему иметь больший вес на собраниях кредиторов.

4) Перераспределение бремени доказывания обоснованности требований в делах о банкротстве представляется разумным, поскольку позволяет избежать включения в реестр сомнительных кредиторов, например, по искусственным задолженностям.

5) Каждый новый кредитор в реестре — это снижение вероятности для каждого из них получить удовлетворение своих требований в полном объеме. Поэтому нельзя допустить, чтобы интересы добросовестных кредиторов, столкнувшихся с неплатежеспособным должником, были нарушены включением в реестр дополнительных кредиторов с необоснованными требованиями. Требования кредиторов, вытекающие из корпоративной природы совершенных сделок (из факта их участия), не могут быть сравнимы с требованиями кредиторов по рыночным сделкам.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ