«Очень часто предприниматели пытаются руками правоохранительных органов решить свои проблемы»

Начальник управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Новосибирской области ВИТАЛИЙ ЧЕРНОВ в интервью «Континенту Сибирь» рассказал, как представляемое им ведомство контролирует соблюдение прав предпринимателей в ситуации возбуждения уголовных дел в их отношении, а также какие статьи УК РФ бизнес нарушает чаще всего?

— Как именно прокуратура контролирует процесс соблюдения прав предпринимателей в ситуации возбуждения уголовного дела в их отношении. Часто ли в процессе расследования нарушаются права предпринимателей?

Вопросам соблюдения прав предпринимателей прокуратура уделяет с каждым годом всё больше и больше внимания. Работники прокуратуры осуществляют постоянный мониторинг итогов работы органов правоохраны, на основании которого проводятся различные совещания, коллегии.

Проверки доводов жалоб и обращений предпринимателей о нарушении их прав как участников уголовного процесса проходят в сокращённые сроки. Сведения о результатах этой работы каждое полугодие направляются в Генеральную прокуратуру. В прокуратуре области нет сведений, указывающих на упущения в работе органов следствия и дознания при рассмотрении заявлений о совершённых преступлениях. Как предпринимателями, так и в отношении самих предпринимателей, а также в отношении расследования преступлений этой категории.

Жалобы, конечно, поступают, но в большинстве случаев либо изложенные доводы не находят подтверждения, либо нарушения оказываются не столь существенными. Чаще всего они связаны с допускаемой по отдельным уголовным делам и материалам волокитой и неправильным оформлением различных процессуальных документов. Выявленные упущения, прокурор не оставляет без внимания и вносит требования об устранении нарушения закона или представления, в которых ставит перед руководителем правоохранительных органов вопрос о дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц.

— Сколько уголовных дел по «предпринимательским статьям» возбуждается в Новосибирской области ежегодно. Есть ли какие-либо изменения в этой статистике за последние годы?

Виталий Чернов В 2017 году на территории  НСО возбуждено 211 уголовных дел по сообщениям о преступлениях совершенных предпринимателями. Для сравнения: в 2016 году таких дел было 135, за истекший период 2018 года их 90. Прокуроры внимательно осуществляют свою надзорную деятельность, не позволяют возбуждать уголовные дела при отсутствии предусмотренных законом оснований. В первом полугодии 2018 года прокуратурой отменено 68 незаконных постановлений о возбуждении уголовных дел. В 2017 году —  50 таких решений. Я говорю не только об уголовных делах, возбуждённых в отношении предпринимателей: такую отдельную статистику мы не ведём.

У нас были ситуации, когда прокуроры сомневались в возбуждении отдельных уголовных дел в отношении руководителей коммерческих организаций, учредителей индивидуальных предпринимателей, различных представителей, и.т.д. Такие материалы возвращаются для проведения дополнительных проверок, выяснения значимых обстоятельств, после чего, как правило, вновь возбуждают уголовные дела, но уже с соблюдением положений УПК.

— В чём, по вашему мнению, причина такого большого количества преступлений в предпринимательской сфере в Новосибирской области?

Мы всё чаще сталкиваемся с ситуациями, когда мошенничество совершается, когда граждане проявляют излишнюю наивность. Не только в Новосибирской области, но и в целом по всей России до сих пор существуют ситуации, когда граждане несут деньги в какие-то сомнительные кредитные кооперативы — предприятия, которые берут у них деньги, обещая баснословные проценты. И граждане, несмотря на печальные примеры всероссийского масштаба, всё равно отдают туда деньги. Подобные ситуации, как раз относятся и к сфере предпринимателей. Руководители коммерческих организаций берут деньги, обещают людям проценты, выплачивают средства части граждан для того, чтобы охватить всё большее количество людей, а после этого поднимают руки и говорят, что коммерческая деятельность закончена, и денег больше нет. До сих пор мы сталкиваемся с такими делами — у нас это широко распространено. Граждане очень часто занимают деньги друг другу, ограничиваясь простой рукописной формой, либо устными гарантиями. В таких ситуациях с одной стороны мы верим, что те обстоятельства, о которых они говорят, имели место, но с другой стороны, мы объективно ничем не можем им помочь, потому что документального подтверждения и свидетельских показаний по этому поводу нет. С этим мы сталкиваемся очень часто. В таких случаях я бы рекомендовал заключать нотариально заверенные договоры и в присутствии свидетелей.

— Часто ли вы встречаете уголовные дела, которые возбуждены с целью вмешательства в деятельность предпринимателей. Как в таком случае действует прокуратура?

За последние годы прокуроры не выявили заказной характер ни в одном из дел. Речь о делах, возбужденных для незаконного вмешательства в предпринимательскую деятельность, для оказания давления, а также встречных возбуждениях уголовных дел для решения  хозяйственных споров. А также дел, возбуждённых при отсутствии предусмотренных законом заявлений.

Однако довольно поступают заявления только из содержания, которых можно усомниться в их искренности. И в процессе проверок выясняются обстоятельства, при которых и следователи, и дознаватели, и тем более прокуроры, приходят к выводу, что нет никаких оснований для открытия дела и вмешательства в хозяйственные споры. Таких ситуаций очень много, они присутствуют практически в каждом районе особенно в городе Новосибирске. Очень часто предприниматели пытаются руками правоохранительных органов решить свои проблемы.

К примеру, в июне 2017 года заместитель прокурора Новосибирска отменил постановление о возбуждении уголовного дела в отношении руководителя организации, в действиях которого следователь следственного управления МВД России по Новосибирску усмотрел признаки совершённого путём мошенничества хищения 14 миллионов рублей.

Прокурор занял принципиальную позицию. Внимательно изучив материалы, сделал вывод, что они не содержат сведений, свидетельствующих о наличии обязательных признаков мошенничества — обмана или злоупотребления доверием.

Фактически имел место спор между двумя коммерческими организациями из-за частичного неисполнения договора об оказании услуг по организации аренды и выкупа земельного участка. Основную часть работ по договору заказчик поэтапно оплатил, документы никем не подделывались, обстоятельства исполнения соглашения не искажались. С учётом этих обстоятельств, прокурор справедливо решил, что спор по поводу неисполнения одного из пунктов соглашения должен разрешаться исключительно в порядке гражданского судопроизводства и не может быть предметом расследования по уголовному делу.  По результатам дополнительной проверки орган предварительного следствия вынес законное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Или другой спор, который так же не дошёл до уголовного дела. В сентябре 2018 года прокурор Заельцовского района Новосибирска дал поднадзорному органу дознания системы МВД письменное указание в порядке п.4 ч.2 ст.37 УПК РФ о прекращении уголовного дела, возбужденного по заявлению руководителя коммерческой организации, имущество которой на сумму почти 15 миллионов рублей было уничтожено представителями другой организации — арендатора.

На этапе возбуждения уголовного дела дознаватели не располагали данными о том, по какой именно причине представители фирмы — арендатора уничтожили сделанный в помещении дорогостоящий ремонт.

Позднее, изучив добытые в ходе расследования доказательства,  прокурор пришёл к выводу  об отсутствии состава преступления, предусмотренного ст.167 УК РФ, и наличии между этими двумя хозяйствующими субъектами только гражданско-правового спора. После выполнения ряда изложенных в указании прокурора процессуальных действий и при отсутствии объективных сведений о совершённом преступлении в ближайшее время дознаватель должен уголовное дело прекратить.

— Часто ли приходится останавливать уголовные дела, в которых нарушаются права предпринимателей?

В последнее время нет таких уголовных дел. Считаю, что лучшим подтверждением того, что права предпринимателей в уголовном процессе соблюдаются, является то, что оправдательные приговоры по этой категории уголовных дел в последние годы тоже не выносились.

Суд беспристрастно оценивает полученные доказательства, которые представляются как стороной обвинения, так и стороной защиты.

— Получается, прокуратура защищает предпринимателей только на этапе возбуждения дел в их отношении?

Вовсе нет. Есть статья 169 УК РФ, предусматривающая ответственность за незаконное препятствование предпринимательской деятельности. Правоприменительная практика по этой статье уголовного кодекса небольшая, но все-таки есть.

Следствие не пришло к выводу о том, что приборы «Тиона» вредны, и в обвинении по этому поводу нет ни слова. Речь идёт о том, что не соблюдена процедура.

За 2017 год и 8 месяцев 2018 года на территории Сибирского федерального округа, а это, напомню, 12 регионов, выявлено 10 таких преступлений, 2 из них поставлены на учёт в Новосибирской области.

Могу сказать, что на сегодняшний день обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью второй статьи 169 УК РФ, в Новосибирском районе  предъявлено директору МУП по фамилии Слюсарь, который, как считает следствие, в 2013 в 2014 годах под надуманным предлогом отказал одной из коммерческих организаций в заключении договора водоснабжения и водоотведения что негативно отразилось на производственных нуждах этого предприятия. Поводом для возбуждения уголовного дела послужили материалы прокурорской проверки. Для защиты своих прав руководство обратилось в арбитражный суд, который счел, что права предпринимателей действительно были нарушены, действительно признал эти доводы заявителя обоснованными и решил взыскать с предприятия более 2 млн. рублей в качестве компенсации за понесенные материальные затраты. То есть муниципальное предприятие было вынуждено заплатить за свои действия или бездействия более двух миллионов рублей.

Второе уголовное дело возбуждено в отношении главы Убинского района НСО по фамилии Конюк. Как считает следствие, он совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий. В 2016 году он потребовал от депутата совета депутатов Убинского района НСО по фамилии Ковалева сложить свои полномочия. Следствие установило, что Ковалева часто критиковала работу Конюка как главы района, поэтому как считает следствие, она была тому неугодна. В противном случае, Конюк намеревался резервировать, то есть практически изъять земельный участок мужа Ковалёвой. На этом земельном участке был расположен его торговый павильон. Обвинения Конюку пока не предъявлено, он подозревается в совершении двух преступлений, превышении должностных полномочий, а так же, как я уже сказал, совершении преступления, предусмотренного статьёй 169 УК РФ.

— По каким статьям наиболее часто возбуждаются дела в отношении предпринимателей?

Самая популярная статья — это мошенничество (ст 159). Очень часто представители  коммерческих организаций, которых обвиняют или подозревают в совершении подобных преступлений, жалуются на то, что это сфера гражданско-правого характера, а не уголовного. Но дело в том, что мы должны защищать интересы не только предпринимателей, которые у нас подозреваются в совершении преступлений, но и тех, у кого похитили денежные средства. Поэтому чаще всего это 159-ая статья. 160-ая статья встречается гораздо реже, поскольку к предпринимателям она не всегда относится: там речь идёт о хищении денежных средств, именно вверенных виновному. Хотя при наличии определённых условий и эти преступления могут быть отнесены к предпринимательству. Налоговые преступления, предусмотренные статьёй 201 налогового кодекса, сюда относятся, но в первую очередь это мошенничество.

— Для Новосибирской общественности получило высокий резонанс дело  главы «Тиона» Дмитрия Трубицына, когда в отношении него началось уголовное преследование после того, как он начал активно поставлять свои очистительные приборы в здравоохранительные учреждения. Как вы оцениваете  это дело и его доказательную базу?

На взгляд работников, осуществляющих надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования, уголовное дело в отношении Дмитрия Трубицына возбуждено с соблюдением требования закона. Точно также с соблюдением требования закона избрана мера пресечения в отношении обвиняемого. Насколько я помню, это домашний арест.

Виталий Чернов

Мы исходим из того что, даже руководствуясь благими побуждениями, думая о гражданах и желая улучшить техническую сторону товаров, поставляемых в медицинские учреждения, человек, который этим занимается должен помнить, что этот порядок регламентирован законом, различными ведомственными и не только ведомственными документами, Минздравом, Роспотребнадзором, и.т.д. Поэтому прежде, чем поставлять продукцию в медицинские учреждения для оказания медицинской помощи гражданам, поставщик должен убедиться в том, что он в праве это делать. Именно для этого и существует процедура, при которой медицинское изделие отправляется на экспертизу для того, чтобы специалисты дали своё положительное заключение о том, что этот прибор может действительно использоваться для нужд населения. Следствие не пришло к выводу о том, что приборы «Тиона» вредны, и в обвинении по этому поводу нет ни слова. Речь идёт о том, что не соблюдена процедура. Никто не пострадал, но именно для данного обвинения жертвы и не нужны.

Привлекая к уголовной ответственности таких людей, которые считают, что им не нужны никакие разрешительные документы, мы создаём предпосылки для того, чтобы в дальнейшем любой задумался, прежде чем этим заниматься без соблюдения необходимых разрешительных процедур. Ведь на самом деле это правильно с любой точки зрения: нравственной, моральной, законодательной.

Финансовую сторону вопроса мы не затрагиваем. Сколько предприятие извлекло прибыли из реализации этого продукта, нас не интересует. Это как раз доказывает, что мы не вмешивались в предпринимательскую деятельность. Он заработал, и пускай дальше зарабатывает, если для этого есть условия. Главное, чтобы были согласованы все документы, потому что один добросовестно считает и уверен в своей правоте, имея необходимую квалификацию и персонал, который в состоянии понять, что прибор не причиняет вред гражданам, а другой добросовестно заблуждается. И что тогда? У нас любой желающий будет поставлять их в медицинские учреждения. Моя позиция неизменная, я считаю, что этого делать нельзя и позиции такой же придерживаются работники следственного комитета. Вот собственно всё. Что будет с делом дальше, я не готов говорить — это не моя компетенция. По последней информации, которой я обладаю, расследование по уголовному делу завершено.

— В недавнем интервью «Континенту Сибирь» основатель компании «СЛК-Моторс» Наталья Жданова говорила о том, что при ухудшении рыночной конъюнктуры руководитель предприятия попадает на «минное поле» — если в условиях ограниченности денежных средств он не заплатит сотрудникам, то в отношении него будет возбуждено соответствующее уголовное дело. Если не заплатит клиентам – физлицам, то в отношении него также будет возбуждено соответствующее уголовное дело. Если будет изыскивать дополнительные источники дохода, чтобы рассчитаться с кредиторами, то в отношении него также будет возбуждено соответствующее уголовное дело. В итоге любой шаг, по мнению Натальи Ждановой, влечет к далеко идущим последствиям для бизнеса.  Разделяете ли вы такую позицию, и как, на ваш взгляд, стоит поступать предпринимателям в этом случае?

Всем известно, даже далёким от экономики людям, что ситуация в стране сейчас не простая, и практически каждая крупная организация испытывает те или иные трудности. Говорить, что бизнесом в стране лучше не заниматься, поскольку любое действие или бездействие неминуемо приведёт руководителя коммерческой организации к уголовной ответственности, на мой взгляд, не верно. Есть примеры, когда руководители коммерческих организаций работают добросовестно, и к ним нет никаких претензий. Они работают, получают прибыль и платят налоги, о которых говорит Наталья Жданова.

Надзор за производством дела по «СЛК-Моторс» осуществляет прокуратура Новосибирска. Дело расследуется в следственном управлении МВД по Новосибирску, но, насколько мне известно, обстоятельства, которые исследуются в процессе расследования,  гораздо понятнее и гораздо очевиднее, чем те, о которых рассуждает госпожа Жданова.

Речь идёт о том, что клиенты автодилера заплатили денежные средства за конкретные машины. Как установило следствие, руководство коммерческой организации и её сотрудники не приняли мер к тому, чтобы именно эти денежные средства направить на приобретение товара, который ожидали граждане — самих транспортных средств.  В итоге, клиенты не получили своих автомобилей ни в сроки, указанные в договорах, ни гораздо позже. Прошло несколько лет, а с учётом той финансовой ситуации, которая сейчас наблюдается в рассматриваемой коммерческой организации, скорее всего, они этих машин уже не увидят. И таких граждан надо защитить, ведь они потеряли деньги. Их убедили в том, что денежные средства были направлены на приобретение автомашин, а их по тем или иным причинам никто и не закупал. Говорить о том, что любое действие приведёт к скамье подсудимых и рассуждать, как вести бизнес, не выполняя взятые на себя обязательства — это вопрос больше философский. Если не способны заниматься бизнесом, то и не стоит этим заниматься!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ