Максим Пикалов
Управляющий партнер консалтинговой компании «Легис»

Поймай меня, если сможешь!

В своей авторской колонке я буду делиться интересными правовыми кейсами и рекомендациями, как бизнесу выходить из «неприятных налоговых ситуаций».  

Сложившаяся ситуация

Сегодня в налоговых спорах каждое второе судебное решение выносится по делам с подозрительными лицами, не имеющими права вести бизнес. Налоговая инспекция крайне плотно взялась за выявление «фирм-однодневок». И самое интересное —  часто получается так, что эти «на лицо ужасные» фирмы на самом деле «добрые внутри». То есть реальные.

Обратимся к конкретному примеру. Рассмотрим постановление Арбитражного суда Поволжского округа №Ф06-31899/2018 от 08.05.2018 года по делу №А12-20171/2017.

Эпизод этого дела ничем не примечателен: необоснованное применение вычетов по НДС из-за якобы «плохих» контрагентов. Обычная ситуация с классической «серой» схемой. Конечно же, среди контрагентов обычного бизнесмена налоговая нашла «нехорошие» конторы.

Кульминация, как и большинстве подобных эпизодов, заключалась именно в поставщиках. Налоговая инспекция ссылалась на следующие аргументы: во-первых, отсутствие технического персонала, основных средств, движимого и недвижимого имущества. Во-вторых, отсутствие на расчетных счетах контрагентов «движений», характерных для «живой» деятельности. В-третьих, на отсутствие фирмы на месте государственной регистрации. В-четвертых, на противоречивые показания руководителя и т.п.

Может быть, у налоговой сработал эффект первого впечатления? На каждый аргумент налоговой инспекции у налогоплательщика есть свой оправдательный контраргумент: «Ну, и что?». Все это поверхностные доказательства. Ведь когда была так называемая «порочная» связь, контрагенты являлись самостоятельными юридическими лицами, состояли на налоговом учете, были зарегистрированы в ЕГРЮЛ. На встречных проверках подтвердили отношения и предоставили документы. Руководителями значились именно те лица, которые и подписывали счета-фактуры, что соответствует ст. 169 НК РФ.

Да, был допрошен один из руководителей. Он отрицает управление и говорит про номинальность. А стоит ли верить его словам? Ведь есть документальные доказательства. К тому же, он на это имеет полное право: право не наговаривать на себя в соответствии со ст. 51 Конституции РФ.

«Как указали суды, объяснения лиц, самостоятельно предоставлявших за вознаграждение свой паспорт для регистрации на свое имя юридических лиц, по отрицанию своей причастности к осуществлению финансово-хозяйственной деятельности созданных либо руководимых ими юридических лиц не являются объективной и достоверной информацией и могут быть даны, в том числе с целью возможного недопущения для себя негативных уголовно-правовых последствий».

Отсутствие у контрагента «средств к существованию», имущества, персонала тоже не является определяющими аргументами. Как говорится: «Бедность – не порок…» Тем более, вокруг масса возможностей для отношений по ГК РФ.

«Как отметили суды, отсутствие у контрагентов налогоплательщика в собственности какого-либо имущества не свидетельствует о невозможности ведения контрагентами хозяйственной деятельности, поскольку действующее законодательство допускает возможность использования имущества, принадлежащее на ином праве, чем право собственности.

Незначительная штатная численность контрагентов также не может свидетельствовать о несовершении хозяйственных операций, поскольку гражданское законодательство не исключает возможность привлечения третьих лиц для исполнения обязательств по договорам. Факт отсутствия на балансе предприятия-поставщика транспортных средств, не является достаточным основанием для отказа в предоставлении налогового вычета по налогу на добавленную стоимость». 

Отсутствие на расчетных счетах контрагентов «движений», характерных для «живой» деятельности – не значит, что этой деятельности нет вообще. Не платить с расчетных счетов – не значит не покупать в реальности. Ведь можно заплатить наличными.

Поэтому, развязка этой истории такова: инспекция не доказала факт отсутствия реальности.

А на каждый «серый» признак найдется свой контраргумент.

Особое мнение

В текущей практике уже заметен переход налоговых органов от доначислений по формальным основаниям к экономическому анализу сделок и поиску их фактического смысла. Также, с введением ст. 54.1 НК РФ и выходом некоторых писем ФНС и Минфина стала прослеживаться тенденция к поиску умысла в уклонении от уплаты налогов.

Принятие ст. 54.1 НК РФ планировалось как мера, защищающая налогоплательщиков от необоснованных претензий налоговых органов. Однако, как мы видим, старые привычки сложно искоренить, и в претензиях налоговых органов все еще мелькают такие фразы как «взаимозависимость», «дробление», «должная осмотрительность». Ну, нет в нормах закона такого понятия как «должная осмотрительность»! Нет точного алгоритма ее применения в законе!

В итоге, общение с налоговым органом по моему опыту все еще периодически идет «по понятиям», а не в соответствии с нормами НК РФ. Однако, как мы видим, суды такой подход уже не одобряют, так что не бойтесь экономить легальными способами, главное, вооружитесь знаниями и готовностью защищать свои интересы. Ведь кто, если не вы?

К сожалению, практика показывает, что презумпция невиновности почти не работает. Обязанность налогового органа доказывать вину налогоплательщика превратилась в необходимость налогоплательщику самому отстаивать свою невиновность. Поэтому будьте к этому готовы, тогда вас не смогут застигнуть врасплох.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ