Как не попасть под субсидиарную ответственность в случае банкротства компаний?

Поправки, принятые к федеральному закону о банкротстве в 2016–2017 годы, значительно ужесточили ответственность ключевых сотрудников, бенефициаров компаний и связанных с ней контрагентов в случае банкротства. Теперь кредиторы могут претендовать на личное имущество руководителей и бенефициаров разорившихся компаний. Как работают нововведения в законах и как вести себя бизнесу — в материале «Континента Сибирь».

Какие изменения вступили в силу?

Вступивший в силу июля 2017 года Федеральный закон №266-ФЗ ввел кардинальные изменения в правила привлечения к субсидиарной, то есть персональной ответственности должностных лиц. «Не секрет, что долгое время процедура банкротства воспринималась владельцами и топ-менеджментом бизнеса как способ списания долгов из известного анекдота: «Банкротство — это когда кредиторы забирают ваш пиджак, в то время когда вы уже переложили все деньги в карманы брюк». Однако с лета 2017 года действует новый институт субсидиарной ответственности, целью которого является выявление как можно большего числа активов для расчетов с кредиторами, и в первую очередь — налоговыми органами, — отмечает партнер Юридического партнерства «Курсив», руководитель судебной практики Юлия Макаренко. — Теперь ответственность перед кредиторами, по сути, перенесена на личное имущество лиц, контролирующих должника».

Виталий Ветров
Виталий Ветров

Под термином «контролирующее должника лица», строго говоря, понимаются люди, которые в течение не более трех лет до возникновения признаков банкротства компании имели возможность каким-либо образом влиять на управление компанией. По словам главы юридической компании «Ветров и партнеры» Виталия Ветрова, это могут быть финансовые, исполнительные директора, главные бухгалтеры, юристы или люди, вообще не имеющие отношения к управлению компанией. Впрочем, расширение перечня лиц — не единственный бонус. Тут также есть возможность вне рамок дела о банкротстве привлечь к субсидиарной ответственности виновных лиц, что позволяет существенно снизить издержки кредитору на защиту своих прав. С другой стороны, говорится, что пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, то есть вводится презумпция виновности.

Таким образом, если юрлицо не может самостоятельно рассчитаться по своим обязательствам, то долг в полном финансовом объеме ложится на плечи лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности. «Ее можно возложить на директора, учредителя, главного инженера или главбуха, да и вообще на любого гражданина, принимавшего решения или отвечавшего за деятельность должника», — предостерегает управляющий партнер консалтинговой компании «Легис» Максим Пикалов.

Более того, введенные «презумпции» позволяют привлечь к ответственности и выгодоприобретателей по сомнительным сделкам на сумму неудовлетворенных требований кредиторов, подчеркивает Юлия Макаренко. Она акцентирует внимание на том, что в судебной практике изменились подходы к определению роли «дружественных» по отношению к должнику кредиторов. «Если ранее бенефициары контролировали банкротства своих компаний через собрания кредиторов, в которые в большинстве своем входили «свои» кредиторы, то сейчас ситуация кардинальным образом поменялась. Так, долги перед участниками (акционерами) по гражданско-правовым обязательствам (займам, поручительствам и пр.) суды «субординируют» (приравнивают к корпоративным отношениям) и не включают в реестр кредиторов. Такие кредиторы лишаются права голоса на собраниях и, соответственно, возможности влияния на выбор кандидатуры арбитражного управляющего и иные решения в ходе процедуры банкротства», — поясняет собеседница «КС».

Изменились подходы к определению роли «дружественных» по отношению к должнику кредиторов

Важным обстоятельством является и то, что если руководитель или собственник предприятия-банкрота одновременно проходит процедуру личного банкротства, то долги, относящиеся к его субсидиарной ответственности, не подлежат списанию. «Он так или иначе будет обязан вернуть средства кредиторам», — считает руководитель юридической компании «Гриаста» Григорий Асташов.

По убеждению Виталия Ветрова, сегодня закон о банкротстве — это в первую очередь инструмент защиты интереса кредиторов. «Ужесточение законодательства произошло прежде всего потому, что слишком многие использовали банкротство как способ уйти от ответственности. По статистике, если не ошибаюсь, размеры удовлетворенных претензий кредиторов по большинству дел находятся ниже отметки в 10%. Понятно, что эту ситуацию необходимо было исправлять. И не стоит удивляться тому, что параллельно с ужесточением закона идет и ужесточение уголовного законодательства по эпизодам, касающимся деятельности подставных фирм и прочего. Слишком негативный фон этого процесса сыграл против либерализации закона».

Изменит ли закон ситуацию с банкротствами?

Указанные изменения неминуемо повлекли увеличение решений о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должников. По данным «Федресурса», суды в январе-марте 2018 года вынесли в 1,8 раза больше решений о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должников, чем в аналогичном периоде 2017 года. Число поданных заявлений выросло в 1,6 раза — до 1170 шт. Доля удовлетворенных заявлений увеличилась с 21% в I квартале 2017 года до 24% в I квартале 2018 года. Количество лиц, привлеченных к ответственности, выросло до 347 — в 1,8 раза в эти же периоды.

Юлия Макаренко
Юлия Макаренко

«По нашим наблюдениям, число дел о привлечении к субсидиарной ответственности будет и дальше расти. Не в последнюю очередь это связано с увеличивающимся давлением на арбитражных управляющих, ответственность которых также была ужесточена. В случае если будет доказано, что в результате бездействия управляющего недобросовестные владельцы бизнеса не были своевременно привлечены к ответственности, управляющего могут дисквалифицировать и взыскать с него убытки», — предостерегает Юлия Макаренко.

Что делать бизнесу, чтобы не попасть в законодательный капкан? «Если вы докажете, что в наступлении банкротства и невозможности расчета с кредиторами отсутствует ваша вина, деятельность осуществлялась в рамках нормального хозяйственного риска, а выявленные правонарушения (если таковые были) предотвратили больший ущерб для общества, вы не будете привлечены к ответственности. Мой главный совет всем бизнесменам: профилактика! Регулярно проводите «ревизию» своего бизнеса и его деятельности через призму закона о банкротстве. Эта рекомендация для всех, даже если вы полагаете, что ваш бизнес успешен, и банкротство ему не грозит. Допустите, что завтра будет введено банкротство, и ответьте на вопрос: соответствует ли ваша деятельность по ведению бизнеса критериям добросовестности и разумности», — дает совет Юлия Макаренко. Также она рекомендует при заключении значимых сделок с контрагентами проверять их финансовое положение и следить за тем, чтобы сделки не выходили за рамки обычной хозяйственной деятельности.

Закон — не панацея?

Вместе с тем, несмотря на строгость закона, участники юридического рынка считают, что избежать субсидиарной ответственности отдельные лица все равно смогут. «Настоящий, реальный бенефициар всегда остается в тени. Поэтому наиболее существенный пункт в новой редакции закона касается как раз субсидиарной ответственности и расширенного понятия «лица, контролирующие должника», это не только органы управления, советы директоров, руководители, это вообще могут быть посторонние лица, которые формально не имеют никакого отношения к должнику. И если будет доказано, что этот гражданин каким-то образом повлиял на вывод активов или предпринял какие-то шаги, которые привели к банкротству, ему придется отвечать перед кредитором всем своим имуществом. Но вряд ли кто-то к этому готов из числа реальных акционеров. Не говоря уже о руководителях предприятий, которые зачастую просто «марионетки» в руках собственников. Не могут эти люди всерьез рассматривать для себя возможность остаться без ничего», — отмечает в разговоре с «КС» один из членов ассоциации арбитражных управляющих на условиях анонимности.

Усилия власти, направленные на снижение количества фиктивных банкротств оставляют свободу для маневра для нечистых на руку бизнесменов

Таким образом, усилия власти, направленные на снижение количества фиктивных банкротств и других нарушений, связанных с прекращением деятельности юридических лиц, пока оставляют свободу для маневра для нечистых на руку бизнесменов.

«Многое изменилось, но все-таки сама процедура все еще недостаточно прозрачна. Должник создает дружественных кредиторов, кредиторы создают условия для отчуждения потенциальных предприятий-банкротов в свою пользу. Одним словом, сегодня банкротство — это бизнес. Достаточно сказать, что сегодня есть множество примеров, когда уже на стадии создания предприятия собственник начинает подготовку к его банкротству. Поэтому данная процедура, которая в другой экономической реальности могла бы сработать на пользу бизнесу, сохранить производство и рабочие места, у нас не срабатывает», — считает один из членов ассоциации арбитражных управляющих на условиях анонимности.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

МАКСИМ ПИКАЛОВ, управляющий партнер консалтинговой компании «Легис»:

— Что волнует сегодня каждого собственника бизнеса? Уверен, из 10 человек 8 ответят, что это тема налогообложения. Действительно, в последние годы в сфере взаимодействия с налоговыми органами происходят большие изменения.
Комплексная автоматизация бизнес-процессов высвободила у специалистов налоговой инспекции время для более тщательных проверок. Вкупе с рядом нововведений в законодательстве, к которым не все компании успели вовремя адаптироваться, это создает ситуацию легкой паники. А у некоторых компаний, что уж скрывать, возникают и крупные проблемы.

Как практикующий консультант по налоговому праву я ежедневно сталкиваюсь с подобными ситуациями. Стоит констатировать: прошли времена вольностей, любые попытки обмануть систему обречены на провал. Причем провал не только бизнеса — сегодня ответственность за налоговую недобросовестность компании несет и лично ее руководитель.

Субсидиарная ответственность — словосочетание, которое стоит хорошо помнить каждому собственнику бизнеса. Что же это такое? Это ответственность директора и учредителей перед кредиторами и государством за долги фирмы. Если юрлицо не может самостоятельно рассчитаться по своим обязательствам, то долг в полном финансовом объеме ложится на плечи лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности. Ее можно возложить на директора, учредителя, главного инженера или главбуха, да и вообще на любого гражданина, принимавшего решения или отвечавшего за деятельность должника.

Привлечение к субсидиарной ответственности — крайняя мера, ее легко избежать благодаря грамотной работе с бухгалтерией, налоговой добросовестности предприятия. Однако если уж ситуация вышла из-под контроля, и корпоративная сфера перетекает в уголовную, советую сразу же обращаться к юристу, специализирующемуся именно на таких делах. В них масса нюансов. Поверьте, здесь нет времени для промедления и места сомнениям. Последствия могут быть катастрофическими.

 

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ