Страна непрофессионалов

Я давно уже веду что-то типа дневника, где оцениваю результаты собственной деятельности, основные события дня, достижения и «что можно было сделать лучше». Хорошая такая тайм-менеджерская привычка, позволяющая держать себя в тонусе. И вот некоторое время назад я заметил, что типичным самым ярким событием какого-нибудь дня для меня является общение с каким-нибудь профессионалом, может быть даже — мастером своего дела.

Совершенно не обязательно, чтобы этот профессионал был руководителем или бизнесменом, меня искренне «прет», когда я вижу человека, который профессионально и с любовью делает свое дело — будь то бариста в кофейне, дворник в нашем дворе или продавец в магазине. Я сам не видел, но ребята во дворе рассказывали — где-то в природе бывают даже профессиональные водители маршруток и сотрудники ГИБДД.

А если серьезно, то почему же человеческий профессионализм вызывает столько положительных эмоций и у меня, и у большинства моих знакомых? Может быть потому, что это крайне редкое явление в нашей загадочной стране?!

Надо отметить, что быть профессионалом в России сейчас немодно и не престижно. Просто хороший, «крепкий» мастер своего дела для общественности скучен и неинтересен, а у нашей молодежи (да и, пожалуй, у всего общества в целом) «в ходу» другие герои и ролевые модели. Например, «брызжущий» талантом телевизионный ведущий, или человеколюбивый и влюбчивый бизнесмен, или сотрудник некой спецслужбы со слегка грустным стальным взглядом…

Но оставим высокие материи социальной психологии, вот реальная проблема: мой друг, бизнесмен-«производственник» средней руки, второй месяц не может найти себе главного бухгалтера одного из предприятий. Нет, вопрос не в пресловутом российском «никто не хочет работать», соискатели идут потоком (оплата труда предлагается весьма достойная), я лично отправил к нему несколько кандидатов. Проблема в другом — «да они «никакие»!» — удивляется друг. Переводя на сухой язык фактов, его не устраивает уровень профессионализма кандидатов, он просто реально видит — они не смогут решать стоящие задачи. И я прекрасно его понимаю.

Два месяца назад, подбирая к нам в иркутский офис еще одного финансиста, я был просто ошарашен уровнем кандидатов. Казалось бы, престижная специальность «финансовый менеджмент», только мой родной Байкальский институт права, экономики и менеджмента (бывший иркутский «нархоз») ежегодно выпускает 80 таких специалистов. Почему часть из них не ищет работу по специальности, а идет работать торговыми представителями или продавцами в ИП своих родителей — это тема для другого разговора. Но вот кто мне объяснит, почему те, кто работу финансиста все-таки ищет, почему они входят в глубокий транс при вопросе: «Какие виды бюджетов предприятий вы знаете?» или «Что отражается во второй части пассива баланса?». Я как-то и не предполагал, что такого рода вопросы предполагают варианты ответов.

Но самое интересное начинается, когда какой-нибудь из этих чудесных специалистов пытается-таки приступить к работе и сделать, например, небольшой финансовый анализ. Необходимость сбора данных внутри предприятия и пользования программой 1С 8.0 — все это окончательно парализует волю молодого специалиста и ближе к окончанию второго стажировочного дня наш менеджер по персоналу слышит: «Вы знаете, это все-таки не мое…».

Вы думаете — речь идет о «необстрелянных» выпускниках без опыта работы? Как бы ни так! Мы рассматривали только кандидатов с ОПЫТОМ АНАЛОГИЧНОЙ РАБОТЫ 2-3 ГОДА. Обнаружилось, что стандарты и требования к работе финансового менеджера на разных предприятиях (в пределах одного города) разнятся, и, порой, под банальным «бюджетом движения денежных средств» понимаются совсем разные вещи…

По роду деятельности мне приходится проводить собеседования, и последнее время, вместо сложных вопросов «структурированного интервью» я задаю только один вопрос: «Что вы умеете делать лучше всего? Что вы считаете своей ключевой компетентностью?». Этот невинный вопрос вводит в ступор и юных выпускников и, казалось бы, опытных специалистов. И только в одном случае из десяти соискатель спокойно перечисляет мне свои наиболее сильные стороны. Маленькая рекомендация — если вы хотите совсем уж «добить» соискателя, спросите его/ее еще про наиболее значительное профессиональное достижение прошедшего года. Ответ вас порадует.

Все это, дамы и господа, признаки одной беды, поразившей наше общество — тотального непрофессионализма. И дело не только в молодых экономистах. Достаточной квалификацией давно уже не обладают продавцы в магазинах и слесари автосервисов, программисты и руководители и — о, ужас! — врачи и инженеры. А те немногие наши сограждане, которые занимаются своей деятельностью со знанием дела и любовью к профессии являются уважаемыми, ценимыми и всеми любимыми. Как в старые добрые советские времена, у большинства из нас есть «свой врач», айтишник или классный мастер-отделочник.

Каковы источники этого явления? На мой взгляд, причинами тотального непрофессионализма является действие следующих факторов:

Причина № 1 — смещение ценностей и социального престижа (условно — модно быть изворотливым, известным и обладать нужными связями, а честно и качественно делать свое дело — это скучно). «Яппи» (молодые городские профессионалы), как социальный тип, не получили особого распространения за пределами МКАДа.

Причина № 2 — «нефтяное проклятие» и растущие рынки, на фоне которых требования к уровню профессионализма не представляется критичным. Т. е. если вследствие растущей конъюнктуры финансовые показатели бодро растут, никто сильно не волнуется по поводу профессиональных навыков сотрудников.

Причина № 3 — уникальная система под названием «российское высшее образование», торгующее иллюзиями надеждами и дипломами.

Фактически получается, что выпускники большинства ВУЗов проходят мучительный период «до-квалификации», т. е. быстро добирают необходимые знания, чаще всего на одном-двух местах работы (мое сочувствие работодателям!) и на краткосрочных курсах (например, выпускник финансового факультета вуза идет на курсы бухгалтеров 1С). Некоторые наиболее сознательные выпускники хватаются за голову, составляют своего рода план самообразования и начинают быстро и мотивированно читать книжки, общаться в профессиональных сообществах и пр. И вот через 1-2 года после начала практической работы выпускник становится немного специалистом.

Но помимо ужасной системы подготовки кадров, профессионализму работников российских предприятий угрожает профессиональная деградация. Скажем, у меня есть знакомый юрист — отличный юрист 10 лет назад, хороший юрист еще пару лет назад, посредственный юрист сейчас. Причем, у человека растут доходы, он занимает статусную должность в известной компании. Просто круг решаемых им задач однообразен, стимулы к профессиональному росту отсутствуют. Он и сам это понимает, рассуждает о своей деградации, но чего-то менять не готов — стабильность дороже.

Отдельная тема — профессиональные качества руководящих работников. Во-первых, российским компаниям присуща этакая «византийская» модель продвижения управленцев, когда высокое значение имеет чувство «локтя», кто с кем служил, клановость, «мы из одной деревни» и пр. Во-вторых, отсутствуют объективные показатели деятельности управленцев, особенно если речь идет не о «коммерсах» (тут можно хотя бы уровень продаж оценивать), а о иных руководителях (директорах по персоналу, главбухе или начальнике службы безопасности). Как оценить эффективность и профессионализм таких руководителей — вопрос не простой, если даже банальные системы MBO/KPI внедрены далеко не во всех компаниях.

А при оценке профессионализма руководителей-«коммерсантов» можно «наступить» на совсем другие «грабли» — как это сделать на растущем рынке, где рост продаж (прибыли) обусловлен умелыми действиями руководителя проекта, а где он явился просто следствием роста рынка?

Возникает вопрос: а почему российские компании вообще более-менее сносно работают? Ведь не падают пока в массовом порядке стены заводов, продолжают работать магазины, а поезда (тьфу-тьфу!) в общем-то пока ходят?

Во-первых, сказывается инерция и некие внутренние защитные механизмы системы. В больших системах, будь то железнодорожное хозяйство или «оборонка» заложен некий элемент «пассивной безопасности», бизнес-процессы этих отраслей складывались годами и пока живы люди «прежнего времени» — система будет функционировать.

Во-вторых, часть предприятий медленно деградируют (в т. ч. вследствие непрофессионализма сотрудников), проедая чистые активы. Парадоксально, но многим собственникам (которым их предприятия достались почти даром, в ходе приватизации или рейдерских захватов) интересна только пресловутая EBITDA, которая как известно, не учитывая амортизационной составляющей.

Ну а в-третьих, стены, крыши все-таки обрушиваются, поезда сходят с рельсов, водители не справляются с управлением, заводы загораются. Так сказать, прогрессирующий непрофессионализм в действии.

На фоне общей удручающей картины существуют компании, которые можно назвать «оазисами профессионализма», в которых качественная работа возводится в культ и всячески стимулируется. Наверное, неэтично приводить конкретные имена, но наиболее сильные профессионалы работают очевидно, в западных и «про-западных» компаниях, например, предприятиях нефтяной отрасли, операторах мобильной связи, крупных розничных компаниях, в пищевой промышленности.

Кризис только частично скорректировал ситуацию, в определенной мере выкинув с орбиты дорогих непрофессионалов. И многие важные «замы по общим вопросам» ищут работу вот уже второй год — наблюдаю эту картину лично. А вот настоящие мастера своего дела — будь то «продажники», автослесари или айтишники — во время кризиса только подросли (и с финансовой, и с карьерной точки зрения). Но вот что поразительно: ищущие работу «как бы профессионалы» рано или поздно искомое место все-таки находят. Моя личная статистика показывает — их берут на работу относительно большие (иногда — государственные) предприятия с корпоративной структурой управления. У такого рода работодателей требования к профессионализму кандидатов размытые и нечеткие, четкие критерии оценки деятельности отсутствуют; а на работу зачастую берут «по знакомству». Остается только завидовать «экономике» этих предприятий, которая способна «вынести» заместителя генерального директора без особых обязанностей, но с должностным окладом 50 тысяч рублей! А, может быть, эту «экономику» просто никто не считает? Иногда требования к профессионализму сотрудников невысоки в тех предприятиях, которые эксплуатируют уникальное конкурентное преимущество или являются монополистом.

Я пробежался по только что написанному тексту — грустная получается картина, не правда ли? Но все-таки надежда есть. Берутся за головы студенты и выпускники многих вузов — все чаще я встречаю их на различных профессиональных тусовках, тренингах, а также ищущими работу уже на 2-3 курсе. Проявляют беспокойство некоторые работодатели, задумываясь об уровне квалификации своих сотрудников, вводя различные системы регулярной аттестации, внедряя систему непрерывного образования, «корпоративных университетов». Но больше всего оптимизма внушил мой ребенок, мальчик Артем 9-ти лет, который недавно заявил: «Папа, а я не буду бизнесменом или большим начальником! Всех денег не заработаешь и нервно все это, а буду я лучше классным механиком по машинам, мне это интересно и доставляет удовольствие. Хороший механик всегда на жизнь заработает, да ведь, папа?». Конечно, хороший механик всегда на жизнь заработает, заверил я сына.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ