Стоит ли вкладываться в криптовалюту?

На сегодня в деловых кругах трудно найти того, кто ни разу не слышал о криптовалюте или блокчейне, но оценивают эти модные термины по-разному. Кто-то видит в них революционную технологию, кто-то — панацею и гарантированный заработок, а кто-то — пирамиду по типу памятного «пузыря доткомов», которая скоро лопнет. Насколько оправдана каждая из этих точек зрения, в интервью «КС» рассказал финансовый директор компании Faraday mining АНДРЕЙ АНИКЕЕВ, который уже не первый год работает на этом рынке и является совладельцем одной из крупных новосибирских майнинговых ферм.

— Андрей, какую функцию криптоденег, на ваш взгляд, в настоящее время можно считать основной — полноценное платежное средство или средство вклада?

— В основу я бы все-таки поставил платежное средство. Конечно, то, что курс криптовалют так быстро растет относительно доллара или рубля, определенно делает его привлекательным для инвестиций, но это не основная цель. Обычные валюты тоже могут служить источником дохода при колебаниях курса. И ценность валюты тем выше, чем шире она распространяется.

В отношении криптовалют есть определенные ограничения в эмиссии, она постоянно становится все сложнее: майнеров все больше, а «свободных» коинов все меньше. Таким образом, вознаграждения майнерам за эмиссию блоков, на которые записывается информация о транзакциях валют, становится все труднее получить.

Количество желающих подключиться к обороту криптовалют растет намного быстрее, чем выходят новые монеты, поэтому их приходится покупать — это кажется проще и быстрее, чем добыть. И это же обуславливает рост стоимости.

— В деловых кругах можно слышать разные отзывы относительно удобства использования криптовалюты как платежного средства. Насколько криптовалюта, по вашему опыту, эффективна в качестве платежного средства?

— Весьма эффективна, но тут все зависит от того, какое именно платежное средство нам нужно и для чего. Цена непосредственно перевода Bitcoin достаточно высока, на данный момент Bitcoin — очень дорогое платежное средство. Уже были исследования, статьи, подсчеты, сравнение со стандартными банковскими системами, Visa, Mastercard, с осуществлением международных платежей. На текущий момент ввод и вывод наличных через криптовалюту обойдется в 7–10% от суммы, можно найти и за 5%. Со временем она, конечно, станет еще меньше — до 1% или 20 долларов, в зависимости от вида перевода. Есть и другие варианты, например, через Ripple и прочие мелкие криптомонеты, которые облегчают транзакцию и сводят комиссию до минимума. В этом смысле недорогие криптовалюты более эффективны как платежные средства. Выгоднее поменять Bitcoin на Ripple, сделать перевод и снова поменять. Механизм отработан.

— Курс криптовалют обычно показывают по отношению к доллару: как он растет, как снижается. А как они коррелируют относительно друг друга? Есть между ними какая-то зависимость?

— Сейчас уже есть некие «голубые фишки»: Bitcoin, Ethereum, Lightcoin — обычный портфель среднего инвестора, который не читает White paper, Yellow paper, просто смотрит на ситуацию на рынке и покупает то, что покупают другие. Корреляция между ними самая прямая: падает Bitcoin — падают все. Курс Ethereum на данный момент держится на уровне 10% от Bitcoin. Бывает, что пропорции меняются, но в целом динамика «падает один, падают и остальные» сохраняется.

— То есть так, как, например, на валютном рынке — доллар дорожает, рубль дешевеет или наоборот, — с Bitcoin и Ethereum не получится?

— Сейчас людей привлекает как раз волатильность этого рынка, а подобного сходства с валютным или фондовым рынком нет вообще.

— Получается, что эти рыночные законы в криптосреде по сути просто не работают?

— Финансовый рынок не может просесть за один день на 20% — чисто физически невозможно. А здесь такое уже случалось. Когда Bitcoin начал терять в курсе, он психологически — не экономически, а именно психологически — повлиял на весь рынок криптовалют: инвесторы, склонные к риску и подверженные моментной панике — а на крипторынке сейчас таких много, — начали выводить свои средства, из-за чего полетели вниз и курсы других криптовалют. Зависимость Bitcoin-Ethereum особенно видна. Но это правило не абсолютно: в условиях падения Bitcoin нашлись и те криптовалюты, которые продолжали расти.

Криптовалютная ферма. Фото предоставлено Faraday Mining

— Сколько, на ваш взгляд, должен стоить один Bitcoin?

— Ценовые скачки обусловлены ажиотажем вокруг криптотемы. Реальную стоимость многие пытаются определить, исходя из затрат времени, электроэнергии на майнинг и другого. Кто-то считает, что она вообще равна нулю, другие — что она стоит столько, сколько за нее готовы заплатить. Реальную цену высчитать трудно, сейчас это инструмент ажиотажа: курс растет — покупают еще больше — растет еще сильнее — замкнутый круг. Так цена и накрутилась до 20 тысяч долларов, после чего стала падать.

— Но сейчас она снова растет?

— Да, она прошла нижнюю отметку в 6900 долларов, сейчас потихоньку снова идет вверх. Если взять Bitcoin, у него есть одна особенность — он очень зависит от поведения китайцев, которые в общей сложности удерживают свыше половины объема этой валюты. Из этого можно рассчитать определенные стадии экономической активности: одной из версий того, почему Bitcoin упал, наступил китайский новый год – масса держателей криптовалюты вывели свои средства и это обрушило рынок. Такое уже случалось раньше.

— Насколько спекулятивным можно считать сейчас рынок криптовалют?

— Развитый рынок в классическом понимании — это место, где что-то вкладывают, покупают, получают и продают, а молодой, развивающийся рынок, как правило, занят спекулянтами, инсайдерами и так далее. Крипторынок сейчас еще молод. Представьте себе человека, у него 10 тысяч коинов, который скооперировался с другими крупными держателями, владельцами бирж, крупных майнинговых ферм… Они могут легко кидать курс вверх-вниз, скупая валюту на дне и продавая на пике. Нам в Новосибирске, если честно, до этого далеко. Многие считают, что крипторынок сейчас полностью спекулятивен и нацелен на то, чтобы выжать из инвесторов как можно больше.

Многие считают, что крипторынок сейчас полностью спекулятивен и нацелен на то, чтобы выжать из инвесторов как можно больше.

— А вы сами разделяете эту точку зрения?

— В каком-то смысле да. Рынок инертен, обычные инвесторы составляют на нем большую долю, они ориентируются на волну всеобщего интереса и следуют за ней. Не все до конца понимают, во что они играют. Некоторые не понимают технологий, другие не понимают сущности таких валют, в чем их особенность, чем обусловлен их рост. Если взять, например, акции Apple, то за ними стоит модельная линейка iPhone и не только — конечно, биржевого игрока интересует не это, ему интересно, сколько эти акции прибавят, но материальное подтверждение все равно есть, его можно увидеть и потрогать. Здесь — нет. И многие начинают скупать валюту затем, чтобы вызвать волну, заставить скупать других и на пике продать.

— Волна «интересно, потому что все считают, что это интересно» чем-то напоминает знаменитый «пузырь доткомов»…

— Совершенно верно — тогда тоже было раздувание экономического интереса до несоизмеримых величин. Но теперь криптоигроки действуют уже с учетом опыта «пузыря», и резкие импульсивные участники рынка постепенно уступают место более вдумчивым и терпеливым. Они заинтересованы в стабилизации курса и его волатильности за счет регулирующих мер.

— После «доткомовского пузыря» тоже остались мощные компании, в частности, Amazon, но пузырь все равно лопнул — повторится ли это снова?

— Пузырь уже раздулся и лопается прямо сейчас — в первую очередь из-за завышенных ожиданий. Не все, кто хочет заработать на этом, понимают даже, в чем разница между блокчейном и криптовалютой. Блокчейн — это, по сути, распределенный реестр, который совсем не обязательно должен монетизироваться продажей токенов, ICO и т. д. Вот тут пузырь и надулся, тысячи компаний стали продавать свои, условно говоря, акции в абсолютно неоправданные проекты.

Вот тут пузырь и надулся, тысячи компаний стали продавать свои, условно говоря, акции в абсолютно неоправданные проекты.

Собирали деньги и исчезали. На классическом рынке таких людей давно нашли бы, путь денег отследить легко. Здесь же это сделать невозможно. Смарт-контракты представляют собой, по сути, фикцию, договор между двумя пользователями, которые мало кто внимательно читает. На данный момент существует очень много токенов, проданных просто за идею: всевозможные агрегаторы, площадки и т. д. «Соберем 20 миллионов долларов в Ethereum, через год будет 200 миллионов, скорее покупайте» — и желающие находятся. Некоторые сами начинают покупать токены, чтобы стимулировать продажи. Слышали про ICO от Telegram? Под громкое имя компании и ее руководителя подписались даже крупные инвесторы, в т. ч. из Кремниевой долины. Хотя Telegram еще только анонсировал площадку и даже не сказал, чем они обеспечат свои Gram. А ведь еще есть куча проектов, которые не дорожат своей репутацией, для них миллион долларов за красивые слова — очень хорошие деньги. Те, кто не очень в этом разбирается, но считает себя «в тренде», могут уцепиться за идею вроде контекстной рекламе на блокчейне и потеряют свои деньги.

— И снова само напрашивается сходство с доткомами…

— Да, тогда количество компаний и интерес к ним тоже были просто колоссальными. Но это дало ценный опыт, который сейчас может быть применен. Криптовалюты сейчас, хотя и являются условными деньгами, ближе к компаниям, чьими акциями можно расплатиться за товар или услугу. Все изменится, когда на рынок зайдут регуляторы.

— Какой сценарий развития событий вероятен в этом случае?

— Часть «голубых фишек» станут полноценными платежными средствами, часть будет использоваться для межбанковских операций, к остальным интерес угаснет. Останется пул в 7–10 валют, такой массы, как сейчас, уже не будет.

Управляющий партнер Faraday Mining Александр Напорчук и финансовый директор Faraday Mining Андрей Аникеев

— Что следует знать тому, кто сегодня решит заняться майнингом?

— Прежде всего, нужно знать о том, как работает блокчейн. Об этом уже снято множество роликов и написано множество статей. Второе — что такое криптовалюта, какие монеты существуют, как они работают, сколько стоят, какая динамика, перспектива. Соответственно — какую лучше выбрать. Искушенные майнеры сейчас используют новые и малоизвестные валюты, у них волатильность выше, как и риск.

Что касается оборудования, когда-то можно было майнить прямо с компьютера. Сейчас это тоже можно — некоторые пишут вирусы, которые отбирают часть мощности чужих компьютеров. Но если работать со своей видеокарты (или нескольких), с учетом затрат денег, энергии, времени результат будет неоправданным. Дальше нужно выбрать, какой майнер поставить, на какой пул встать (они сейчас в основном за границей работают), что делать с температурным режимом — особенно летом. Сейчас рынок структурируется — и он, разумеется, структурируется под крупных игроков.

Законодательная база под это уже подходит: Дерипаска готов продавать майнерам излишки электроэнергии, в работу включаются и другие крупные игроки. Конечно, для обычного человек майнинг — процесс стабильный, но не высокодоходный, и все же это все равно какой-то актив. Проще не изобретать велосипед самому, а присоединиться к тем, кто уже разобрался в этом и построил что-то работающее.

— Какие возможности заработка на криптовалюте есть у среднестатистического гражданина?

— Сценариев несколько. Можно купить криптоденьги и ждать, пока они подорожают. Можно начать майнить самому, собрав свою ферму — сейчас это, как уже говорилось, далеко не так прибыльно. Да и просто опасно — «шкаф» на 48 видеокарт, установленный в комнате, будет давать температуру воздуха как минимум 35 градусов, а представьте себе, сколько будет на самом устройстве… Третий вариант — обратиться к профессионалам, у которых есть оборудование и опыт. Для пассивного дохода весьма неплохо. Четвертый вариант — приобрести токены, когда предприятие выбрасывает на рынок криптоакции, но тут определенные знания нужны.

— Какие ошибки в основном здесь допускаются?

— Если начать с самых житейских — берут кредиты, влезают в долги, продают недвижимость, рассчитывая отбить все затраты в десятикратном размере. Конечно, рынок криптовалют — это не казино, но в чем-то сходство есть: сегодня эта отрасль рентабельная, но очень высокорискованная, в которую нельзя вкладывать все без остатка — вкладывайте сколько, сколько можете безболезненно потерять. Третья ошибка — готовность поддаваться панике и сразу выводить намайненные деньги.

Криптовалютная ферма. Фото предоставлено Faraday Mining

Пример: добыл пользователь 1 Etherium, когда курс находился на дне, — и сразу вывел, думая, что сегодня он стоит 600 долларов, а завтра будет 300. Сейчас курс 900 и продолжает расти. Обратный пример: не так давно наши инвесторы-партнеры попросили принять инвестиции и поставить железо на партнерских условиях.

Вложения отбились за пять месяцев, что крайне выгодно и при этом легально — в смысле, не запрещено. Ну и, наконец, надо понимать, что когда заходишь в новую индустрию, ты как минимум наступишь на те же грабли, на которые наступили те, кто вошел раньше и уже снял самую вкусную пенку.

— По поводу «легально, потому что не запрещено» — что вы думаете про государственное регулирование рынка и вообще участие в нем госорганов на примере России?

— Если брать изначальный смысл криптовалют — госрегулирование в принципе им не нужно, этот инструмент сам по себе был создан вне регулирования со стороны государства. Сейчас государство в основном работает на то, чтобы наложить на отрасль свою бюрократическую машину, обвешав ее терминами вроде «блокчейн».

Вопросы легализации и легитимизации оборота криптовалют буксуют

Что-то запретить, что-то сделать платным — все идет в этом направлении. При этом вопросы легализации и легитимизации оборота криптовалют буксуют — даже соседние страны, в частности Беларусь, уже ввели в законы все определения и даже назначили налоговые льготы. Результат — Ernst & Young рассматривают Беларусь как перспективную площадку для крипторынка, а нас — нет. Потому что нет юридического поля. С другой стороны, есть мнение, что Беларусь предварительно проконсультировалась с Россией по вопросам цифровой экономики и выступила в качестве «тестовой версии»: страна, достаточно похожая на нас, но меньшая, можно на ее примере оценить результат и сделать выводы. Можно попробовать лоббировать такие же законы и у нас, но кто сейчас занимается криптовалютой, в основном?

Молодые и высокомобильные люди, которые не рассматривают РФ для серьезных проектов и часто предпочитают просто уехать — и это очередная потеря для страны.

— Что вы можете сказать по поводу возможной организации криптодолины в России?

— Об этом говорят, но какой-то наполненности проекта нет — просто лозунги, и зачастую «блокчейн ради блокчейна». Вроде чем-то занимаются, бюджет осваивают — на практике серьезного потенциала нет. Если что и движется, то очень медленно — за год на этом рынке изменения могут быть кардинальными.

— Но должен же быть какой-то плюс от того, что государство подключится?

— Самый главный плюс — наличие регуляции дает повод войти консервативным инвесторам. К чему все это приведет, пока неясно, будем смотреть, с какой позиции государство подойдет. Скорее всего, рентабельность со временем приблизится к классической норме прибыли. Пока это не так.

Создать свою криптодолину — это не значит соорудить шикарный научный центр и окружить его парками, это значит организовать условия для работы, в первую очередь юридические и нормативные. И тогда мы не только своих майнеров обеспечим, но и зарубежные к нам могут потянуться. Кто сейчас активно этим занимается? Китай и Европа. Куда их можно привлечь? Туда, где дешевое электричество, где можно создать инфраструктуру и особые условия для инвесторов. Когда Китай начал закручивать гайки, появился прекрасный шанс переманить их к себе.

— А зачем, на ваш взгляд, вообще вводятся запреты?

— Высокодоходный инструмент позволяет людям отвлекаться в другую сторону. И мировой фабрике это невыгодно, хотя люди хотят на этом зарабатывать.
Новосибирск, кстати, не очень выгоден в качестве такой площадки — цена киловатта в городе в разы выше, чем в том же Иркутске. Мы не можем конкурировать, когда 30% дохода от майнинга Bitcoin уходит на оплату электричества, а с Ethereum этот процент достигает 10. Как вариант, можно попробовать покупать избыточную электроэнергию с ГЭС по 10 копеек за киловатт, которая сейчас просто выбрасывается. Или как-то субсидировать оплату электроэнергии.

Еще серьезно мешает работе отсутствие в России криптобиржи, хотя идея очень доходная. Нет нормативной базы — и у нас нельзя официально покупать и продавать криптовалюту. Сами участники рынка заинтересованы в этом.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ