Виталий Голубенко: «Промышленность Новосибирска в этом году впервые выплатила больше налогов, чем торговля»

Несмотря на то что с этого года Новосибирская область будет отдавать Москве еще 4 млрд рублей каждый год за счет перераспределения налоговых и акцизных сборов, ей удалось сверстать бюджет с профицитом, который обещает стать переходящим. При этом бюджет Новосибирска в профицит выйти не смог, хотя большая часть налоговых доходов идет именно из этого города. Можно ли это как-то исправить и какие еще подводные течения сейчас ощущаются в финансовом море Новосибирской области, в интервью «КС» рассказал министр финансов Новосибирской области ВИТАЛИЙ ГОЛУБЕНКО.

— Виталий Юрьевич, на вашей недавней пресс-конференции вы сообщили, что бюджет Новосибирской области в 2017 году стал профицитным за счет роста собственных доходов, а на плановый период 2019–2020 гг. планируется, что доходы области будут расти и дальше, как и их доля и общем бюджете. Может ли это повлечь за собой снижение межбюджетных трансфертов из федерального центра, и, таким образом, доходная часть бюджета останется такой же?

— Профицит бюджета обусловлен не только ростом доходов — это в первую очередь превышение доходной части над расходной. На протяжении четырех лет мы «зажимали» расходную часть, что-то перераспределяли, жестко выдерживая приоритеты, в итоге в 2017 году вышли на профицит в размере 3,4 млрд рублей. При этом, формируя бюджет на 2018 год, мы уже исходили из положительного баланса 2017 года в 2,2 млрд, которые и учли при принятии Закона о бюджете на 2018 год.

Для Новосибирской области прямой зависимости между ростом доли собственных доходов и межбюджетными трансфертами из федерального бюджета нет. Сама доля межбюджетных трансфертов из федерального бюджета в объеме доходов областного бюджета Новосибирской области не столь значительна, 14,5%. Это около 18 млрд рублей в общем счете.

Все федеральные трансферты можно разделить на три группы. Первая — это средства, которые федеральный бюджет передает регионам на осуществление федеральных полномочий, и они никак не зависят от уровня собственных доходов. Вторая — те, что привязаны к государственным программам на территории области, они привязаны к конкретным проектам, срокам их реализации. И, наконец, третья — это дотации или нецелевая финансовая поддержка, которая для каждого региона рассчитывается по сложной методике на основе налогового потенциала и индекса бюджетных расходов. В случае Новосибирской области доля дотаций составляет не более 5% от доходной части бюджета (7 млрд рублей), следовательно, снижение дотации, если оно все-таки произойдет, значительного влияния на доходы бюджета не окажет. Доля обеспеченности собственными доходами у Новосибирской области составляет почти 86%, по этому показателю Новосибирская область занимает 16-е место в России.

— Какие меры и решения принимает минфин в направлении проекта «Бюджет для граждан»? Благодаря чему наш регион получил такую высокую оценку? Чего еще, на ваш взгляд, не хватает в реализации проекта, что еще планируется?

— Прежде всего этому поспособствовал тяжелый и кропотливый труд, которым мы последовательно занимались последние три года. Тут ключевую роль сыграли не какие-то революционные проекты, а внимательное наблюдение и точная оценка того, как реагирует общество, что людей больше всего интересует в финансовой сфере. Весомую роль сыграл запуск в прошедшем году портала «Открытый бюджет Новосибирской области» и ряд тематических конкурсов. Также в 2017 году был запущен пилотный проект по инициативному бюджетированию, с его помощью граждане могут непосредственно участвовать в принятии бюджетных решений, указывать на реально значимые проблемы конкретной территории. С позиции перспективы сейчас идет обсуждение с Минфином России соглашения о программе повышения финансовой грамотности населения. Предполагается создание на региональном уровне Центра финансовой грамотности. Это позволит улучшить координацию задачи, так как не всегда легко почувствовать, какой социальной группе какая финансовая тема ближе: если просто «доводить общую информацию до населения», она вряд ли вызовет серьезный интерес.

— В 2017 году часть налоговых сборов «ушла» в федеральный бюджет — как это перераспределение повлияло конкретно на Новосибирскую область?

— Что касается перераспределения доходов и расходов, на мой взгляд, самый важный момент, который нужно понять в первую очередь, — это ответ на вопросы не «сколько централизуется?» и «что централизуют?», а на вопрос «почему?». Чтобы ответить, почему решили централизовать 1% ставки налога на прибыль со всех субъектов РФ и около четверти акцизов на нефтепродукты, нужно «отмотать» время немного назад и осмотреться. Не так давно нефтегазовые доходы федерального бюджета попали в зону высокого риска в силу конъюнктурных и внешнеполитических факторов, колебания курса национальной валюты и так далее. При этом есть целый пласт важных федеральных задач с достаточно весомыми расходными обязательствами (например, наука, оборона и безопасность, социальное обеспечение), которое ограничить в финансировании невозможно. Чтобы ослабить риски недосбора нефтегазовых доходов, и было принято решение переключить часть налога на прибыль в федеральный бюджет. Почему именно его? В этот период у некоторых регионов динамика налога на прибыль была очень высока в силу не зависящих от них самих обстоятельств. Экспортно ориентированные регионы получали дополнительную прибыль за счет курсовой валютной разницы. Переход 1% налога на прибыль в масштабах страны позволил перераспределить эффект курсовой разницы через федеральный бюджет. Теперь акцизы, здесь основная задача — концентрация ресурсов дорожных фондов на стратегических государственных задачах развития дорожного комплекса. После перераспределения акцизов на нефтепродукты была запущена программа «Безопасные и качественные дороги», по которой федеральный бюджет стал субсидировать регионы, концентрируя внимание на объектах первостепенной важности, характеризующихся повышенной загруженностью либо аварийностью.

— Как это перераспределение повлияло конкретно на Новосибирскую область?

— Несмотря на то что начиная с 2017 года в федеральный бюджет было централизовано порядка 4,2 млрд рублей, общий прирост собственных доходов по отношению к 2016 году сохранился достаточно неплохой. Это значит, что макроэкономический расчет был проведен верно.

— Областной бюджет, как вы сказали, получил в этом году профицит в 3,4 млрд, а вот бюджет Новосибирска оказался дефицитным — городу не хватило 2,5 млрд. Как, по вашему мнению, можно это исправить, ведь Новосибирск, по статистике, поставляет порядка 80% налоговых доходов региона?

— У Новосибирска имеется одна конъюнктурная проблема в строительной отрасли: многие застройщики, арендовав землю под строящиеся объекты, из-за отсутствия спроса не могут рассчитаться по арендным платежам с бюджетом города. Эта ситуация характерна именно для Новосибирска — другим муниципальным образованиям она не свойственна. Мы осознаем эту ситуацию, в краткосрочной перспективе исправить ее достаточно нелегко, нужно запустить механизмы, которые смогут восстановить спрос на жилье, а для этого необходимы реальный рост доходов граждан и доступность кредитных ресурсов банков. С 2017 года для обсуждения важных для города вопросов правительством и депутатами Законодательного собрания области создана рабочая группа, которая задействует возможности областного бюджета. На сегодняшний день у нас в обсуждении заявок от Новосибирска на 3,4 млрд рублей. Примерно половина из них касается дорог, другие важные темы — это укрепление материальной базы в сфере образования и оплата труда бюджетников. А в 2017 году благодаря решению рабочей группы города оказана дополнительная поддержка на 740 млн рублей.

Задача данной рабочей группы заключается в том, чтобы проблемы города находились в некотором фокусе на областном уровне, чтобы мы понимали тот пул вопросов и задач, которые встают перед областным центром. Как я уже отметил, объем листа ожиданий только по Новосибирску составляет 3,4 млрд рублей, а в общем по области эта цифра достигает 22 млрд рублей. Конечно, в этом листе обозначены самые разнообразные вопросы, и не всегда равнозначные — в каких-то случаях дорожный вопрос в Новосибирске стоит не так остро, как в сельской местности, где дорога может быть безальтернативным путем. Поэтому всегда приходится взвешивать — и эта рабочая группа и проводит все эти взвешивания. Результаты ее работы в 2017 году я оцениваю как положительные, им удалось продвинуть по бюджету большой пласт вопросов. Будем работать и дальше.

Хотелось бы только подчеркнуть, что мне как финансисту хотелось бы более активного сотрудничества со стороны мэрии по мобилизации недоимки. Не знаю, известно ли вам это, но в рамках такого межбюджетного трансферта, как субсидия на сбалансированность, есть компонента, которая предполагает возврат части мобилизованной действиями муниципалитета недоимки по всем налогам, зачисленным в областной бюджет (налог на прибыль, НДФЛ, УСН, имущественные налоги) 75% недоимки приходится на Новосибирск. Если город мобилизует недоимки, условно говоря, на миллиард, 200 миллионов он получит обратно. Вопрос работы с недоимкой достаточно сложный, ключевые инструменты ее взыскания принадлежат федеральным органам, а то, что остается регионам, — это формирование правильной общественной позиции с использованием имеющихся у нас ресурсов, деятельность комиссий по легализации теневой занятости, по недоимке, введение требований к получателям государственной поддержки об отсутствии недоимки, работа с контрагентами, ежемесячная оценка состояния налоговых обязательств бюджетного сектора. Сложно, но без активного участия города Новосибирска проблема с недоимкой сама собой не разрешится.

— Важным вопросом является процедура сбора налогов: недавно прошел эксперимент, в рамках которого собирать транспортный налог за своих сотрудников предлагалось работодателям. Какие еще обязанности налоговых органов могут быть (теоретически) переложены на самих граждан? Какой эффект от этого ожидается?

— Налоги физических лиц — раздел очень специфичный, он предполагает, что каждый гражданин осознает и принимает свои обязательства, вне зависимости от того, какие суммы он должен платить. У физических лиц налогом облагаются две субстанции — имущество и доход. К сожалению, не все отдают себе отчет в том, что из малого формируется многое, не все выполняют в точности свои обязательства, а когда накапливается долг, могут начать искать оправдания: «Это несправедливо, государство ничего для нас не делает…», и так далее. Администрировать налоги физических лиц сложнее всего — необходимо в буквальном смысле добегать до каждого человека, но к каждому человеку нельзя приставить налогового инспектора, это утопия. Информационные технологии сегодня помогают вести точный учет налоговых обязательств граждан, но сама процедура взыскания по-прежнему остается «многоэтажной»: уведомление — требование — обращение в суд — рассмотрение — подключение судебных приставов. Безусловные плюсы дает информационная кампания, но в долгосрочной перспективе следует стремиться к формированию внутренней культуры. Включение в эту задачу работодателей, на мой взгляд, было бы достаточно рациональным шагом. Тем более что нечто похожее происходит при исчислении НДФЛ. С моей точки зрения было бы рациональнее, чтобы уплату налогов сотрудниками организовывал работодатель, удерживая их из заработной платы. Другой возможный вариант — это когда человек платит налоги бесконтактно и неосознанно, путем списания с его счета суммы налоговых обязательств с одновременным автоматическим извещением о данной операции. Полагаю, что будущее за этим вариантом, но степень взаимного доверия между гражданами и властью должна быть очень высокой.

— Как, по вашим оценкам, повлияет рост МРОТ на налоговую и бюджетную картину с учетом того, что очень много налогов и сборов как для физических, так и для юридических лиц привязано к МРОТу? Как это повлияет на бизнес — большой и малый, а также самозанятых граждан, работающих «в белую»? Стоит ли ожидать дополнительного притока налогов в бюджет или ухода части бизнеса «в тень»?

— Думаю, владельцев малого бизнеса и ИП это беспокоить не должно, вряд ли среди них есть такие, кто занимается предпринимательством за скромный доход в размере минимальной оплаты труда. Говоря о МРОТ, мы еще должны принимать во внимание декабрьское решение Конституционного суда в отношении районных коэффициентов. Как, например, в 2017 году выглядела минимальная оплата труда в Новосибирской области? Для работников сельского хозяйства она была установлена на уровне федерального МРОТа в размере 7800 рублей, в бюджетной сфере — 9030 рублей, во внебюджетной — 10 000 рублей. Прожиточный минимум по итогам II квартала, к которому МРОТ должен быть приведен, составляет 11 163 рублей. Соответственно, для внебюджетной сферы следует совершить рывок с 10 до 14 тысяч с учетом районного коэффициента. Численность людей, имеющих доход в диапазоне от 7800 до 11 163 рублей в месяц не так велика, если говорить о частном секторе экономики. В бюджетной сфере численность таких работников выше, но все нагрузки берет на себя бюджет. Но именно в отношении бюджета следует иметь в виду возможное развитие событий — например, если предприниматель вынужден поднять минималку для тех, кто получает, условно, 10 тысяч рублей, он и остальным сотрудникам будет стремиться поднять заработную плату, чтобы избежать уравниловки. Таким образом, его затраты возрастут, прибыль уменьшится, и налог на прибыль, соответственно, тоже. А налог на прибыль — основной доходный источник областного бюджета Новосибирской области. Безусловно, в связи с возможным ростом фонда заработной платы будут расти доходы от НДФЛ, но этот налог имеет меньшую ставку, и только на 70% зачисляется в областной бюджет (остальное — в местный бюджет). А областной бюджет имеет зарплатную нагрузку несравнимо выше, чем местные бюджеты. Таким образом, повышение МРОТ условно становится сдерживающим фактором для налога на прибыль и стимулирующим — для налога на доход физических лиц, но с плюсом влияет только на доходы местных бюджетов.

— Какие региональные и совместные проекты на сегодня привлекают больше всего федерального финансирования?

— Есть три масштабные задачи: развитие экономики, развитие инвестиционной активности и стимулирование к созданию квалифицированных рабочих мест, которые должны быть высокооплачиваемыми, что влечет за собой рост доходов населения. Ряд государственных программ, использующие совместные ресурсы федерального и регионального бюджета, имеют социальную тематику, в частности, строительство новых школ и детских садов. Важное место занимает дорожное хозяйство (более 1 млрд рублей федеральных субсидий) и государственная поддержка агропромышленного комплекса. Сельское хозяйство — довольно специфическая отрасль, которая сама по себе не генерирует значительные налоги для бюджета, но встраивается в производственные цепочки переработки, где уже генерируется больше налогов. Способы оказания поддержки сейчас меняются — к примеру, вплоть до 2017 года для получения сельхозпроизводителями льготных кредитных ресурсов использовался механизм компенсации процентной ставки по привлекаемым кредитам — это было прямое финансирование, средства передавались напрямую регионам, но с прошлого года существенная часть этой поддержки на федеральном уровне заменена получением кредитов хозяйствующими субъектами по пониженным процентным ставкам непосредственно от банковских структур. И это оказалось труднее — кто-то из них, по методикам оценки банков, оказался некредитоспособен. Банки оценивают риски при выдаче — нужна хорошая кредитная история, достаточный объем активов и с точки зрения аграриев, предоставление субсидий из бюджета было более удобным, дискуссия по этому вопросу состоялась в начале 2017 года. Если в 2017 году плановый объем субсидий в сельское хозяйство Новосибирской области из федерального бюджета составлял 2,4 млрд рублей, с учетом возмещения части расходов на модернизацию (800 млн рублей), то в новом году он планируется на уровне 1,4 млрд рублей. На строительство школ и детсадов будет выделено еще 1,3 млрд, и около 500 млн — на «Формирование комфортной городской среды». Столько же планируется выделить на крупный инфраструктурный объект — региональный центр волейбола. Все это предполагает софинансирование со стороны областного бюджета.

— Бюджет Новосибирской области достаточно независим по сравнению с «индустриальными» регионами. Какие источники доходов и направления расходов можно назвать ключевыми?

— Нужно уточнить, о каком именно бюджете идет речь — об областном, местном или консолидированном. Там пропорции несколько разные. В консолидированном бюджете 32%, или 50,1 млрд рублей составляет НДФЛ, 21%, или 32,9 млрд рублей — налог на прибыль, 10%, или 15,6 млрд — акцизы, 7%, или 11,5 млрд — налог на имущество организаций. В областном бюджете данная группа доходов составляет в общей массе 75%, в Новосибирске — всего 69%. В муниципальных бюджетах значимость источников склоняется в сторону НДФЛ, который достигает 53%, и земельного налога (13%).

Если взять отраслевой срез, то порядка 25% консолидированного бюджета за 2017 год идет от предприятий обрабатывающих производств, 15% от торговли, 10% — от финансовой деятельности. В пятерку крупнейших налогоплательщиков на уровне региона вошли пивоваренная компания «Балтика», Сбербанк, «РЖД», «Пивоварня Москва-Эфес», «Сибирский Антрацит». Для местных бюджетов также можно выделить Сибирскую энергетическую компанию, «Транснефть — Западную Сибирь» и ФКП «Анозит».

В расходной части основные направления тоже остаются прежними: образование, здравоохранение, соцзащита — крупнейшие статьи расходов консолидированного бюджета. Система образования, например, финансируется паритетно: от региона идет заработная плата, от муниципалитетов — содержание имущества. На 2018 год на образование предполагается выделить порядка 50 млрд рублей, 22 млрд на здравоохранение и столько же на соцзащиту. Остальные отрасли идут со значительным отставанием, в пределах планки 10 млрд.

— Как выглядит бюджет Новосибирской области в сравнении с другими сибирскими регионами? В каких областях ситуация лучше или хуже? В чем это выражается? Обмениваетесь ли вы опытом с коллегами из соседних регионов?

— Однозначно сравнивать Новосибирскую область с соседями непросто, у них разный ресурсный, человеческий, экономический и прочий потенциал. Все это дает разную стоимость на одни и те же товары и услуги даже в пределах Сибирского федерального округа. В Красноярске или Кемерове большой процент ВРП дают промышленные гиганты, в Алтайском крае и Республике Алтай основной сферой деятельности является сельское хозяйство. Если сравнивать бюджеты, то тут применимы только относительные показатели. За последние лет пять особого внимания требует долговая нагрузка региона. Новосибирская область, к примеру, занимает за 2017 год 57-е место — здесь, в отличие от обеспеченности собственными доходами, чем дальше от первого места, тем лучше. За 2012 год у нас было 64-е место — этот год был благоприятным по темпам роста собственных доходов. Мы уверенно держимся в данном диапазоне, радикально никуда не перемещаясь. У многих наших соседей долговая нагрузка выше, Кемеровская область, к примеру, занимает сегодня 48-е место, Омская область — 25-е место, Красноярский край — 44-е место.

— Их можно понять — там Универсиада, много ресурсоемких проектов.

— И это тоже. Нужно учесть еще и географию — регион сильно вытянут с юга на север, у них серьезная задача транспортной доступности. Показателей эффективности много: индекс промышленного производства, динамика собственных доходов, долговая нагрузка — и они меняются независимо друг от друга, например, у Кемеровской область долг выше нашего, но по итогам 10 месяцев темп роста собственных доходов у них дал прирост 127%, у нас же — 107%. По бюджетной сбалансированности ни один из показателей отдельно от прочих проанализировать нельзя.

— Какие меры вы бы порекомендовали для улучшения инвестиционного рейтинга Новосибирской области и муниципалитетов?

— Сложно давать общие советы на эту тему. Инвестиционный климат нельзя создать одним лишь желанием, тем более с учетом межрегиональной конкуренции. Сегодня Новосибирская область движется вверх в Национальном рейтинге — за два года она поднялась на 30 позиций по уровню инвестиционной привлекательности. В банковском секторе ликвидности более чем достаточно, но ее просто некуда вложить, инвестиционные проекты сегодня в дефиците. У нас работает целая линейка государственной поддержки инвесторов — но и здесь сдерживающим фактором, повторюсь, является не недостаточность поддержки, а отсутствие инвестиционных предложений, в которых участие бюджета не является основным финансовым источником. На мой взгляд, помимо законодательных решений предоставления особых форм поддержки инвесторам, нужно создать определенную атмосферу информационного благоприятствования. Инвестор действует не из альтруизма, а из желания заработать. Если, к примеру, начать дискутировать по поводу желаемой доходности потенциального инвестора, то у него всякое желание нести деньги в регион напрочь пропадет. Конечно, будут проходить вежливые встречи, подписываться документы о намерениях, но реальных шагов так и не произойдет. Здесь нужна политкорректность высокого уровня.

— Как бы вы спрогнозировали финансовое положение Новосибирской области на ближайшие годы?

— Пока вижу, что оно будет изменяться в лучшую сторону. Во всяком случае, я уже отмечал, что в 2017 году по трем крупнейшим налогам, характеризующим здоровье региона, сфера обрабатывающего производства дала больше, чем торговля, — такое случилось впервые. В экономике региона постепенно идет определенная трансформация, экономика по-прежнему остается диверсифицированной, и за счет повышенного спроса на производство промышленный сектор должен развиваться. Разумеется, промышленность запускается не так резко, как торговля, но в долгосрочной перспективе может стать прочным фундаментом не только по экономическим показателям, но и по бюджетным доходам. Сегодня мы прогнозируем бюджет по доходам с приростом, хотя и с известной степенью осторожности, с пониманием контекста ожидаемого переформатирования налоговой системы. На сегодня прогнозирую состояние бюджета как устойчивое, но о бурном росте говорить пока рано.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ