НГУ: битва за корпус

В ноябре 2017 года ОАО «Строительное управление № 9» выиграло дело в арбитражном суде Новосибирской области против Новосибирского государственного университета. В недавнем интервью «КС» ректор НГУ Михаил Федорук рассказал о том, что университет не согласен с требованиями «СУ-9» о признании дополнительных работ и выплате подрядчику порядка 400 млн рублей. История и подробности конфликта — в материале «КС».

Портрет «СУ-9»

Напомним, что компания «СУ-9» является участником строительного рынка Новосибирска более 15 лет. Она вела работы на таких знаковых для города объектах, как здание администрации Новосибирской области, театр «Глобус», Новосибирский цирк. Также компания работала и на объектах жилищного строительства в разных районах города. Вместе с тем, по словам независимого аналитика рынка недвижимости Новосибирска Сергея Николаева, с 2010 года у компании начались провалы. «Вообще «СУ-9» — это компания с длительной историей, которая когда-то показывала хорошие результаты, входила в десятку лидеров в отрасли. Но уже к 2006 году «СУ-9» перестала входить в число лучших. А после ситуации с домами на Есенина и Декабристов кредит доверия дольщиков к компании упал еще сильнее», — вспоминает Сергей Николаев.

Действительно, дом на улице Есенина, 65 в Дзержинском районе Новосибирска, где застройщиком выступило входящее в холдинг ОАО «СУ-9» ООО «Жилстрой», до сих пор не сдан, хотя в качестве срока сдачи был указан II квартал 2015 года. Дом на улице Декабристов, 115, где «СУ-9» выступала генподрядчиком, на сегодня заморожен. Вместе с тем на счету подрядчика продолжают оставаться 18 сданных жилых домов, а также несколько успешно построенных административных объектов.

Помимо этого, источник, близкий к крупной юридической компании Новосибирска, обратил внимание на тот факт, что в картотеке арбитражных дел за последние 9 лет компания «СУ-9» упоминается в 181 деле, и в более чем половине из них выступает ответчиком. По его мнению, сложно сделать однозначный вывод только на этих данных. Впрочем, другой эксперт назвал такое количество дел «слишком большим для добросовестной организации».

Тем не менее можно констатировать, что с 2008 года компания «СУ-9» не строила жилых домов. Исключение составляет дом на улице Декабристов, 117, однако на этом объекте «СУ-9» выступала в качестве генподрядчика, как и на указанных выше объектах на улицах Есенина, 65 и Декабристов, 115. «В определенный момент «СУ-9» переориентировалась на роль генподрядчика, практически перестав самостоятельно строить и сдавать дома», — констатировал управляющий партнер DSO Consulting Сергей Дьячков. Можно ли назвать причиной смены роли «СУ-9» контракт с НГУ, заключенный в 2008 году? Эксперты, в частности, Сергей Дьячков, считают, что да.

У руководства НГУ накопился целый ряд претензий к качеству работ СУ-9 по новому корпусу университета.

Изначальные трудности

Для региона подобные крупные проекты всегда сложно реализуемы. «Поэтому возможность добиться выделения средств на строительство нового корпуса НГУ — результат большой и сложной работы. Добиться выделения федеральных средств и объяснить необходимость строительства нового корпуса требовало очень многих усилий», — вспоминает Виктор Толоконский, который на тот момент был губернатором Новосибирской области.

Трудности начались еще до начала строительства. Многие жители Академгородка были против вырубки леса для строительства нового корпуса. В их числе и тогдашний председатель СО РАН Александр Асеев, который был против нарушения лаврентьевских принципов застройки. Он считает, что новый корпус нужно было строить на месте гибнущих лесопосадок, между Институтом математики СО РАН и старым корпусом НГУ. «Инициаторы тогда сослались на фото выступления академика Михаила Лаврентьева, где в кадр случайно попала карта. На ней участок, где сейчас находится новый корпус университета, был выделен под застройку. Хотя с тех времен многое изменилось, и многие жители Академгородка были против этой площадки. Но строители сказали, что проект уже готов и менять дислокацию поздно, иначе денег вообще могут не дать», — сообщил Александр Асеев.

В итоге противники изменения места строительства, в числе которых были некоторые ведущие академики, строители и часть руководства университета, все-таки смогли утвердить изначальную площадку. «Тогда были разбирательства с Василием Юрченко, занимавшим пост губернатора Новосибирской области, Владимиром Городецким, являвшимся мэром Новосибирска, и Виктором Толоконским, на тот момент полпредом президента в СФО. Я был против, но в одиночестве изменить ситуацию не мог. А началось все, напомню, из-за строителей, известной в городе компании «СУ-9», — вспоминает Александр Асеев.

Особенности контракта

Если говорить о контракте, заключенном НГУ с «СУ-9», то необходимо упомянуть, что он предусматривал работы на 4 млрд рублей. Новый корпус НГУ имеет площадь 57 тыс. квадратных метров. Заявленная цена одного квадратного метра — 70 тыс. рублей. В расчете цены учитывалась поправка на инфляцию и изменение технологий. Сергей Дьячков отмечает, что такие показатели вписываются в масштаб крупного государственного проекта. Другие эксперты заметили, что сумму можно назвать большой, даже с учетом внутреннего оформления. Источник, близкий к руководству НГУ, подтверждает, что все эти работы были включены в контракт.

Новый корпус НГУ был сдан в эксплуатацию в ноябре 2015 года. Он полноценно заработал и был тепло принят первыми лицами региона и представителями федеральной власти. Однако сразу после открытия, по словам представителей НГУ, «СУ-9» объявила, что намерена взыскать с вуза 400 млн рублей. Исковое заявление от «СУ-9» было принято к производству арбитражным судом Новосибирской области 8 ноября 2016 года.

Основным документом, которым оперирует «СУ-9» в этом процессе, стало дополнительное соглашение № 25, якобы заключенное между генеральным директором «СУ-9» Александром Пахомовым и проректором по материально-техническому обеспечению НГУ Андреем Осиповым. Оно предусматривает увеличение стоимости контракта на 400 млн. Руководитель юридического отдела ООО «Юридический отряд щит» Дарья Виноградова подтвердила «КС», что увеличение стоимости контракта действительно возможно при условии, если оно составляет не более 10% и если есть соответствующее увеличение объема работ, предусмотренных контрактом. «Я думаю, что никто не сможет утверждать, что площадь корпуса увеличилась на 10%, что появились дополнительные этажи или лифты, а без этих условий даже обсуждение увеличение стоимости контракта противоречит федеральному законодательству», — считает руководитель контрактной службы НГУ Виктор Мадирбаев.

В «СУ-9» заявляют, что проект здания университета был разработан в 2000 году. Контракт же был подписан в 2008 году. «Разумеется, за время строительства изменились технические параметры. Время не стоит на месте, и если бы мы сделали здание таким, каким оно планировалось в 2008 году, оно было бы совсем не современным», — заявляет источник, близкий к руководству «СУ-9».

В свою очередь Виктор Мадирбаев отмечает, что Андрей Осипов и Александр Пахомов в 2015 году начали проявлять инициативу об увеличении стоимости контракта в связи с изменением стоимости строительных материалов. По словам представителей вуза, в какой-то момент Андрей Осипов убедил руководство НГУ в необходимости дополнительных затрат. Именно тогда появилось письмо, адресованное Министерству образования РФ, с просьбой профинансировать монтажные и пусконаладочные работы. Однако Минобрнауки в просьбе отказало. В распоряжении редакции «КС» имеется письмо Андрея Осипова к Александру Пахомову от 17 июня 2015 года, где первый заявляет, что НГУ просит подрядчика установить дополнительное оборудование и оборудовать новый корпус освещением за счет подрядчика. В ответном письме от 19 июня 2015 года Александр Пахомов уверяет, что работы будут выполнены до 30 августа 2017 года. При этом не было найдено соглашений и договоров по передаче оборудования от «СУ-9» в пользование НГУ.

«Таких договоров — о передаче дополнительного оборудования и ведении дополнительных работ — и быть не могло, потому что они не являются дополнительными по сути. По договору здание должно быть сдано под ключ — не только с ремонтом, но и с мебелью. Все работы, которые генподрядчик квалифицирует как «дополнительные», были изначально прописаны в контракте. И, естественно, выполнены — иначе мы бы не смогли принять корпус. А потом по какой-то странной логике компания «СУ-9» решила, что здание могло быть сдано, например, без освещения, и эту работу можно признать дополнительной», — негодует проректор НГУ по общим вопросам Сергей Малиновский.

Проректор НГУ по общим вопросам Сергей Малиновский.
Проректор НГУ по общим вопросам Сергей Малиновский не видит логики в требованиях «СУ-9»

Эту позицию подтверждают и независимые эксперты. «В решении суда содержится вывод экспертов, что введение в эксплуатацию объекта в качестве учебного учреждения без выполнения необходимых условий безопасности невозможно. Здание поставлено на кадастровый учет и введено в эксплуатацию в декабре 2015 года (данные с сайта Росреестра). Насколько нам известно, по закону здание, которое не отвечает условиям безопасности, не может эксплуатироваться по назначению», — отмечает Дарья Виноградова. Иными словами, здание без проведенного освещения и технического оборудования не могло быть сдано как учебное здание. И работы не могли вестись после его сдачи в эксплуатацию в ноябре 2015 года.

Представители НГУ уверены, что Андрей Осипов не имел права подписывать соглашение, которое предполагает изменение стоимости контракта. В суде было заявлено, что Андрей Осипов имел доверенность от ректора НГУ на подписание дополнительных соглашений, и, согласно решению Арбитражного суда, он действительно подписал несколько дополнительных соглашений по доверенности ректора НГУ. «У Осипова была доверенность, по которой он имел право подписывать такие документы, он их подписывал в 2013, 2014, 2015 годах», — заметила заместитель генерального директора «СУ-9» по финансовым вопросам Елена Каллас.

Однако, по словам начальника юридического управления НГУ Александра Новикова, Андрей Осипов все равно не имел права лично решать вопрос увеличения стоимости контракта: «Да, он имел право от имени ректора принимать работы, заниматься практическими решениями, но он не имел права без согласования с Министерством образования РФ решать вопросы увеличения финансирования. На это не имеет права даже ректор. Заказчиком у нас является Минобрнауки России, и все должно быть согласовано с ним в обязательном порядке, даже вопросы гораздо меньшей значимости». Источник, близкий к новосибирской юридической компании, подтвердил слова Александра Новикова. «По закону и принятому в НГУ регламенту такой документ должны были подписать ректор и главбух. И конечно, такое соглашение должно быть согласовано с Министерством образования России как вышестоящей и финансирующей организацией. То есть, по сути, представленное «СУ-9» соглашение нельзя признать правомочным», — считает Александр Асеев.

Виктор Мадирбаев заявляет, что дополнительное соглашение № 25 не размещалось на портале госзакупок и, соответственно, не согласовывалось в установленном порядке, в отличие от остальных 24. Согласованный документ не видели ни руководство вуза, ни специалисты управления закупок НГУ, ни ректор. До сих пор в распоряжении НГУ имеется лишь фото рассматриваемого соглашения, взятое из материалов дела. Более того, по словам представителя НГУ, объемы финансирования на каждый год строительства нового корпуса согласовывались с Министерством образования РФ и отражались в соответствующих документах. Согласно документации, имеющейся в распоряжении редакции «КС», увеличение финансирования в данных документах не отражено.

Одним из аргументов истца является история с несостоявшейся закупкой. Елена Каллас заявляет, что после открытия корпуса НГУ на сайте «заказы и закупки» разместил извещение о проведении конкурса на выполнение работ на сумму 399 млн рублей. УФАС по Новосибирской области отменил конкурс, однако, по мнению «СУ-9», этот факт может подтверждать выделение средств на эти работы. В НГУ ситуацию с конкурсом объясняют иначе. По словам Виктора Мадирбаева, «в начале ноября 2015 года Андрей [Осипов] сказал, что Минобразования выделяет 400 миллионов на дополнительные работы, которых не было в контракте, и нужно срочно объявлять конкурс. Я попросил согласовать эту закупку со всеми службами, однако финансовое управление ее не согласовало, так как средств на эту закупку не было. Поскольку Осипов убеждал, что без объявленного конкурса денег не будет, я согласился этот конкурс объявить, но предупредил, что конкурс будет продлеваться до тех пор, пока не поступят деньги. Если же Министерство средств не предоставит, конкурс будет отменен».

С самим Андреем Осиповым корреспонденту «КС» связаться не удалось. На сегодня проректор уволен, и, по словам представителей НГУ, вуз намерен судиться с ним. Напомним, что в 2011 году проректор уже обвинялся Следственным комитетом РФ по Новосибирской области в злоупотреблении полномочиями. Александр Асеев уверен, что проректора следовало уволить еще в 2012 году. «Я тогда сказал Михаилу Федоруку, что после перевыборов ректора он должен уволить Андрея Осипова в первую очередь, иначе тот просто подставит ректора. Так и произошло», — вспоминает экс-председатель СО РАН.

Экспертиза

Проверка рыночной стоимости оборудования, проведенная в НГУ после завершения строительства, показала, что по документам, предоставленным генподрядчиком, стоимость некоторых единиц оборудования в разы превышала розничную. Например, маршрутизатор при средней цене 1 млн 800 тысяч рублей в расчетах «СУ-9» указан со стоимостью равной почти 3 млн рублей. В общем счете смету согласно материалам, предоставленным НГУ, увеличили примерно на 500%. Министерство строительства Новосибирской области в декабре 2016 года подтвердило, что завышение расценок было: «При рассмотрении сметной документации на сумму 400 млн рублей выявлены завышения расценок».

Следует отметить также, что при рассмотрении дела судом была назначена судебная техническая строительная экспертиза. «Заказчик и генподрядчик по данному спору — достаточно известные в Новосибирске организации. На наш взгляд, правильнее было бы назначить экспертизу в другом городе для получения более независимой оценки (в практике обычно это применяется). Как нам известно из материалов дела, размещенных на сайте арбитражного суда, ответчик полагал необходимым назначить комплексную финансово-аналитическую строительную экспертизу, в чем ему было отказано. Возможно, назначение комплексной экспертизы дало бы больше ответов по существу спора, тем не менее мы на заседании не присутствовали, возможно, там большинство вопросов было разрешено. Также наша компания не знакома с документами, возможно, после их оценки вопросов к данному делу у нас появилось бы больше либо они совсем отпали», — сообщила Дарья Виноградова.

У руководства НГУ накопился целый ряд претензий к качеству работ СУ-9 по новому корпусу университета.

А между тем в НГУ уверены, что именно комплексная экспертиза позволила бы добиться ясности в деле и его деталях. Сергей Малиновский подчеркивает, что вуз никогда не отрицал, что работы, которые генподрядчик считает «дополнительными», были выполнены. «Мы всем говорим, но нас никто не слышит. Мы не отрицаем, что работы выполнены, но мы не можем признать их дополнительными. Они сделаны в рамках контракта, по которому мы рассчитались в полном объеме и в нужный срок. Платить второй раз за эти работы мы не намерены», — подчеркивает Сергей Малиновский.

13 февраля были приняты к производству апелляционные жалобы НГУ и Минобрнауки РФ на решение арбитражного суда Новосибирской области от 21 ноября 2017 года. В свою очередь «СУ-9» также предъявила исковые требования о взыскании убытков к университету и Минобрнауки России еще на сумму порядка 800 млн рублей. В НГУ считают эти требования безосновательными: поскольку строительство осуществлялось в рамках государственного контракта, стоимость которого была определена по итогам аукциона, заявленной стоимости было априори достаточно, чтобы завершить строительство.

Дальнейшее развитие ситуации

На сегодня в «СУ-9» начата процедура банкротства. Временный управляющий «СУ-9» Илья Ходос подтвердил эту информацию. Эксперты разошлись в оценках возможных путей дальнейшего развития. Сергей Дьячков считает, что до решения суда можно констатировать, что, возможно, таким образом решатся многие финансовые вопросы компании. «Этот вопрос решит суд, однако до его решения я склонен быть скорее на стороне НГУ, все-таки мы видим «СУ-9» на рынке и знаем, что у компании не все так гладко». С этим предположением согласились некоторые эксперты-юристы, заметив, что для крупной компании, находящейся на грани банкротства, такое спорное дело может помочь продержаться на плаву еще некоторое время.

Представители Сибирского отделения РАН также поддерживают НГУ. Более того, академик РАН, представитель одного из институтов СО РАН со ссылкой на бывшего прокурора Новосибирска заметил, что решение арбитражного суда НСО, по его мнению, рассматривалось недостаточно объективно. Он также считает, что вуз имеет хорошие шансы обжаловать решение суда.

Рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции назначено на 1 марта 2018 года. Руководство вуза надеется, что в этот раз дело будет рассмотрено более детально, решение суда первой инстанции будет отменено, и в деле наконец-то будет поставлена точка.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ