«Общественность в прошлом году было слышно только с улицы»

Собравшись на круглый стол по приглашению «Континента Сибирь», новосибирские общественники развернули программу бурной деятельности на 2018 год.

«Мусорная» концессия, строительство четвертого моста, качество школьного питания, борьба с «лобби опекунских семей», выявленные нарушения в использовании муниципального имущества: общественные активисты Новосибирска на круглом столе, организованном «Континентом Сибирь» в конце декабря, назвали вопросы, которым планируют уделить особое внимание в 2018 году. Общественники пообещали обнародовать результаты своих расследований, посетовали на трудности взаимодействия с городской и региональной властью и рассказали о расслоении, которое наблюдается сегодня в их собственной среде.

Муниципальное имущество, тарифы и концессии

Представитель Сибирского правового центра защиты прав потребителей Евгений Митрофанов среди наиболее знаковых событий прошедшего года назвал то, что городской общественности удалось консолидировать свои силы и добиться отмены постановления о повышении тарифов. Общественник отметил, что «во многом конец карьеры Городецкого был запрограммирован этими событиями». Одной из «мелких побед» Евгений Митрофанов считает отставку министра социального развития НСО Сергея Пыхтина. «Он пересидел трех губернаторов, и вот его карьере настал закономерный конец», — резюмировал общественник.

Среди вопросов, к которым у активистов будет пристальное мнение в наступившем году, Евгений Митрофанов назвал «мусорную» концессию и четвертый мост.  «Оба этих концессионных соглашения предусматривают огромную бюджетную нагрузку. Только по мосту 2,6 млрд рублей надо будет отдавать из областного бюджета в один карман. Похожая ситуация и по «мусорной» концессии. Чтобы кормить одно физлицо в Москве, будем экономить на социалке, в том числе, и на детях», — возмущается Евгений Митрофанов.

Вопрос, в котором планируют разобраться активисты в 2018 году —ситуация с долгом застройщиков за аренду муниципальной земли. «С момента прихода Анатолия Локтя в мэрию, размер задолженности вырос с 800 млн рублей до 3,8 млрд рублей. Когда спрашиваем, кто должен, получаем стереотипный ответ: «Мы не можем дать информацию, потому что ее разглашение повлечет за собой ущерб для деловой репутации должника». Долги растут, а узнать, кто должен — невозможно», — продолжает Евгений Митрофанов и приводит в качестве примера сайт мэрии Москвы, где  список должников находится в открытом доступе и обновляется каждый день. «Там без труда можно посмотреть информацию о должнике и сумме долга. Все сделано для того, чтобы компании старались не оказаться в этом списке. Ряд других прогрессивных муниципалитетов это также практикуют!», — рассказывает активист.

По словам общественников, найдет свое продолжение в новом году и тема использования муниципального имущества, в частности, маневренного фонда и муниципальной земли.

Новосибирские общественники развернули программу бурной деятельности на 2018 год
Алёна Котова и Владимир Кириллов

Помимо выявленных фактов нарушения законодательства в Новосибирском районе, координатор общественной организации «Родительский комитет», активист Владимир Кириллов делится и информацией по Колыванскому району НСО, где, по его словам, участок земли площадью 10 га был оценен всего в 53 000 рублей. «Эта земля была предназначена льготникам! Для сравнения — рядом расположен холмистый участок, на котором проводят фестиваль «Сибирский огонь». 3 га там оценены в 30 млн рублей. То есть участок реальной кадастровой стоимостью в 100 миллионов оценили в 53 000 рублей и продали своим за 600 000 рублей! Говорят,митинги не конструктив? Да у нас другого варианта нет, чтобы показать Москве, какой беспредел здесь творится!».

Евгений Митрофанов приводит еще один похожий пример: «4 га муниципальной земли выкупили под несуществующий санаторий на Дачном шоссе и по нашим данным продали за 113 тысяч рублей ООО «Лес», одним из учредителей которого является супруга депутата Заксобрания Алексея Андреева Мария Шлосберг. Продавец по нашим данным — подчиненный Марии Шлосберг. Мэрия до сих пор готовит иск, хотя срок давности истекает 18 января 2018 года. Остается еще немного его поготовить, и Мария останется радостным обладателем 4 га земли», — делится опасениями Евгений Митрофанов.

Общественников заинтересовало и то, как работает сегодня ККК им. В. В. Маяковского. «С приходом в мэрию Анны Терешковой там был назначен новый директор, который подписал договор с «Артсайнс синема дистрибьюшн». По нему впервые в мировой практике применяется особый тип правоотношений. «Артсайнс синема дистрибьюшн» получает за показы фильмов по несколько сотен тысяч рублей в месяц — даже в случае пустого зала, независимо от выручки. Муниципальное казенное предприятие платит эти деньги. В результате за год мы видим у ККК им. В. В. Маяковского по нашим данным 4,7 млн рублей убытков. Более того, в договоре указано, что если муниципалитет планирует на этой площадке провести мероприятие, он должен компенсировать выпадающий доход», — негодует Евгений Митрофанов.

На текущий момент, по его словам, директор кинотеатра уволен, «но там продолжает работать его заместитель, который, как нам удалось выяснить, работает то в ККК им. В. В. Маяковского, то в «Артсайнс синема дистрибьюшн»,— уверяет общественник.

«Матильда» и Шнур

Координатор Новосибирского координационного совета в защиту общественной нравственности, культуры и традиционных семейных ценностей Иван Квасницкий отмечает: «В обществе сложилось мнение о том, что «православные активисты постоянно всем недовольны». Мы действительно недовольны деструктивными явлениями, угрожающими общественной нравственности. Но при этом митингов в ушедшем 2017 году не проводили. Только конструктив!», — подчеркнул общественник.

Новосибирские общественники развернули программу бурной деятельности на 2018 год
Алексей Носов (слева) и Евгений Митрофанов

Среди последних достижений он отметил проведение общегородского благотворительного семейного праздника «Мир на земле начинается дома», цикла просветительских лекций для старшеклассников и студентов «Безопасность семьи  —  безопасность государства» и образовательного семинара «Психологическое консультирование в ситуации кризисной беременности. Совершенствование методики доабортного консультирования».

Еще одно мероприятие, которое удалось провести организации в 2017 году совместно с Общественной палатой Новосибирской области  — круглый стол «И мы сохраним тебя русская речь, великое русское слово!»в защиту государственного русского языка. «Поводом послужил приезд в Новосибирск известного сквернослова Шнурова и предоставление ему, в очередной раз, крупнейшей государственной площадки – ЛДС «Сибирь», — рассказал Иван Квасницкий. Как отметил общественник, федеральный закон о государственном языке запрещает использование нецензурной брани при проведении публичных мероприятий и концертов, «однако закон злостно не исполняется». Более того, по словам Ивана Квасницкого, активистам не удалось привлечь Шнурова и за курение на пресс-конференции в спортивно-оздоровительном комплексе, «поскольку кроме общественников это никому не оказалось нужным». Среди прочего общественника волнует и бездействие полиции. «Несмотря на наше обращение, новосибирская полиция второй год подряд отказалась фиксировать на концерте нецензурную брань. Заместитель бывшего губернатора Городецкого ответил, что они просто сдают ЛДС в аренду, мэрия, — что им известно про маты, но все вопросы к руководству ЛДС. Руководство ЛДС ответило, что у них видеокамеры без звука и записи уничтожены. В итоге, ответственных  нет. А маты, которые зловонными кругами расходятся по городу, есть. Все благодарят нас за активную жизненную позицию и только», — сетует Иван Квасницкий.

Положительным результатом работы координационного совета общественник называет открытие в ноябре этого года в Новосибирске мультимедийного парка «Россия — моя история». «Ранее была попытка со стороны Анны Терешковой сделать в этом здании очередной центр современного искусства. При этом, несмотря на то, что здание Дома офицеров в Военном городке — ровесник нашего города, оно даже не считалось памятником архитектуры. В январе 2015 года мы от Координационного совета опубликовали открытое письмо президенту об открытии в Гарнизонном доме офицеров музея, посвященного воинам-сибирякам. И вот сейчас там открыт исторический парк. Считаем, что какую-то лепту мы в это внесли», — уверен Иван Квасницкий.

Иван Квасницкий
Иван Квасницкий

Кстати, претензия к главе департамента культуры, спорта и молодежной политики мэрии Анне Терешковой у общественника далеко не единственная. Еще одним поводом для скандала в уходящем году стал фильм «Матильда», жаркое обсуждение которого, в частности, проходило, в рамках круглого стола, организованного «Континентом Сибирь». Иван Квасницкий отметил, что предпремьерный показ этого фильма в Новосибирске, по данным сайта openrussia.org, был организован мэрией Новосибирска. «Однако на вопрос, заданный Анне Терешковой, так ли это, я получил ответ, что демонстрация фильма проводилась только по ее личной инициативе. Тогда возникает вопрос: где у чиновника заканчиваются должностные обязанности и начинается личная инициатива? После 18 часов?», — негодует общественник.

Дела семейные

Юрист новосибирской региональной общественной организации многодетных семей и семей с детьми «Вектор», член рабочей группы при уполномоченном по делам ребенка в НСО, член общественного совета министерства труда и социального развития НСО, многодетный отец Андрей Андреев отметил, что минувший год был тяжелым в плане защиты прав многодетных семей и семей с детьми. «На фоне всех протестов, которые прокатились в городе, эта тема провалилась. Даже трагедия, произошедшая в Искитимском районе НСО, когда в пожаре погибли пятеро детей, осталась без внимания. Почему вдруг в гибели людей оказалась виновата опека? А полиция и ПДН при этом работают великолепно? Отцу семейства грозит реальный срок, общественники молчат, а пресса ставит тему в неформат», — рассказывает Андрей Андреев.

Активист назвал большим достижением то, что вошел в состав общественного совета при министерстве труда и социального развития, куда в настоящее время готовит ряд предложений, в частности,регламент межведомственного взаимодействия, проекты«Профессия МАМА» по трудоустройству многодетных родителей и «Семейный Юрист» по защите прав многодетной семьи.«Теперь будем стараться, чтобы нас услышали», — рассказывает активист.

Общественник планирует бороться и с «произволом, творящимся со стороны судебных приставов по отношению к детям». Одним из основных направлений своей работы активист называет борьбу с «лобби опекунских семей», которое, по его мнению, имеет сегодня большой вес, продвигая «абсурдные решения об изъятии детей из кровных семей, а развернуть на свою сторону здравый смысл очень тяжело».

Вице-президент фонда «Родина» Алёна Котова также отмечает, что необходимо менять политику в сфере опеки. «Знаю ситуации, когда детей берут из-за компенсаций, и по достижении 18 лет перед ними просто закрывается дверь. Наша задача при взаимодействии с министерством труда и социального развития  — поднимать вопросы о дополнительной поддержке малоимущих и многодетных семей, стараться делать все, чтобы ребенок оставался в родной семье. Кроме того, нужно скорректировать систему выплат опекунским семьям, чтобы такая помощь носила поддерживающий характер, а не стимулирующий».

круглый стол общественных активистов

Андрей Андреев отмечает, что именно многочисленные ситуации в таких семьях, когда ребенок в подростковом возрасте восстает против плохого отношения к себе со стороны опекунов, и получает в ответ жестокую реакцию, спровоцировало принятие поправок в 117 ст. УК РФ («Истязание» — «КС»). «Принята статья была исключительно из-за опекунских семей, но врезала по нам. Сейчас и отца из Искитима подводят под эту статью, — возмущается общественник. — Опекунская семья  — это хорошо.Замечательно, что есть люди, готовые взять под опеку детей, но я думаю, что надо разделять понятия «опекунская семья» и «родная (биологическая) семья», и выводить отношения опеки с опекунскими семьями в гражданско-правовое поле, заключая с ними договоры».

Владимир Кириллов убежден, что трагедии в Искитиме можно было бы избежать, если бы не был нарушен ФЗ о противодействии коррупции. «Уполномоченный по правам ребенка в Новосибирской области Любовь Зябрева — мать Ольги Квятковской, начальника управления опеки и попечительства министерства труда и социального развития НСО, которая была направлена туда Сергеем Пыхтиным, чтобы уполномоченный по правам ребенка пристально не проверял министерство», — уверен общественник.

В качестве еще одного подобного примера Владимир Кириллов приводит две организации, расположенные по адресу ул. Пожарского, 2а, где ранее была зарегистрирована ГАУ СО НСО «Реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями» и Новосибирская областная общественная организация детей-инвалидов с психоневрологическими заболеваниями «Первоцвет». «Директор ГАУ Елена Бахарева — экс-замминистра социального развития НСО, дочь руководителя фонда «Первоцвет» Галины Агарковой. С 2009 по 2013 годы через «Первоцвет» прокачано около 400 млн рублей бюджетных средств, выделенных по федеральной целевой программе «Семья и дети». Как это связано? Как Бахарева стала заместителем министра?», — задается вопросом Владимир Кириллов.

Еще одна тема, которая, по мнению общественника, ждет горячего обсуждения,— «незаконная передача функций и финансирования министерства социального развития муниципалитету». По словам участника круглого стола, «такое ноу-хау, нарушающее федеральное законодательство, возникло в Новосибирске несколько лет назад». «Таким образом, правительство незаконно передало городу 6,2 млрд рублей для финансирования программ социального обеспечения. Возникает вопрос — зачем тогда министерство вообще существует?», — удивляется Евгений Митрофанов. Эти деньги, по его словам, могут идти на «финансирование избирательных компаний коммунистов». Как грозит общественник, «этому будет положен конец».

Владимир Кириллов отмечает, что он и его коллеги одобряют реорганизацию министерства социального развития, произошедшую в регионе минувшим летом. «Мы неоднократно предлагали это сделать еще два года назад, когда занимались расследованием махинаций с квартирами для детей-сирот и ветеранов ВОВ, махинаций в психоневрологических интернатах и во всей системе опеки и попечительства министерства социального развития. Исключительно под давлением общественников и благодаря нашей проработке, такое решение было принято. Я думаю, что реорганизация пойдет на пользу», — отметил достижение общественных сил в уходящем году Владимир Кириллов.

Детское питание

Тема контроля качества школьного питания для общественников уже традиционно остается в центре внимания. Будет ей место и в этом году. Как отмечают активисты, взаимодействовать по этому вопросу с чиновниками до сих пор непросто. «Когда мы находим бюджет на проведение экспертизы — есть спонсоры, депутаты, озабоченные этой темой, — приходим в школу, чтобы изъять образец продукции, нас на порог не пускают. Яков Новоселов (директор Сибирского федерального центра оздоровительного питания, членом комиссии при министерстве промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области по вопросам обеспечения продовольственной безопасности на потребительском рынке, — прим. «КС») сумел пробиться в несколько школ, где по результатам экспертиз в продуктах питания был выявлен фальсификат.Сейчас ведем переговоры с мэрией, чтобы нам дали закупиться тем питанием, которое поставляет Калининский комбинат питания, где недавно сменился директор», — рассказывает Евгений Митрофанов. Он убежден, что контроль, который осуществляет сегодня департамент образования — недостаточен. «В отделе контроля работают три человека. Они не заказывают лабораторные исследования, а проверяют продукты органолептически — проще говоря, трогают, нюхают, лижут. Это полная профанация, — считает Евгений Митрофанов. — Их зарплаты вместе с НДФЛ, мне кажется, хватило бы на лабораторные исследования».

Общественник Алексей Носов убежден, что отдел контроля организации питания и ресурсного обеспечения мэрии Новосибирска «свои функции, заложенные в самом названии, не выполняет». По его мнению, «деньги, которые муниципалитет выделяет на проведение лекций о правильном питании школьников, на печать баннеров и листовок, были бы более полезны, если бы их направили на непосредственный лабораторный контроль качества». Активист уверен, что если ввести обязательный лабораторный контроль и включить в договоры поставки продуктов питания пункт о том, чтобы партия полностью не оплачивалась в случае обнаружения фальсификата, то это смогло бы повысить ответственность поставщиков. «Аналогичную систему реализовывали, когда налаживали контроль качества песко-соляной смеси. Лабораторные экспертизы проводились за счет поставщиков, и эти деньги были заложены в контракт. Если экспертиза выявляла несоответствие требованиям муниципального контракта и ГОСТу, поставщик не получал деньги. На первоначальном этапе, два года назад, когда с песком и пылью в городе была наиболее острая ситуация, конкурирующие между собой поставщики заказывали разные лаборатории и перепроверяли друг друга за свой счет», — приводит пример Алексей Носов. Активист также отмечает, что в Новосибирской области достаточно производителей качественных продуктов питания, способных организовать такую работу. «Это и поддержка сельхозпроизводителей, и настоящая борьба за качество, а не имитация бурной деятельности», — заключил общественник и добавил, что необходимо централизовать закупки, тогда контроль качества будет стоить копейки.

Общественный раскол

Оценивая деятельность общественников Новосибирска, участники круглого стола отмечают, что на сегодня среди активистов нет единства и понимания по многим вопросам. И даже в год, когда Новосибирск ждут сначала выборы президента, а затем — губернатора, одной силой, представляющей интересы общества, им стать вряд ли получится.

Алёна Котова вспоминает митинги против повышения тарифов, объединившие городских активистов, и считает, что «феерия, когда все собрались вместе, осталась в прошлом».  «В итоге эта конструкция стала шаткой — кто-то не захотел выходить на площадь со сторонниками Навального, кто-то — с  «ватниками». Идет постепенное, пошаговое расслоение общественной группы, которая боролась за тарифы, — уверена Алёна Котова. — Сейчас пошла тема с концессиями по мосту и мусору. По-хорошему, нужно собираться всем, начиная от пенсионеров, заканчивая «ватниками» и либералами, но никто на одну площадь уже сейчас выходить не хочет. Так будет и в новом году, и ничего грандиозного, что сможет снова собрать всех вместе, не произойдет».

Общественница отмечает, что «разного рода движения протестного характера чаще начинают либеральные массы». Владимир Кириллов добавляет, что,по его мнению,финансируется подобные акции из заграницы. Одним из организаторов такой деятельности активист называет депутата Совета депутатов Новосибирска Наталью Пинус. При этом общественник взволнован связью между «либеральной тусовкой» и официальными структурами, которые должны противодействовать влиянию внешних сил на внутреннюю политику России. «К Майдану приводит общая тенденция местных элит действовать на ослабление центральной власти. В Новосибирске такая опасность существует. Она есть и для политтехнологов, которые выступают координаторами в таких протестных делах. Использование либеральной тусовки, чтобы дискредитировать федеральные органы власти, либо лично врио Травникова, может перейти пределы допустимого. Надо четко это понимать», — убежден Владимир Кириллов.

«Как на одном митинге против концессии 23 декабря могли собраться вместе представитель Общественного совета при минтрансе НСО Вячеслав Ашурков, эксперт ОНФ Юлия Колеватова, активист фонда СИБЭКОЦЕНТР, признанного Минюстом РФ иностранным агентом, и велоактивист Алексей Куницин, вернувшийся из Грузии, по нашим данным, с очередного семинара Госдепа? Это вообще феномен!», — удивляется Владимир Кириллов.

Общественники уверены, что в такой ситуации формируется ложное мнение о том, что «если выходишь на площадь, значит, ты финансируешься зарубежными фондами».

«Либералам улицу не отдадим! — категорично заявляет Владимир Кириллов. — Мы защищаем интересы социальных групп, не получаем деньги из заграницы, у нас совершенно другие задачи. Поэтому выход на улицу — это вынужденная мера, чтобы привлечь внимание к социальной проблематике. Митинги —это надводная часть айсберга, информационный повод показать наши материалы общественности. Кроме того, протестная деятельность анализируется в администрации президента, поэтому мы сознательно используем ее в своей деятельности».

Что касается взаимодействия общественников с политическими партиями, здесь активисты не видят результативности. «Территориально мы находимся на участке КПРФ. Депутату Андрею Жирнову по моему мнению вообще не свойственно отвечать на вопросы. Так же, как и Вере Ганзя. В партии «Родина», председателем регионального отделения которой является Вячеслав Илюхин, пошли еще дальше, их юрист заявил, что нас, многодетных, вообще надо проверять, бардак в семьях творится. «Единая Россия» ответила, мол, избрали коммунистов, вот и разбирайтесь», — сетует Андрей Андреев.

Евгений Митрофанов полагает, что прошедший год стал показателем неспособности областной и городской власти построить взаимодействие с обществом. Имея опыт участия в общественных советах при региональных министерствах, а также оценивая работу Общественной палаты, участники круглого стола сомневаются в эффективности таких  инструментов. «Кто мог что-то сказать в Общественной палате, — их убрали», — уверен общественник.

Алексей Носов без восторга вспоминает о своем руководстве общественным советом при минтрансе НСО. «Ты понимаешь, что состоишь внутри официальной структуры и призван решать проблемы действующими инструментами, не раскачивая лодку. Для общественника нашего толка, занимающегося антикоррупционными расследованиями, это серьезное обременение. Когда получаешь внутреннюю отраслевую информацию, распорядиться ей привычным образом, например,выложив в соцсетях, уже не можешь. А тот инструментарий, который выдан общественному совету, недостаточен для решения самых банальных проблем. Мы начали выносить некоторые вещи на общественную дискуссию, и все закончилось тем, что бывший министр Титов решил переизбрать совет, собрав себе новый. Как избавиться от избыточной активности общественника? Завалить его работой, чтобы расхлебаться не мог. Доходило до того, что все жалобы от населения минтрансу аккумулировались в общественном совете. Чиновнику легко написать отписку, у общественника так не получится, потому что, в отличие от чиновника, зависимости от зарплаты у нас нет, а репутация есть».

Общественник также рассказал о том, как после отмены постановления о повышении тарифов Владимир Городецкий встречался с организаторами митинга. «Он пригласил нас во вновь созданный межотраслевой совет потребителей и сказал: «Приходите, чтобы быть услышанными». Я уточнил, приглашает ли он нас в совет как полноправных членов с правом решающего голоса, на что он отметил, что совет уже сформирован, «но вы все равно приходите». Я ответил: «Сегодняшнее мероприятие говорит о том, что нас и с улицы неплохо слышно». К сожалению, получилось так, что общественность в 2017 году было слышно только с улицы. И это, конечно, большая беда. Хотелось бы, чтобы в будущем невыученные уроки предыдущей власти новая власть усвоила.Тогда у нас будет меньше поводов для того, чтобы быть услышанными с улицы», — резюмировал Алексей Носов свое видение перспектив.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Зачем приглашать сумасшедших? Кроме Андрея Андреева остальные давно не в себе. Зачем накачивать пузырь известности людям которые ничего из себя не представляют и ничего не могущими делать самостоятельно. Есть другие общественники с позитивной повесткой — Мезенцев, Ашурков,Дьячков и так далее, нет нужно нафталин и крикунов вытащить и обляпать их именами общественное движение.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ