Три буквы для резюме

Рынок бизнес-образования в Сибири находится в переходной стадии, сравнимой со сменой экономических укладов. Период безусловной популярности классического образования в стиле МВА, начавшийся здесь в середине 2000-х годов, уже через 10 лет пошел на спад, а рядом с привычными бизнес-школами все чаще стали возникать неформальные организации, претендующие на нишевое лидерство.

Недолгий золотой век

История бизнес-образования в Сибири начинается почти одновременно с общероссийской и почти на полтора века отстает от общемировой (первая программа Master of Business Administration (МВА) появилась в Дортмутском колледже штата Нью-Хэмшир (США) в 1901 году). Первыми бизнес-школами в России принято считать «Синергию» (ныне — Московский финансово-промышленный университет, в Сибири имеет филиал в Омске) и Московскую международную высшую школу бизнеса (МИРБИС). Всего через два года, в 1990 году в Иркутском госуниверситете создается Байкальский учебный комплекс — фактически первая бизнес-школа за Уралом (ныне — Байкальская международная бизнес-школа ИГУ), долгое время остававшаяся единственной в своем роде, если не считать многочисленных факультетов бизнеса и менеджмента, сотнями открывавшихся почти при каждом университете.

Бум открытия бизнес-школ пришелся на середину 2000-х. В 2003 году первую программу МВА в Новосибирске запустил НГУЭУ, в 2006-м  центры МВА открываются в НГУ и НГТУ. В том же году двухгодичная МВА появляется в Томском госуниверситете и в Сибирском федеральном университете (Красноярск).

С самого начала эпохи бизнес-образования в Сибири (как и в России в целом) стало понятно, что у него — свой путь. Если в западных странах МВА — это уровень магистратуры (кто-то учится на строителя, кто-то — на менеджера бизнес-структур), то в России заветную степень можно получить на программах профессиональной переподготовки (дополнительное образование). При этом никаких формальных ограничений не существует — любая структура, имеющая лицензию на образовательную деятельность, может открыть программу, назвав ее МВА, и выдавать соответствующие дипломы. И есть только несколько общественных аккредитационных агентств, самые известные из которых в России — это Российская ассоциация бизнес-образования (РАБО, в Сибири имеет пять членов — это Томский политех, СФУ, Забайкальский госуниверситет, ИГУ и НГТУ) и мировая АМВА (штаб-квартира в Лондоне, в России лишь имеется лишь 14 аккредитованных структур, за Уралом — ни одной).

К особенностям бизнес-образования в Сибири следует также отнести его предельную дешевизну. Год обучения по программам МВА в крупнейших вузах Сибири стоит не более 200–300 тысяч рублей, в Москве — уже порядка 500–700 тысяч. Для примера: стоимость обучения в бизнес-школе INSEAD (Франция) в прошлом году составляла почти 49 тыс. евро за 10-месячный курс. В Harvard Business School — свыше $92 тыс. за двухлетний курс обучения. Сложно сказать, какая из причин первична, однако фактор дешевизны тесно связан с ограниченным доступом к современным знаниям для слушателей программ МВА, что особенно ярко проявляется в передовых отраслях экономики. «В Новосибирске уровень образования в сфере интернет-маркетинга нулевой. Отдельные курсы и мастер-классы учат предпринимателей инструментам продвижения в Интернете, но системного образования с академическим подходом нет», — констатирует методолог и совладелец Школы интернет-маркетинга Proenter Любовь Черемисина.

Фото: ihmoscow

К середине 2010-х период «влюбленности» и повального увлечения МВА, похоже, прошел. Этому способствовали структуризация российского бизнеса, общая ситуация в экономике и мягкий захват рынка столичными структурами (которые стали обслуживать федеральные сети — один из основных источников денег для региональных бизнес-школ). «С 2013 года в СФУ нет набора на программу МВА. Я подробно изучала эту ситуацию и пришла к такому выводу: наши крупные компании («Роснефть», «РЖД», РУСАЛ и другие) свой топ-менеджмент всегда обучали на программах МВА в Москве и Питере, они при необходимости продолжают это и сейчас, оплачивая обучение и пребывание на сессиях из средств организаций, — утверждает заместитель руководителя Высшей школы управления и бизнеса СФУ Анна Любочко. — Кроме того, мне кажется, что некая мода на программы уровня МВА уже спадает. В нашей стране диплом МВА не гарантирует продвижения по карьерной лестнице и повышения статуса его обладателя. А работать руководителем, например, туристической компании с дипломом МВА вроде и нет большой необходимости».

Российский МВА

В 1997 году в России стартовал и еще один проект — так называемая Президентская программа (Программа подготовки управленческих кадров для организаций народного хозяйства Российской Федерации). Суть программы состояла в том, что федеральный и региональный бюджеты размещали практически во всех крупнейших университетах страны от Калининграда до Камчатки заказ на обучение руководителей по широкому спектру программ (от инновационного до финансового менеджмента), субсидируя 2/3 стоимости обучения. Остальное платит слушатель или его организация. В абсолютных цифрах суммарная стоимость программ варьируется от 50 до 120 тысяч рублей, длительность обучения — до 1 года, что вполне сопоставимо с МВА. По сей день крупнейшие вузы Сибири являются провайдерами этой программы.

TIM_2003
Фото предоставлено МШУ Сколково

Оператором программы, как правило, является местное министерство образования и/или подведомственная ему структура. То есть фактически речь идет об уникальной федеральной программе — аналоге МВА, действующей за бюджетный счет уже 20 лет. Так, в Новосибирской области оператором программы является ГАУ НСО «АРИС». «Во взаимодействии с правительством Новосибирской области мы реализуем целевые программы подготовки высококвалифицированных специалистов для Новосибирской области. Целевая подготовка специалистов (бакалавриат, специалитет, магистратура) ведется по ключевым направлениям инновационной экономики региона и нацелена на обеспечение реального сектора экономики высококвалифицированными кадрами, обладающими специальными компетенциями, необходимыми для инновационной деятельности», — комментирует директор «АРИС» Анна Трубачева.

В целом ситуация с Президентской программой сейчас представляется стабильной, несмотря на то, что бюджетные квоты на нее постоянно снижаются (см. таблицу). Так, если в 2012 году квота на Новосибирск составляла порядка 150 человек, то в 2017-м — уже 80, для Томска — порядка 80 и порядка 40, для Красноярска — 120 против 50 и так далее.

Дело для взрослых мужчин

Объем рынка бизнес-образования — вопрос еще более противоречивый, чем предыдущие. Прежде всего потому, что определиться с тем, что включать в это понятие, довольно сложно. Общая логика, разделяемая большинством экспертов, выглядит примерно так: бизнес-тренинги, бизнес-программы (от недели до пары месяцев), и на вершине — программы МВА. Конечно, в реальности схема сложнее. Например, в нее следовало бы включить массовые открытые онлайн-курсы, покупку бизнес-литературы, программы уровня e-МВА и DBA, которых в Сибири пока нет, разные уровни самих МВА, многочисленные бизнес-конференции и форумы и т. д. Однако для простоты картины постараемся оценить исключительно аудиторию классических бизнес-школ.

В таком случае объем рынка следует считать скромным. В год среднестатистическая сибирская бизнес-школа выпускает порядка 15–20 слушателей. В целом за последние 10 лет существования бизнес-школы (НГУ, НГТУ, НГУЭУ, ИГУ и др.) сообщили о порядка 150 выпускниках. Может показаться, что дело в том, что сибирские менеджеры едут учиться в столичные бизнес-школы (или обучаются там дистанционно). Так, по данным Международного института менеджмента «ЛИНК» (наряду с «Синергией» и МИРБИСом — один из лидеров дистанционного бизнес-образования в РФ), с 2002 года в регионах Сибири было выпущено около 150 человек, причем в 2014–2016 гг. — 64 человека. Итого, перемножив среднюю стоимость образования на количество слушателей, мы получим, что объем рынка классического бизнес-образования в Сибири (без учета тренингов, коротких курсов и т. п.) — всего порядка 50 млн человек.

«Диагноз местного рынка бизнес-образования можно назвать одним словом — «имитация», в некоторых случаях это даже мошенничество, — высказывает резкое мнение директор Первой академии маркетинга Ирина Ластовка. — Потому что у нас начали учить люди, которым еще самим учиться и учиться. И самое печальное в этом, что абитуриент не разбирается, кому отдаться, и идет на сомнительные курсы, после которых разочаровывается в бизнес-образовании в целом».

10

Впрочем, излишне драматизировать ситуацию, наверное, не стоит. Ведь можно сравнивать с США, где ежегодно степень МВА получают порядка 90 тысяч человек, а можно — хотя бы с Москвой, где, по данным последнего опроса журнала «Эксперт», тот же МИРБИС выпустил 271 слушателя программ МВА, РАНХиГС — 246 слушателей, а специализирующаяся на дистанционном образовании City Business School — порядка 500 слушателей. Таким образом, и в Москве рынок классического бизнес-образования — это в лучшем случае всего 2 тысячи человек.

Портрет слушателя также в целом понятен. Это, как правило, мужчины (в пропорции 60/40), 30–40 лет, стремящиеся систематизировать знания и получить новые деловые связи. «В настоящее время имидж МВА привлекает не только владельцев бизнеса, но и менеджмент компаний, который желает повысить свои компетенции и эффективность. В результате на одних и тех же программах обучаются специалисты с разными запросами и начальным профессиональным уровнем. Это приводит бизнес-школы к необходимости, с одной стороны, дифференцировать программы, а с другой — обеспечивать их экономическую эффективность, — говорит академический директор программ МВА в НГУЭУ, бывший председатель правления ОАО «БКС Банк» Сергей Ивлев. — В частности, одним из основных запросов рынка является возможность оказания не только образовательных услуг, но и услуг в реальном секторе. От бизнес-школ требуется готовность брать на себя ответственность и выступать партнером в реализации собственных рекомендаций слушателям».

Прошлое и будущее МВА

«Это трудно чисто физически! Ездить даже два раза в неделю после работы — очень тяжело. Месяца через два начинает сопротивляться не только твой мозг, но и тело», — описывает свою учебу на МВА директор кадрового агентства «БиДжиСтафф» Антон Дурнецов. По его словам, диплом МВА определенно повышает стоимость специалиста на рынке труда, хотя бы потому, что человек в целом научился чему-то новому, а качественные программы МВА еще и структурируют деловое создание человека. «Кроме того, сейчас для выживания предпринимателю или менеджерам компании нужно постоянно учиться. Это совершившийся факт, просто не все его осознали. В связи с этим кто-то продолжит находиться в зашоренном состоянии и сойдет с дистанции, а кто-то постепенно осознает, что ему не хватает необходимых знаний и навыков», — констатирует эксперт.

Исследования на этот счет противоречивы. С одной стороны, есть исследование бизнес-школы «Сколково», в котором говорится, что москвич с дипломом MBA в 2016 году претендовал на зарплату в 155 000 руб., тогда как притязания специалиста без MBA были гораздо скромнее — 68 000 руб. С другой стороны, недавно было опубликовано исследование Hays, из которого следует, что 57% работодателей убеждены, что зарплата специалиста с дипломом МВА может быть выше обычного не более, чем на 20%, каждый пятый считает, что зарплата меняться не должна, а каждый четвертый — что обучение на МВА и вовсе бессмысленное занятие.

О перспективах программ МВА в Сибири существуют также разные мнения. Общий лейтмотив связан с мифом о взрывном росте онлайн-образования. Пока эксперты его не наблюдают и не прогнозируют, что оно займет существенную долю рынка. «Мы специализируемся на офлайн-образовании, так как оно наиболее эффективное. А для нас важно качество обучения наших студентов. Поэтому в онлайн мы вряд ли уйдем, как делают многие», — уверена Ирина Ластовка. По мнению директора Центра дополнительного образования НГУ Веры Марковой, перспективы МВА видятся в развитии программ в области цифровой экономики и новых инструментах менеджмента. В СФУ анонсируют разработку отраслевых программ МВА (например, совместно с Институтом нефти и газа). В НГТУ говорят о возможностях проектного обучения, а также совместных курсах для представителей власти и бизнеса.

DSC03085
Фото предоставлено 2ГИС

Еще один важный тренд последних лет — значительный рост неформального и информального образования, когда отдельные специалисты или бизнес-команды организуют собственные курсы, перерастающие в полноценные бизнес-школы. «Основной продукт в Школе — это длинные курсы, поэтапно знакомящие студентов с интернет-маркетингом в целом и отдельными его инструментами. Помимо длинных курсов, есть короткие продукты: бизнес-завтраки, мозговые штурмы, интенсивы. В планах на ближайшие 2–3 года — совершенствовать методологию, формировать сильный педагогический состав и масштабировать бизнес. Мы хотим стать первым университетом интернет-маркетинга, вывести дисциплину на уровень академического образования», — говорит Любовь Черемисина. Вполне вероятно, что фактор влияния неформального образования для классических бизнес-школ в Сибири станет в ближайшие годы самым существенным.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ