Юрий Зозуля: «АИР необходимо стать институтом развития»

Основные проблемы привлечения инвесторов в районы области связаны прежде всего с нехваткой у региона собственных, уже готовых предложений, а также гибкости в принятии ключевых решений. Как привлечь реальных инвесторов для развития территорий, в чем заключается задача Агентства инвестиционного развития на современном этапе и какой видится его роль в ближайшей перспективе — об этом в интервью «КС» рассказал депутат Законодательного собрания НСО, Председатель Совета директоров регионального Агентства инвестиционного развития ЮРИЙ ЗОЗУЛЯ.

— Юрий Викторович, насколько вообще целесообразно сегодня говорить об инвестиционной привлекательности того или иного района Новосибирской области и вообще сельских территорий?

— Если речь идет о сельском хозяйстве как о драйвере развития, то думаю, что у всех сельскохозяйственных районов есть колоссальный потенциал. В этом смысле каждый район обладает безусловным ресурсом для эффективного развития. Другой вопрос, что «битва за урожай» превратилась сегодня в «битву с урожаем». И этот год показал, что мы и в том и в другом случае проигрываем. Падают цены, и невозможно даже вернуть потраченные деньги. Что это, если не дополнительный стимул к развитию высокотехнологичных видов переработки сельхозпродукции, так называемой глубокой переработки сельхозсырья? Этот кризисный для растениеводства год должен нас подтолкнуть к конкретным шагам. Необходимо перестать уже говорить о глубокой переработке сельхозпродукции в сослагательном наклонении, а перейти к конкретным шагам, чтобы что-то создать и запустить переработку, чтобы появились конкретные прецеденты, примеры, опытно-промышленные решения.

— Но согласитесь, что для этого необходимы немалые инвестиции. Многим хозяйствам, и так несущим сегодня немалые убытки, это вряд ли по плечу.

— Задачу привлечения инвестиций с повестки никто и не снимал. Другое дело, что это должны быть конкретные, уже готовые проекты, созданные специально под специфику районов. Ведь если мы захотим построить в каком-либо нашем районе завод по выпуску, например, морских кораблей, то даже наше желание не позволит этого сделать, поскольку проект совершенно нежизнеспособен. В этом и заключается задача власти, чтобы сформулировать конкретные запросы, которые имели бы практическое решение. Но уж точно не отдавая это полностью на откуп бизнесу. Потому что важно ставить определенные ограниченные условия, поскольку бизнес заинтересован в максимизации прибыли. Задача развития территорий сегодня — это не просто сидеть и говорить: «Инвесторы, придите к нам». Мы должны выходить к инвесторам с уже сформированным предложением. Да, эти предложения могут изменяться в процессе диалога, но пока у нас нет понимания, что мы собираемся делать, как объяснить, зачем инвестору приходить сюда.

Юрий Зозуля

— Но ведь рыночная теория предполагает, что все свободные экономические ниши и так рано или поздно будут заняты. Стоит ли тратить усилия?

— Безусловно, было бы наивно думать, что потенциальный инвестор, находясь где-нибудь в Санкт-Петербурге или в Москве, лучше нас знает, зачем ему нужен, например, Чистоозерный район. Если такое и происходит, то, как правило, очень редко. Поэтому я все-таки думаю, что первостепенная задача АИР — сформулировать, кто нам нужен, какого рода инвесторы нам нужны, что мы им готовы предложить. Если есть такое четкое представление, тогда мы получим такой же конкретный ответ по поводу того, кто готов инвестировать или что нам нужно поменять.

— Согласитесь, что если речь идет, например, о районах, удаленных от федеральных трасс и магистральной железной дороги, даже при наличии блестящего проекта инвестор может дать задний ход из-за банального отсутствия необходимой инфраструктуры. Если же посмотреть карту, то мы увидим, что чем дальше от областного центра, тем сеть дорог становится все реже.

— Более того, наличие дороги на карте вовсе не означает возможности добраться из одного населенного пункта в другой. При этом существует масса способов развития территорий, не требующих существенных денег. Почему бы не выделить 10% средств, запланированных на дорожное строительство, на целевые гранты, чтобы поощрить те деревни, те села, где появились «хозяева», где появилась динамика положительного роста, и в качестве бонуса провести в первую очередь туда дорогу. Это даст дополнительный импульс и стимул развития территорий. Потому что когда появляется нормальная дорога, появляется и дополнительная возможность привлекать людей, вывозить продукцию и т. д. И это не требует дополнительных денег. Все в рамках существующих бюджетов. Просто нужно чуть иначе взглянуть на этот вопрос.

— Другими словами, нужно строить дороги там, где идет развитие? А там, где развитие по разным причинам запаздывает, дороги вообще неизвестно когда появятся?

— Это совсем не так. Я повторю, что речь идет лишь о 10% расходов для стимулирования развития сельских территорий. И точно так же мы формируем одинаковые правила игры для всех: хочешь лучше жить — приложи и сам немного усилий. Мы очень любим говорить про «локомотивы», которые должны нас вытянуть в светлое будущее, в том числе вытягивая и отстающих. Но если не предпринимать реальных шагов, то эти передовики либо останутся на бумаге, либо растратят свою энергию на иные цели.

Юрий Зозуля

И еще: речь идет о том, чтобы не ждать стороннего инвестора, а создавать условия для формирования точек роста уже сегодня. Ну и конечно, процесс привлечения инвестора и развития инфраструктуры необходимо синхронизировать. Никто не будет ждать, пока регион покроется густой сетью асфальтированных дорог. Действовать нужно уже сейчас, трезво оценивая все наши недостатки и преимущества. Налоговыми льготами сегодня никого не удивишь. Их сегодня предоставляют все субъекты Федерации. Мы скопировали друг у друга эту практику, теперь все мы опять на одно лицо. Да, кто-то оказался более «ресурсным» и пробил свободные экономические зоны, с особыми таможенными режимами либо с особой налоговой зоной. А если ты не сумел это сделать, то что дальше? Нужно искать и находить преимущества. Учиться формировать проекты, в том числе и комплексные инвестиционные решения.
Это и является основной задачей АИР — формировать проекты. И сейчас АИР движется в этом направлении, специалисты выезжают в районы, проводят оценку ресурсов и потребностей, на основе чего ведется работа по формированию конкретных проектов и инвестиционных предложений. Я считаю, что будущее АИР — это превращение в институт развития. Не в консалтинговую структуру, а именно в институт развития, который самостоятельно инвестирует средства, обладает собственным бюджетом и, как любой институт развития, обладает компетенциями специалистов, инфраструктурой, обеспечивающей инвестиции и оценки рисков. Чтобы через портфельное финансирование, через портфельные инвестиции регулировать развитие отдельных направлений. Ведь даже для того, чтобы проект просто презентовать, необходимо сделать ну хотя бы топосъемку земли. А это требует финансовых затрат.

Если же в АИР появляются собственные ресурсы, возможность вхождения в виде портфельного инвестора в те или иные компании, то тем самым АИР дает стимул развитию этим компаниям, в том числе контролируя процесс. Да, это повышает ответственность. И мы понимаем, что за деньги будут спрашивать. Но если мы не научимся работать с деньгами, то мы никогда ничему не научимся.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ