«Самое главное — выбивать из людей дурацкие убеждения»

Аяза Шабутдинова, родившегося в поселке Куеда Пермского края, в регионах России можно считать одним из самых популярных молодых предпринимателей сектора МСБ. Созданный им холдинг «Лайк» известен благодаря выпуску огромного количества самых разных и очень доступных по стоимости франшиз — от хостелов и кофе до автомоек и туристических компаний. Однако на текущем этапе предприниматель переосмыслил свою бизнес-модель, уже не делая упор на количестве проданных франшиз.  В интервью «КС» АЯЗ ШАБУТДИНОВ рассказал о том, что думает о «Бизнес Молодости», почему он уверен в огромных перспективах хостельного бизнеса, и что подвигло его развивать собственные точки вместо франчайзинговых.

Смена подхода

 Аяз, в среде малого бизнеса Сибири вы известны преимущественно по своему блогу и по тем направлениям франшизы «Лайк», которые вы наиболее активно продвигаете — в основном это хостелы и кофе. За счёт своей доступности эти франшизы очень быстро разошлись по всей России, но обратной стороной, на которую указывали наши собеседники, являлся низкий уровень поддержки. Как я понимаю, в текущих экономических условиях вы пересмотрели подход к их развитию. Так ли это, и если да, то в чем произошли принципиальные изменения?

— Это вопрос не текущих экономических условий, а появления у нас опыта. Если говорить именно о франчайзинге, то мы кардинально изменили политику. Раньше у нас не было никакого строгого отбора претендентов, и мы одобряли большинство из них. Сейчас из тысячи заявок в месяц мы подтверждаем только две-три. Если у человека, подавшего заявку, есть уже, например, пять бизнесов, мы понимаем, что он, скорее всего, рассматривает нас как дополнительный источник дохода: вложит деньги, наймёт управляющего и забудет. Так бизнес не получится, поэтому такое партнерство не имеет будущего.

Справка. Основатель «Лайк Холдинга» Аяз Шабутдинов родился в 1991 году в поселке Куеда Пермского края. На сегодня он владеет 8 компаниями и имеет опцион на покупку еще 70 растущих проектов. Среди них — «Лайк хостел», «Лайк кофе», «Лайк центр», «Школа робототехники Start Junior», «Mafia Food», и т.д. Общее число сотрудников группы компаний — около 300 человек. Выручка всей группы по ее собственным данным в 2016 году составила 1,052 млрд рублей. Цель «Лайк Холдинга» — достичь планки капитализации в $350 млн.

Поначалу мы развивали франчайзинг из-за отсутствия денег и опыта управления собственными точками в разных городах. Сейчас у нас есть опыт, есть доступ к вложениям, обусловленный нашей сложившейся репутацией и текущей практикой взаимодействия с инвесторами. Это позволило нам перейти к модели развития собственных точек, что мы и делаем в случае с проектом «Пицца Mafia». Конечно, перестройка модели развития — процесс небыстрый, особенно с точки зрения восприятия нас рынком, но уверен, что мы двигаемся в правильном направлении.

— Франчайзинг позволял вам очень быстро наращивать географию деятельности компаний холдинга. В случае запуска собственных точек развитие, как правило, бывает уже не таким стремительным. Вы сознательно на это идёте?

— Вначале, — года два назад, когда мы открывали первую пиццерию «Пицца Mafia», у нас было желание развиваться быстро, мы торопились. Сейчас же мы просто стали терпеливыми. Если раньше мы мыслили в рамках одного года, то сейчас мыслим в рамках пяти лет. «Пицца Mafia», если говорить о первой точке, которую мы открыли, каждый месяц приносит нам 1 миллион чистой прибыли, а если мы бы развивали ее по франчайзингу, то зарабатывали бы ежемесячно 150 тысяч рублей. К тому же, главная проблема франчайзинга — контроль качества, на который уходит много ресурсов, но стандарты пи этом часто не соблюдаются. Мы сами понимаем, зачем нужно контролировать производство: насколько хорошей будет пицца, настолько больше будет денег. Но, к сожалению, не все франчайзи понимают такие простые истины.

DSCF5232_prw

— В этом сегменте одним из самых известных игроков среди малого и среднего бизнеса является сыктывкарская «ДоДо Пицца» Федора Овчинникова, который так же, как и вы, активно ведет блог. Опирались ли вы в «Пицца Mafia» на опыт коллег по рынку, используете ли инструменты, которые придумала «ДоДо Пицца», или применяли собственные наработки?

— Мы активно используем, читаем и перенимаем опыт у Федора Овчинникова. Вместе с моим партнёром мы ездили в Сыктывкар, периодически переписываемся с Федором. Своим примером он изменил рынок общепита, заставил всех расти, и нас в том числе. Но мы выбрали немного другой путь развития, который заставляет нас придумывать собственные решения. У нас есть инвесторы, которые ждут от нас возврата вложений, и есть наши собственные ожидания.

— При развитии собственных точек возрастает важность вопросов, связанных с подбором персонала. Изменился ли ваш подход в этой области?

— Кадровый вопрос для нас имеет большую актуальность — в наш холдинг мы всегда брали молодых амбициозных людей, и в качестве контрагентов искали таких же. Сейчас все иначе:  хотя у нас по-прежнему достаточно молодой коллектив, на руководящих позициях все уже достаточно взрослые люди, которые точно знают, чего хотят в жизни. У меня бывало немало случаев с необязательными людьми, в том числе с франчайзи. Один раз вообще был курьезный кейс, когда нашего франчайзингового партнера забрали в армию, и тем самым его бизнес на этом и закончился.  Поэтому нам проще по значимым направлениям работать самим. Но это не значит, что мы совсем отказываемся от франчайзинга. Мы видим в «Лайк Кофе» большой потенциал и думаем, что до 2020 года сможем увеличить число торговых точек до 2000. Что касается «Пицца Mafia», мы планируем открыть  собственные точки в Центральном федеральном округе, но, если речь о Сибири, мы в любом случае придём по франчайзингу, только через пару лет.

"Лайк Кофе" в Новосибирске
«Лайк Кофе» в Новосибирске

— Поскольку вы упомянули Сибирь, то насколько значим для вас этот регион в масштабах всей страны с точки зрения текущей доли СФО в общероссийской структуре бизнеса и с позиции стратегического развития?

— Сейчас в основном мы сосредоточены на западе России. Восточная часть страны для нас большой рынок, на который мы планируем скоро выйти. В отдалённых сибирских регионах и на востоке России достаточно богатых городов и меньше уровень конкуренции, в отличие от Москвы. Несмотря на то, что мы сами переехали в Москву два года назад, этот рынок мы по-прежнему не до конца понимаем.  Мы больше «заточены» на регионы России, чем на столицу. Я хорошо знаю, каково это, когда у тебя в кармане только триста рублей, а тебе надо доехать до дома, положить деньги на телефон и ещё поесть. Для этой аудитории, — то есть по сути для себя, — мы и работали в случае с хостелами.  Нас любят ребята из маленьких городов, потому что они понимают, через что мы прошли, а такая аудитория в нашей стране и превалирует. Мне проще сделать бизнес для этих клиентов, потому что я разговариваю с ними на одном языке.

— Если говорить о кофейном рынке, то в Новосибирске есть сильные местные игроки, например, «Бодрый день», «Перекати кофе», «Точка кофе» и многие другие, в том числе развивающиеся по франшизе в других регионах. В городе есть и «Лайк кофе», но количество точек там не такое большое, и присутствие компании пока нельзя назвать заметным. Вы планируете наращивать присутствие за счёт усиления франчайзингового партнёра или за счет поиска дополнительных партнёров в регионе? Или же речь вообще идет о запуске собственных точек?

— Прежде всего, конечно, речь идет об усилении действующих франчайзинговых партнёров, так как мы с ними уже сработались и хорошо их знаем. Два года назад мы перестали воспринимать паушальные взносы партнеров как источник дохода. Поэтому каждый франчайзи-партнёр может открыть там условно сколько угодно точек, и не должен ничего платить сверх первого паушального взноса. Для сотрудников наших франчайзи мы общими усилиями создали на базе Ижевска академию бариста, потом — академию менеджмента, где обучение проводится бесплатно. Мы вкладываем огромное количество ресурсов, чтобы люди имели успешный бизнес. У нас изначально была большая база знаний, и сейчас мы внедряем такие вещи, которые, без преувеличения, раньше не были внедрены в крупнейших российских компаниях. Не так просто управлять бизнесом в разных городах, поэтому дальше будем искать людей и правильно их обучать.

 Перспективы хостелов

 — Аяз, если говорить про хостелы — сегмент, где у вас сильные позиции, — то со стороны складывается ощущение, что его инвестиционная привлекательность упала. 2-3 года назад наблюдался бум открытия новых хостелов, появлялись федеральные игроки, в том числе, например, новосибирская сеть «Достоевский». В то же время планы по выходу в Сибири имели московская сеть Bear Hostels Данила Мишина, а также сеть «БМ-Хостел».  По факту же в Сибири из них так никто и не появился, тот же Данил Мишин вообще вышел из этого бизнеса, а многие местные игроки выставили свои объекты на продажу, но не смогли реализовать их. Либо рынок переоценили, либо он переходит в другую стадию, как раз в том числе на фоне изменений в законодательстве, запрещающих квартирные хостелы. Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию?

— На мой взгляд, это не проблема рынка. Каждый перечисленный вами случай целесообразно рассматривать отдельно.  Дело тут не в хостелах как таковых. Возьмём для примера рынок кофе с собой. Он активно развивался и продолжать развиваться. Темпы роста вначале были просто космические, но потом все слабые рынки закрылись. Это к тому, что человеку лень заниматься бизнесом, хочется лишь «срубить» побыстрее денег. То же самое касается хостелов. Был просто тренд открывать бизнесы в этой сфере, туда шло огромное число людей с совершенно разной мотивацией. Но рынок конечен, наступил пик, когда рынок стал расти медленнее, чем количество вновь открываемых бизнесов. Слабые ветки отпадают, сильные остаются.

DSCF5251_prw

 

— То есть вы по-прежнему считаете это направление перспективным для развития?

— Да, мы делаем на хостелы огромную ставку и в подтверждение этому примерно полгода назад выкупили у своих инвесторов долю в хостельном бизнесе. Конечно, я бы это не делал, если бы не видел в этом рынке огромный потенциал. Да, он трансформируется из-за изменений в законодательстве, но это хорошо. Сейчас хостелы конкурируют не столько между собой, сколько с трёхзвёздочными отелями. Посмотрите на рынок отелей — последние сто лет он почти не менялся. Из-за командировок я часто останавливаюсь в гостиницах, и меньше всего мне хочется общаться с кем-то на ресепшне во время заселения и после. На мой взгляд, что «ресепшионисты» — это уже архаизм. Почему я не могу забронировать место через Telegram, прийти, по QR-коду показать, что я его оплатил, и тут же получить карточку из автомата?

Когда мы вышли в инфобизнес, многие мои знакомые крутили пальцем у виска

Мы хотим взять новую высоту в этом бизнесе и думаю, что сможем изменить этот рынок не только на уровне России, но и даже мира. По моим данным, сейчас в мире нет сетей, в которых было бы порядка 100 хостелов. У нас же есть две концепции, которые планируем развивать: эконом-сегмент, — модель, которая бы работала в посёлках, — и сегмент хостелов, конкурирующих с трёхзвездочными отелями. В случае этой категории мы, скорее всего, не будем развиваться по франчайзингу и, для того, чтобы выдерживать  стандарты, будем всё делать сами. Буквально пару дней назад мы получили одобрение от инвесторов на открытие хостела в Москве-Сити и вкладываем туда существенную сумму денег.

— Когда вы планируете запускать новые форматы хостелов в Сибири? И в каком сегменте?

— Любой сегмент бизнеса делится на эконом, средний и бизнес-класс. Но и каждый из этих сегментов в свою очередь делится на три сегмента. Поэтому мы должны занять высший сегмент в «экономе» — и по уровню сервиса, и по всему остальному. На наш взгляд, это лучшая позиция. Если говорить про Москву и про конкуренцию с трёхзвёздочными отелями, то мы вообще никуда не торопимся. Экспансию в небольшие города мы начнём примерно через полгода, если всё будет идти как надо. Думаю, нам не составит большого труда взять тысячу городов.

Инфобизнес и акселерационные программы

— Аяз, не пожалели ли вы, что в своё время вложили средства в инфобизнес? Понятно, что это обеспечивает вам и вашей компании еще большую узнаваемость, но ведь это требует больших затрат времени.

— Признаюсь, первый год я жалел об этом. На самом деле, это непростой бизнес, в каком-то смысле, даже сложнее хостелов. Первые девять месяцев мы вообще работали в убыток. Потом у нас произошла смена команды. Сначала я развивал «Лайк Центр» вместе с партнёром, потому что не хотел быть на первом плане. Но потом стало понятно, что это неизбежно, потому что люди приходили не в компанию, а лично ко мне как ее основателю. И раз уж я взялся, надо было довести начатое до конца. Сейчас у нас не очень высокая прибыль с этого направления, но я пожалел о том, что ввязался в этом, по двум другим причинам. Первая — не всё так легко, как кажется, а вторая — отношение общества. В России у непросвещённой аудитории почему-то наблюдается негативное отношение к тренингам. Я не знаю, с чем это связано. Когда мы вышли на этот рынок, многие мои знакомые крутили пальцем у виска, говоря: «Инфобизнес? Ты с ума сошёл?» Отношение рынка было скептическое и до сих пор таким остаётся. Пока люди не придут к нам, они остаются со своими непонятными убеждениями и мифами. А те, кто приходят, часто пишут, что поменяли своё мнение.

Случаи бывали разные: и люди в спортивных костюмах в свое время приходили в наши заведения.

— В регионах деятельность «Лайк-центра» чаще всего сравнивают с «Бизнес-молодостью». Считаете ли вы свой проект прямым конкурентом «БМ»? Это об одном или о совершенно разных вещах?

— Я не рассматриваю «Бизнес Молодость» как конкурента, потому что этот проект таковым не является. Я хорошо знаком с их программами — там больше говорят, как нужно делать создавать рекламу, или как нужно продавать. Наш подход другой — мы не о ремесленничестве, а о построении бизнеса. Мы выделяем три ключевых качества предпринимателя: находить сильные идеи, которые будут актуальны на рынке, иметь сильную команду и инвестиции. Если хочешь построить регулярную компанию, то ты должен уметь привлекать инвестиции, грамотно ими пользоваться. Поэтому у нас другой подход — мы не говорим о том, как продавать кроссовки через Instagram.  Мы готовим уже крупных предпринимателей. Поэтому возможно, для тех, кто у нас никогда не бывал, внешне все выглядит похоже, как у ребят из «Бизнес-молодости», но внутри всё по-другому.

— Рассматриваете ли вы вариант выхода из «Лайк Центра» или, по крайней мере, вариант, при котором вы не будете участвовать в нём как ведущий?

— Могу ли я уйти со сцены? Я сейчас уже это делаю. Для меня «Лайк-центр» — это стратегический актив, но у нас цель не столько зарабатывать деньги, сколько взять в наши проекты толковых и успешных студентов. Поэтому для меня инфобизнес — это большая воронка, где наша цель — сильные предприниматели, с которыми мы совместными усилиями будем строить бизнес.

— Я так понимаю, речь как раз об акселерационной программе, запущенной в прошлом году. Как с этого момента изменилось ваше собственное представление о стартапах, о стартаперах и их проектах? И, кстати говоря, довольны ли вы результатами программами?

— Акселерацией я доволен. Многие проекты, которые мы развиваем сейчас — проекты наших учеников. Мы им помогаем всем, чем можем: деньгами, советами, командой. У меня сейчас есть 8 проектов, которые я развиваю, и порядка 50, в которых я могу купить долю по документам. Это работает так: мы встречаемся с ребятами, подписываем договор, потом полгода с ними работаем, и если за это время есть рост, я выкупаю их долю. В том числе таким образом у меня и появляются проекты. Сейчас мы с нуля запускаем барбершоп, стоматологию в Москве, но многие проекты — это проекты наших учеников. Поэтому сейчас как раз то время, когда я буду покупать долю в компаниях, которые пришли в акселерацию и я делаю на это огромную ставку. У нас есть цель — достичь планки капитализации в $350 млн, и за счёт работы с партнёрами я очень надеюсь к этой цели прийти. Наша задача — находить сильных людей с сильными идеями для быстрого роста и помогать им, покупать у них долю. Мы понимаем наше умение аккумулировать ресурсы, создавать масштабные истории, а у них  при этом есть необходимая для успеха компетенция в своём бизнесе.

Информационная открытость

— Вы достаточно активно информируете подписчиков своего блога о ваших результатах и результатах вашего бизнеса. Понятно, что это играет в плюс с точки зрения поиска партнеров и привлечения инвестиций. А бывали ли случаи, когда необходимость публично подавать в блоге информацию могла навредить бизнесу, и вы жалели, что добровольно взяли на себя такие обязательства?

Ни разу в жизни. У нас очень простой принцип: максимальная открытость. Не все наши партнеры это понимают. Но очень легко жить, когда у тебя нет никаких скелетов в шкафу. Для меня очень значимо, когда ты можешь спокойно признать свои ошибки. В 2015 году мы провалились на туристическом рынке, много наших франчайзи закрылись. Я не стал молчать и рассказал об этом. Конечно, это было сложно сделать. Но, самое главное — то, что читатели нас поддержали. Им важен не столько сам факт, столько то, как ты к этому факту относишься. От того, что я чётко расписал, как мы выбирались из этого кризиса, я помог и другим людям, находившимся в похожей ситуации, спасти их бизнес. Они увидели, что бизнес — это история движения не только от успеха к успеху, а ещё и к провалам, и стали адекватнее относиться к собственным неудачам.

DSCF5168_prwXX1X

— При такой информационной открытости всегда есть риски стать мишенью для рейдеров, особенно если бизнес становится все успешнее. Вы как-то писали в своем блоге, что в России часто 80% усилий российский бизнес тратит на свою защиту, а остальные 20% — на развитие. Для вашего холдинга это тоже так?

— Такое соотношение приводил один из российских олигархов, и я его привел в блоге. Если говорить про защиту бизнеса, то могу сказать, что мы никогда никому ничего не платили и не будем платить точно. Случаи бывали разные: и люди в спортивных костюмах в свое время приходили в наши заведения. Любому предпринимателю даю такой совет: что бы ни происходило, первым делом идите в полицию. Я писал заявления в полицию, в ФСБ, на имя директора ФСБ, на имя генпрокурора, на имя Президента России, чтобы привлечь огромное количество внимания. Если сейчас что-то произойдёт, мы ещё об этом сообщим СМИ. В свое время я тратил немало времени на то, чтобы писать заявления и ходить по инстанциям. Мы защищаемся, и это то, что должна делать любая компания.

Самое главное — выбивать из людей дурацкие убеждения

— В заключении хотелось бы узнать, какие сферы развития, на ваш взгляд, наиболее перспективны сейчас для малого и среднего бизнеса в регионах? Какие советы вы бы могли дать предпринимателям?

— Я не буду называть конкретные сферы, скажу только, что нужно всегда смотреть на опыт других российских городов, а еще лучше других стран. Можно проанализировать, что развивалось в других странах, например, во время падения валюты, а что закрылось, и смоделировать эту ситуацию в российских реалиях. Смотрите за рубеж, но не ограничивайтесь одной Америкой, понаблюдайте за Азией, как мы это делаем. Также важно развивать масштабность мыслей. Раньше я думал, что информация — самое главное. Так вот, самое главное — выбивать из людей дурацкие убеждения. Люди часто живут в таком окружении, где нет места большим идеям и амбициозным проектам. Но это то, что ограничивает наше развитие. Я задавался вопросом, как с этим работать. В результате мы для своей команды составили целый список литературы, фильмов, поездок, чтобы они погружали себя в нужную атмосферу. Они на самом деле не всегда понимают, зачем мы это делаем, но мы реализуем это для того, чтобы они учились широко мыслить и меняли свои убеждения о том, что нельзя построить с нуля большой бизнес. А разрушение этого стереотипа эффективнее любых тренингов.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Всегда нравился Аяз, еще по блогу его узнала. В лайк центр пошла на концентрат, чтобы вживую посмотреть и послушать этого талантливого человека. Не пожалела, но на другие курсы пойду вряд ли – совсем не моя сфера, я преподаватель. И кое-какие приемы в своей работе взяла у Аяза.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ