Были большие ожидания

Ежегодные отчеты омбудсменов перед Законодательным собранием собранием Новосибирской области предсказуемо служат поводом для обсуждения темы эффективности и целесообразности их работы. «Континент Сибирь» решил выяснить, как эксперты, чья деятельность связана со сферами, представляемыми уполномоченными, оценивают действующие результаты их работы и относятся к высказываемой в депутатском корпусе идее оптимизации аппаратов региональных омбудсменов.

На последнем заседании комитета по социальной политике ЗС Новосибирской области член фракции «Единая Россия» Александр Семенюк затронул вопрос, насколько целесообразно в нынешней финансовой обстановке существование трех аппаратов в области — уполномоченного по правам человека, по правам ребенка и по правам предпринимателей. Он предложил обдумать вариант с объединением по меньшей мере первых двух из этих ведомств в одно. Позже к теме вернулась депутат от ЛДПР на заседании комитета по госполитике Дарья Украинцева, спросив, что думает по этому поводу уполномоченный по правам человека Нина Шалабаева.

Нина Шалабаева
Нина Шалабаева

С одной стороны, слова об оптимизации в условиях дефицитного бюджета вполне оправданны. Много лет Новосибирская область вообще обходилась без института омбудсменов, несмотря на существование в Уставе региона пункта о возможности его создания. Но руководители депутатских групп, где обсуждалась тема слияния аппаратов, предложили не торопиться с подобными инициативами. В этом тоже есть определенный резон. В конце концов, главный вопрос при обсуждении актуальности сохранения независимости структур омбудсменов — это эффективность их деятельности. А она, как напоминает председатель комитета по госполитике Александр Терепа, во многом зависит от полномочий, которыми уполномоченных наделяли, между прочим, сами депутаты.

28 ноября 2013 года был избран первый уполномоченный по правам человека в Новосибирской области — Нина Шалабаева, 17 декабря 2014 года состоялась регистрация в качестве юридического лица нового государственного органа Новосибирской области — уполномоченный по правам человека в Новосибирской области и аппарат уполномоченного по правам человека. Численность аппарата в Новосибирской области составляет 13 человек. Затраты областного бюджета на поддержание ведомства — около 17 млн рублей в год. В 2016 году к уполномоченному по защите прав человека в Новосибирской области поступило 2340 обращений. На личный прием пришли 605 человек.

Глава комитета по соцполитике Законодательного собрания Новосибирской области Игорь Гришунин обращает внимание, что на заседании депутатской группы, которой он руководит, в протокол было внесено предложение об анализе идеи объединения только двух аппаратов — уполномоченного по правам человека и по правам ребенка. Этим займется специальная рабочая группа. Письмо на имя спикера ЗС Андрея Шимкива с предложением ее создания он подпишет уже на этой неделе, рассказал депутат корреспонденту «КС».

Бизнес-омбудсмен

С бизнес-омбудсменом ситуация особая: вероятность слияния его структуры с остальными несколько ниже. Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Новосибирской области Виктор Вязовых напоминает: ведомство, которое он возглавляет, — это одно из подразделений общей системы, созданной при президенте РФ и по поручению главы государства. Впрочем, уполномоченный по правам ребенка также работает при Владимире Путине. Но законодательство предусматривает вариант существования единого аппарата, который представлен защитником прав человека и прав детей.

«Речь идет об очень разных государственных институтах, — говорит Виктор Вязовых. — Защита прав человека — это деятельность, основанная на европейских традициях, конвенциях, сотрудничестве с Европейским судом по правам человека и другими международными институтами. Мы же призваны решать государственную задачу по устранению препятствий для развития экономики страны как на федеральном, так и на региональном уровне. Находимся в непрерывном контакте с уполномоченным при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борисом Титовым. Он аккумулирует представленную региональными бизнес-омбудсменами информацию по всей стране, представляет свои доклады Владимиру Путину».

Виктору Вязовых трудно представить работающей структуру из трех объединенных аппаратов, ответственность за каждый из которых будет все равно лежать на трех руководителях. В чем тогда смысл слияния и реально ли достижение экономического эффекта? «Получится какая-то экономия, только если ликвидировать аппарат. Я не вижу, за счет чего может быть достигнута экономия при слиянии структуры. На мой взгляд, это была просто промелькнувшая, не оформленная идея, так же как и предложение спикера ЗС Красноярского края по объединению сибирских городов в урбанизированный регион. Это сложно комментировать», — рассуждает Виктор Вязовых.

Должность уполномоченного по правам предпринимателей в Новосибирской области учреждена в 2013 году. Аппарат создан 24 февраля 2014 года. Его численность составляет 11 человек. Затраты областного бюджета на поддержание ведомства — около 10 млн рублей в год. Они включают расходы на содержание аппарата, проведение семинаров, публикации докладов, организацию мероприятий. В 2016 году на личном приеме было принято 125 предпринимателей с различными жалобами. Поступило 256 обращений субъектов предпринимательской деятельности. Еще четыре жалобы были перенаправлены из аппарата Бориса Титова. Количество обращений предпринимателей в 2016 году выросло в 1,5 раза по сравнению с предыдущим периодом. По результатам рассмотрения обращений предотвращено закрытие 12 действующих бизнесов, устранены препятствия в создании семи новых производств и торговых объектов, прекращено уголовное преследование в отношении двух предпринимателей, пяти предпринимателям заменена мера пресечения с содержания под стражей на домашний арест или подписку о невыезде, освобождено имущество из-под ареста на сумму 607 тыс. руб., предпринимателям возмещен ущерб, причиненный незаконными действиями, на сумму 14 427,7 тыс. руб., погашена задолженность по государственным и муниципальным контрактам на сумму 6661 тыс. руб.

Председатель совета предпринимателей Заельцовского района Новосибирска Виктор Мокровицкий не против идеи слияния, но скептически относится к тому, что она будет воплощена в жизнь таким образом, что принесет выгоду, особенно экономическую. «В свое время в Новосибирске объединили три района в один Центральный округ. Экономический эффект был достигнут, но временный. А проблем меньше не стало. Зачастую благие цели, такие как сокращение чиновничьего аппарата, в России приводят к обратному эффекту. Напоминает сказку о Змее Горыныче: одну голову отрубишь, другая вырастет», — говорит собеседник «КС».

Виктор Мокровицкий, кроме прочего, является членом общественного совета при региональном бизнес-омбудсмене. «Я не скажу, что аппарат уполномоченного не помогает предпринимателям, если вопрос можно решить, он, безусловно, решается. Но по большей части речь идет о сборе статистических данных. С другой стороны, если говорить о федеральном законодательстве, Борис Титов аккумулирует общественное мнение разных регионов. Это не бесполезно», — рассуждает эксперт.

Председатель комиссии Совета депутатов Новосибирска по научно-производственному развитию и предпринимательству Игорь Салов считает, что даже полная ликвидация аппарата бизнес-уполномоченного — небольшая потеря. В первую очередь потому, что правозащитную деятельность сегодня осуществляют огромное количество организаций — и на общественных началах, и профессионально. Комиссия в горсовете, которую он возглавляет, занимается по сути тем же самым.

Стоит напомнить, что есть еще комитет поддержки и развития малого и среднего предпринимательства мэрии Новосибирска. На уровне правительства Новосибирской области работает министерство промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области.

«Я к Виктору Александровичу отношусь с большим уважением. Но инструментарий у уполномоченного примерно тот же, что и у нас. Он тоже имеет право обращаться, запрашивать, требовать, рекомендовать. Мы обладаем теми же полномочиями. Считаю, что на повестке стоит другой вопрос: если результаты работы приносят удовлетворение, то нужно сохранять аппараты в существующем виде. Если опыт неудачный, зачем объединять? Другое дело, по каким критериям оценивать», — говорит Игорь Салов.

Категорически против объединения выступает председатель совета предпринимателей Октябрьского района Новосибирска, член общественного совета при региональном бизнес-омбудсмене Наталья Безрученкова. Она считает, что полномочия защитника прав предпринимателей надо расширять. Бизнес, особенно малый, сейчас переживает нелегкие времена, что добавляет работы Виктору Вязовых. «Объединение структур ведет к размыванию полномочий омбудсмена, это только навредит процессу решения проблем, в которые он погружен с головой. Я лично неоднократно сталкивалась с работой уполномоченного по защите прав предпринимателей, вижу, что в аппарат приходят люди из разных сфер бизнеса. Объединение сделает должность уполномоченного номинальной Работу уполномоченного надо рассматривать не количественно, а качественно. Каждая разрешенная ситуация не только спасает чей-то бизнес, но и создает прецедент. А значит, помогает большому числу предпринимателей, которые тоже сталкиваются с аналогичной проблемой», — уверена Наталья Безрученкова.

Уполномоченный по правам ребенка

16_02_zyabreva
Любовь Зябрева

Общественные активисты, участники организаций поддержки семей с детьми и других некоммерческих объединений — это одни из самых частых посетителей омбудсменов, особенно уполномоченного по правам ребенка. «КС» пообщался с теми из них, кто активно взаимодействует с этим аппаратом, и выяснил, что в основном общественники против возможного объединения, считая, что каждый должен заниматься своим делом. При этом в основном новосибирские активисты в принципе недовольны работой института омбудсменов в регионе, хотя и выделяют уполномоченного по правам ребенка в Новосибирской области Любовь Зябреву как человека, готового идти на контакт с общественностью.

Так, председатель Новосибирского отделения Родительского всероссийского сопротивления Александр Коваленин видит пост уполномоченного по правам ребенка полезной возможностью для защиты семьи. «У нее есть ряд полномочий, которых у общественников нет. Поэтому мы неоднократно обращались за помощью к Любови Зябревой, и помощь получали. Например, когда началось преследование одной из новосибирских семей, она собрала совещание из самых разных служб, на котором очень серьезно объяснила присутствующим, что так делать не нужно». В то же время активист поясняет, что лучше бы эта должность называлась иначе — уполномоченный не «по правам ребенка», а «по защите семьи». «Сама идея прав ребенка, рассматриваемого отдельно от семьи, — это неверная постановка», — поясняет он.

Любовь Зябрева стала уполномоченным по правам ребенка в Новосибирской области в 2014 году. Срок полномочий — пять лет. Численность аппарата — семь человек. Ежегодное финансирование — 10 млн 446 тыс. руб. В 2016 году аппарат уполномоченного по правам ребенка рассмотрел 1072 письменных обращения граждан по вопросам обеспечения защиты прав и законных интересов детей (в 2015 году — 1054). Посредством телефонной связи было предоставлено 385 консультаций (в 2015 году — 139).

Что касается объединения институтов уполномоченных в одном аппарате, то, по мнению Александра Коваленина, результат будет скорее отрицательным. «Если бы дело было только в нарушениях закона, то омбудсмены вообще были бы не нужны — на это есть прокуратура. А защита семьи и детей — это чаще всего комплексная задача, и ее, при нынешней семейной стратегии, часто приходится решать вопреки наклонностям социальных служб», — добавляет общественник.

«Экономить бюджет, безусловно, надо, но почему-то для этого постоянно выбирают не те статьи», — считает Александр Коваленин. В частности, председатель новосибирского РВС вспомнил, как обсуждалось уменьшение субсидий родным семьям, при том что вопрос об экономии на выплатах не родным, а замещающим семьям, никто не ставит.

Сами себя проявили

Нина Шалабаева акцентирует внимание на том, что в 2016 году было около 246 рабочих дней. За этот период к омбудсменам по правам человека и по правам ребенка поступило более 3 тысяч обращений. Впрочем, больше половины из них — к Нине Шалабаевой. Вопрос в том, повысит ли оптимизация эффективность деятельности аппаратов?

Председатель Родительского комитета Новосибирской области Андрей Андреев в своей общественной деятельности взаимодействовал со всеми тремя омбудсменами региона. И, на его взгляд, работу уполномоченных в области надо усиливать, в первую очередь необходима смена аппарата. «Работать — это не бумажки, не отписки. Но, к сожалению, сотрудники аппаратов наших омбудсменов пока видят свою роль именно в этом, хотя даже письма оформляют с ошибками», — поясняет активист. При этом повлиять на качество работы уполномоченных, по его мнению, должны как раз общественные организации — постоянно «взбадривая» и «подстегивая» их.

Андрей Андреев уверен, что объединять все три органа в одном нельзя, однако считает возможным совмещение уполномоченных по правам человека и ребенка. В частности, он связывает это с тем, что бизнес-уполномоченный может выступать защитником предпринимателя в суде по административным делам (согласно главе 25 КаАП РФ), тогда как у других омбудсменов этого права пока нет. Однако по опыту Андрея Андреева, в Новосибирске таких прецедентов не было, а на его вопросы по этому поводу Виктор Вязовых отвечал, что прокурор не воспринимает омбудсменов всерьез.

Из трех новосибирских уполномоченных общественник выделяет Любовь Зябреву. По его словам, в последние несколько месяцев она начала активную работу. В частности, организовала совещания по проблемам детей при участии административных органов, и эти мероприятия уже дали свои плоды. С другой стороны, по словам активиста, в целом институт уполномоченных в регионе работает слабо, а омбудсмен по правам человека даже не принимает посетителей лично, отправляя на встречу с ними молодых сотрудников. По мнению Андрея Андреева, решить проблему могла бы смена и самих уполномоченных, и их сотрудников на более заинтересованных в своем деле людей. «И Виктор Вязовых, и Нина Шалабаева самоустранились от своих обязанностей. Только и слышишь от них: «Мы этого не можем». Любовь Зябрева начала по-настоящему работать совсем недавно. И в таком виде, как себя поставили омбудсмены в Новосибирской области, они нам не нужны», — подытоживает общественник.

Руководитель фонда защиты прав потребителей «Гражданский патруль» Ростислав Антонов настроен также решительно. Кстати, он был одним из самых первых кандидатов на пост омбудсмена по правам человека в Новосибирской области еще в 2013 году, на стадии оформления института в регионе. В начале этого года он предлагал рассмотреть вопрос о создании специальной комиссии для изучения вопроса о досрочном прекращении полномочий уполномоченного по правам ребенка Любови Зябревой. «Когда институт уполномоченных только создавался, у новосибирской общественности были большие ожидания. К сожалению, все они не оправдались», — сказал Ростислав Антонов в разговоре с корреспондентом «КС». По его мнению, появление инициативы об объединении аппаратов свидетельствует о том, что депутаты также испытали «легкое разочарование» в работе уполномоченных. «На мой взгляд, финансирование данных институтов в нашем регионе действительно избыточное, — продолжает активист. — Тем не менее задачи, стоящие перед омбудсменами, никто не отменял, и чтобы данный институт заработал, необходимо тщательнее подходить к кадровому вопросу. Омбудсмен не должен быть удобен всем, и уж тем более данная должность не должна являться синекурой для отставных чиновников».

Не менее жесткое мнение у публициста и общественницы Галины Пырх, которая в основном занимается проблемами беженцев с Юго-Востока Украины. В своей деятельности она сталкивалась с работой Нины Шалабаевой, которую называет не иначе как «уполномоченной по правам чиновников». По словам общественницы, впечатления от взаимодействия с омбудсменом остались самые неприятные. «Ничего хорошего о ней не могу сказать. Она защищает только права чиновников и никогда не пойдет против них, в частности, не станет защищать права наиболее социально незащищенной части населения — тех же беженцев», — рассказала «КС» Галина Пырх. Что касается Любови Зябревой, то, по мнению активистки, она действует более дипломатично. «Мое твердое убеждение: такие должности должны быть категорически запрещены для чиновников, потому что они не могут вылезти из своей «шкуры», никогда не пойдут ради кого-то против корпоративных интересов», — поясняет Галина Пырх.

При этом она высказывается против объединения аппаратов. «Это будет оплот чиновников власти против простых граждан, потому что теперь свои отказы защищать права тех или иных людей они будут подтверждать совместно», — считает общественница.

В целом можно отметить, что решение проблемы недостаточной эффективности работы уполномоченных в Новосибирской области общественники видят не в объединении или изменении объемов финансирования, а прежде всего в смене кадрового состава аппаратов региональных омбудсменов.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Мне кажется, что решать вопрос об объединении аппаратов уполномоченных возможно (как в рамках закона, так и в рамках целесообразности) только в связи с решением вопроса об объединении института уполномоченных в единый институт (без выделения специализированных уполномоченных, рассматривать специализированных уполномоченных как замов основного — это полный бред).
    Институт уполномоченного, как известно, это своего рода восприятие «лучших практик», хотя, очевидно, что в тех же США, да и в ряде других не менее демократически развитых государствах такого института вовсе нет. Не надо забывать и о том, что Новосибирская область не реализовала в полной мере возможностей, которые дает федеральное законодательство, и если в случае уполномоченного по защите прав коренных малочисленных народов у нас есть естественный запрет (ну нет в Новосибирской области официально коренных малочисленных народов), то уж уполномоченного по вопросам противодействия коррупции можно было учредить. Всерьез!
    Абсолютно правильным решением было бы объединить институт уполномоченного в единый орган. Сегодня ведь к Нине Николаевне Шалабаевой идут и граждане с детскими вопросами (очень часто их просто не выделишь из сложной проблематики), и предприниматели за защитой своих прав. Но объединять надо именно институты уполномоченных, а не их аппараты…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ