А фермерский ли продукт?

Открыть собственную ферму совсем неравносильно выстраиванию грамотного фермерского бизнеса. Сегодняшний бум на рынке эко-продукции играет на руку только ритейлерам: они, в отличие от фермеров, чувствуют рынок, умеют считать деньги и знают, что такое маркетинг. Однако здесь в игру вступает потребитель: супермаркету в этом сегменте товаров он не доверяет и за фермерским молоком идет туда, где его производят. Вот и получается замкнутый круг: торговая сеть гонится за покупателем, покупатель — за эко-продуктом фермера, а фермер продает свой товар за бесценок перекупщикам и остается ни с чем. О том, почему сложилась такая ситуация, и как из нее выйти — в материале «КС».

Производительность растет, а финансирование падает

Считать, что до появления тренда на экологически чистую продукцию фермеров не существовало, было бы ошибкой.  Мало того, что количество крестьянско-фермерских хозяйств (КФХ) в Новосибирской области не выросло — оно ушло в минус. Согласно данным АККОН, за 15 лет, начиная с 2000 года, снизилось на 12% и к концу 2015 года составило 3860.  Совсем другую динамику показывает их производство: в 2016 году всего за год размеры посевных площадей увеличились на 24,4 тыс. га, а производство зерна в 2015 г. составило почти 600 тыс. тонн, что на 26% больше, чем в предыдущем году. В денежном отношении рост потенциала местного фермерского рынка кажется еще более внушительным: объем валовой продукции только за один 2015 год увеличился на 2770 млн. рублей.

Рост рынка, похоже, происходит только за счет внутренних ресурсов: ведь финансирование новосибирских КФХ с 2013 по 2015 гг. сократилось на 19% и в целом составило 768,7 млн рублей. В 2014 году более чем в два раза снизилась помощь от субсидированных банковских кредитов: если в 2013 году она составила 430 млн. руб, то уже через год — порядка 180 млн. А в 2015 году сократились и поступления федеральных и областных субсидий, составив 366,6 млн. руб.

А тем временем цены на корма растут: по словам заместителя руководителя семейной фермы «Кормушка» (Новосибирская область) Дмитрия Дубровского, этот фактор существенно тормозит развитие рынка. «Если в ближайший год-два цены на корма не стабилизируются, рынок встанет, более того — пойдёт вниз. С 2014 года цены на корма выросли примерно на 60-70%. А на текущий момент цена практически подошла к уровню июля-августа 2016 года. Хотя власти рапортуют, что второй год мы собираем рекордные урожаи, а посевные площади всё увеличиваются и увеличиваются».

Почему фермеры не стараются?

Как ранее писал «КС», несмотря на явную активность новосибирских фермеров, говорить о том, что этот рынок сегодня процветает, преждевременно. Фермеры — игроки активные, но только у себя на пашне: уйти в большое плавание на городской рынок пока не получается. Одна из проблем — финансовая неграмотность, а точнее, отсутствие интереса к ней.

По словам директора АККОН Новосибирской области Виктора Майбаха, только единицы фермеров подсчитывают себестоимость товара: у главы КФХ, как правило, нет штата, а значит, и бухгалтера (экономиста), который чаще всего работает по совместительству.

Еще подробнее об этой проблеме рассказывал управляющий партнер компании «БРОТЕХ» Денис Соболев, который в течение двух лет выстраивал диалог с фермерскими хозяйствами в одной из продуктовых сетей:

«Трудностей в работе с фермерской продукцией много. Одной из основных можно назвать отсутствие правильно оформленной документации на продукцию (ветеринарные свидетельства, сертификаты, декларации). Фермер просто не хочет или не может этим заниматься. Как правило, у него нет специалистов для правильного оформления всех бумаг, он не желает вкладывать в это деньги. Ему проще отдать свой продукт по заниженной цене перекупщику», — поясняет Денис Соболев.

Еще одна причина невыгодных для КФХ сделок с перекупщиками — отсутствие маркетинга, который в том числе подразумевает анализ рынка и ценообразования, а также немаловажный мониторинг конкурентов. По словам Дениса Соболева, этот фактор также лишает рынок фермерской продукции перспектив развития.

06-07-07_1«После своего появления на полке товар должен быть там всегда»

Другая проблема вполне очевидна — отсутствие стабильности поставок и постоянства качества. Это, скорее, даже не проблема, а повод задуматься — а действительно ли нужно сотрудничество с крупными ритейлерами оправданно? Их жесткие требования зачастую необоснованно завышены: они, например, практически со всеми поставщиками работают на условиях отсрочки, а фермер к этому готов не всегда. Кроме этого, Денис Соболев отмечает и другую проблему. «Любая сеть жестко регламентирует порядок ввода нового товара в матрицу, его приемки, систематичность поставок и процедуры возврата. Все это не работает с фермерами. Основная масса ритейлеров старается подогнать всех поставщиков под свои правила. Пока ситуация не изменится, потребитель не увидит на прилавках фермерский продукт», — поясняет Денис Соболев.

Работа с КФХ осложняется еще и потому, что фермеры не всегда готовы поставлять продукцию при условии оплаты с отсрочкой, а именно так сетевой ритейл работает фактически со всеми поставщиками.

Однако совсем необязательно протискиваться на полки сетевых супермаркетов: можно найти и свой формат — попроще.  «На рынке масса примеров, когда фермер реализует продукцию своего хозяйства в собственном магазине в одном из спальных районов. Часть фермеров сдают свою продукцию на большие и малые рынки или торгуют там самостоятельно. И с этой точки зрения, фермеру с небольшим объемом производства нет смысла стараться попасть в продуктовые сети», — рассуждает Денис Соболев.

Причем существенно важно, по мнению спикера, — идентифицировать свою продукцию, ведь молоко определенного бренда легче рекомендовать, чем просто фермерское молоко. «Если потребителю нравится продукт от фермера Иванова, он будет его искать на полках магазинов и советовать друзьям. С этой точки зрения, маркетинговая составляющая важна для того, чтобы выделить продукт данного фермера на полке в магазине, поэтому и появляются специализированные отделы фермерской продукции. Здесь покупателю не нужно долго искать — достаточно увидеть знакомый бренд “Иванов”», — поясняет собеседник «КС».

А кто гарантирует качество?

В случае с фермерской продукцией качество товара может гарантировать не только сертификат: здесь в игру вступает щепетильный покупатель, который закономерно часто не доверяет надписи на этикетке.

По словам совладелицы сети Центров семейной медицины «Здравица» Натальи Сухаревой, для нее как для покупателя гарантия того, что продукт фермерский, — покупка напрямую у производителя. «Честно говоря, я не уверена, что могу доверять сетям в этом вопросе: мне кажется, для них это не может быть выгодно из-за небольших объемов. А когда невыгодно, то редко получается хорошо. Надеюсь, что я ошибаюсь. А вот магазинчики у дома с проверенной репутацией (когда, к примеру, хозяин лично общается с покупателями), по идее, могут позволить себе такой ассортимент», — поясняет Наталья Сухарева.

Собеседница «КС» отмечает: опыта покупки фермерской продукции в российских супермаркетах у нее нет — зато есть опыт зарубежный: «В Испании я вижу разницу — productos ecologicos выглядят менее презентабельно, чем их аналоги из круглогодичных хозяйств, где рост продуктов стимулируют. Другими словами, они похожи на обычные помидоры, огурцы, а не на силиконовые модели без изъянов. И при этом они дороже. В Новосибирске у меня есть опыт покупки продуктов из козьего молока, но напрямую от производителя. Все очень свежее и высочайших вкуса и качества».

tab_fermСхожего мнения и директор компании Daily Catering Анна Сидевич: для нее тоже существенно важно — знать производителя фермерской продукции в лицо. «Я люблю и покупаю фермерскую продукцию, потому что это вкусно, натурально и полезно. Но в супермаркет я за ней не пойду: там этот сегмент товаров — скорее маркетинговый ход, ведь сетевой магазин должен иметь постоянный ассортимент и качество, так же, как и ресторан, и кейтеринговая компания. Деревенское мясо я покупаю, например, всегда в одном и том же отделе в небольшом магазинчике. А как-то раз взяла в супермаркете кусочек, на котором была этикетка, что это продукт фермерского производства, и когда приготовила его, сильно разочаровалась», — отметила Анна Сидевич.

«Иногда только словом «фермерский» и пытаются придать наценку продукту»

По словам руководителя по маркетингу кузбасской сети магазинов «Калина-малина» Андрея Шавнева, на сегодня в России нет стандарта, по которому продукт можно назвать фермерским — отсюда и путаница.

«Иногда только словом “фермерский” и пытаются придать наценку продукту. Такой товар вы можете видеть в крупных магазинах. Но целевая аудитория фермерского продукта — это люди, которые следят за здоровьем, а они склонны к тому, чтобы проверять. Бывает, что они, минуя магазины, сами ездят на фермы за продукцией — здесь все держится только на доверии. Но в данном случае нужно понимать, что химический состав такого продукта никто не проверял. Мы доверяем фермерам, но все же партии проверяем в своей лаборатории, если есть даже малейшее замечание от клиентов», — поясняет собеседник «КС».

«Если вы лично не знакомы с коровой, молоко которой собираетесь пить, рисковать все же не стоит»

Если у покупателя нет проверенного или рекомендованного фермерского товара, нужно быть осторожным: сегодня на полках магазинов много фальсификатов, а грамотно выстроенный маркетинг ритейлеров заставляет посетителя магазина поверить в то, что продукт действительно фермерский.

По словам санкт-петербургского врача-диетолога Натальи Кругловой, не все фермерские продукты являются полезными по умолчанию. «Иногда это маркетинговый ход крупных компаний. Кроме того, качество фермерской продукции связано с сезонностью и коротким сроком хранения. Фабричная продукция более постоянна в этом плане», — поясняет эксперт.

Новосибирский врач-диетолог Людмила Селедцова убеждена: фабричная продукция не уступает фермерской по белковому составу, хоть и имеет меньшую жирность и подвергается большему рафинированию. Важно учитывать и то, в каких условиях содержатся животные. «Фермерские животные, как правило, не стеснены в пространстве в отличие от выращенных в промышленных условиях. С другой стороны, фабричные животные получают всю необходимую витаминотерапию, антибиотики и противопаразитарные средства, что не всегда можно сказать о фермерских хозяйствах», — поясняет Людмила Селедцова.

«В Новосибирске фермерский рынок будет развиваться — это неизбежно»

С коровой можно «не знакомиться» только в одном случае — когда фермер лично доставляет молоко по заказу. Это, кстати, тоже проблема — сбыт продукции производители из деревни вынуждены осуществлять самостоятельно. По словам Виктора Майбаха, существенную помощь в решении этой проблемы могли бы оказать потребительские кооперативы, которые успешно работают, например, в Липецкой области, где их насчитывается более 800.

О создании кооперативов рассуждает и Денис Соболев. «В Новосибирске фермерский рынок будет развиваться — это неизбежно. Вряд ли развитие будет взрывным. Скорее всего, часть фермеров начнет объединяться в кооперативы и стремиться создавать собственные каналы сбыта. Появятся зарекомендовавшие себя торговые марки фермерской продукции. Полагаю, что способствовать развитию рынка будут, в том числе, меры государственной поддержки и специальные проекты. Например, создание ТОРов на территории НСО», — отмечает собеседник «КС».

«КС» призывает своих читателей поделиться своим мнением относительно фермерской продукции, предлагаемой на территории Сибири. Оставляйте свои комментарии на нашем портале KSONLINE.RU и под соответствующим постом в нашей группе в социальной сети Facebook.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ