Медь поколений – золото джаза

Город-импровизатор мотает от одного исполнительского стиля и ритма к другому. За свою недолгую историю – совпадающую с джазовой – мы испробовали на себе и военную «эру больших оркестров», и модерн 60-х, и авангардный хаос 90-х. Перемены в нашей жизни не точно совпадали с джазовыми вехами, но что-то общее было всегда. Об этом  — в авторском тексте Антона Веселова специально для «КС».

Я – ровесник Творческого джазового объединения при РК ВЛКСМ Новосибирка. 1975-ый – вообще один из самых счастливых для рыцарей джаза того времени. До наших широт впервые добрался настоящий американский бэнд. Но джазовая история в наших краях началась, конечно, значительно раньше. Первый городской джаз-клуб появился в конце 60-х, в НЭТИ. К тому времени в институте уже гремел студенческий биг-бэнд. В 1978 году в него влился мой брат Костя. Со своим баритон-саксофоном он, будущий электротехник, выходил на одну сцену с корифеями жанра, даже ездил на гастроли по Союзу.

«Мы уже тогда зарабатывали, ─ вспоминает руководитель джаз-оркестра НГТУ Юрий Миняйло. ─ Давали концерты и заработанные деньги не проедали, а покупали на них хорошие инструменты. Один из тех инструментов мне удалось найти. Это фирменная альтушка 1966 года. У меня теперь на нем играют ребята в биг-бэнде выпускников. Заниматься с самодеятельным коллективом должен фанатик. Задача сложная: из ничего надо сделать что-то».

В 80-е над джазом вдумчиво склонились ученые. В Новосибирске прошли первые симпозиумы новой импровизационной музыки. Мой брат тоже из практиков перешел в стан теоретиков — получив «корочки», покинул институтский бэнд. На волне Перестройки на фирме «Мелодия», наконец-то вышли первые пластинки, зафиксировавшие особенную, сибирскую школу на виниле. Герои — те же. Беличенко, Уваров, Ржаницын, Дмитриев.

bets5
Андрей Бец

«В моем понимании джаз – удел сильных личностей, ─ считает председатель совета директоров завода «Станкосиб» и компании «СТС-Автомобили», трубач-любитель Андрей Бец. – Те люди, которые в жизни состоялись, они доказывают это на сцене. Я люблю джаз, потому что все люди там оригинальные. Они немножко из другого мира. И я думаю, что любой бизнесмен — тоже немного джазмен».

Двадцать лет назад в Новосибирск прибыл знаменитый участник Jazz Messengers Бенни Голсон. Я встречал и провожал в аэропорту легенду. Даже нарушил свое правило, взял у тенор-саксофониста и композитора автограф. Как-никак Бенни написал больше всех в истории – восемь — стандартов для джазового репертуара. Подписанную программку, правда, потерял. В 2004-ом на меня обрушился шторм – знакомые умоляли подарить, одолжить, продать утраченный автограф. «Что стряслось?», — недоумевал я. Оказалось, вокруг джазмена закрутился голливудский фильм с Томом Хэнксом. Бенни оценили не из-за его «Killer Joe», а благодаря популярному фильму «Терминал».

1000
Роман Столяр

«Очень мало тех, кто решается преодолеть эти границы, потратить собственные средства, собственное время, – уверен композитор, пианист-импровизатор Роман Столяр. – Поехать куда-то, что–то узнать, привезти сюда и это начать раскручивать на полном энтузиазме. Я, к сожалению, только одного человека могу привести в пример – увы, я один в родном городе. Кого ни ткни из представителей джазовых сообществ – практически все сидят на своих местах, никуда не ездят, играют одну и ту же музыку, мало что читают, мало чем интересуются и просто отрабатывают зарплату – это самое страшное. Это то, что идет поперек творчества. Чтобы быть творческим человеком надо иметь некую творческую смелость».

Наш город мало пострадал в эпоху «Разгибания саксофонов». А ведь закручивали их в 50-е и 60-е лихо. «Конечно, саксофон воспринимался как ключ к свободе, – вспоминает директор музея истории и развития Дзержинского района Елена Пащенко. – Это музыка западная, не наша. Молодежь к этому стремилась сильно. Даже не понимая – а это музыка очень сложная, серьезная, люди рвались через все преграды только бы сделать этот глоток свободы. В этой неквадратности, синкопированности я чувствовала что-то поперек, не то. Свободу!»

Наш город – на мировом перепутье. В центре Сибири зреют решения планетарного масштаба. Но принимают их где-то за тысячи километров от берегов Оби… Мой брат собирал фестивальный винил, на некоторых пластинках зафиксированы новосибирцы. В Советском Союзе хватало статусных форумов импровизаторов. Например, на пластинке Московского фестиваля 1984 года я впервые услышал джаз-оркестр Виктора Бударина. Позднее узнал, что он был не только тромбонистом, но и худруком новосибирской филармонии.

tolk
Владимир Толкачев

«Поскольку я считаю себя профессионалом, я должен уметь все, что в этой области происходит, – рассуждает руководитель биг-бэнда Новосибирской филармонии Владимир Толкачев. – Я должен уметь играть джаз, академический опус, могу попсу сыграть на саксе под фонограмму, что я и делаю не так и редко последнее время. Это разные ипостаси. Если мне нужно исполнить какую-то слащавую, понятную музыку – конечно, я буду оперировать штампами. Но это не значит, что получится плохая музыка. Чтобы сыграть банальное соло нужно иметь впечатляющий навык владения элементами».

Импровизация – поток сознания. Линия переживания, канва или даже за-граница жизни. О философских ресурсах я прочел в книге Коллиера «Становление джаза», которую мне подарил Костя. Не каждый, конечно, отваживается прорваться на другую сторону. И возвращаются не все.

kurlenya2
Константин Курленя

«Что значит раскрепощения? – восклицает ректор Новосибирской государственной консерватории Константин Курленя. – Раскрепощения под музыку – это одно. Когда музыка является результатом раскрепощения – это другое. Нужно понимать, чтобы музыка оказалась какой-то раскрепощенной сутью человеческого духа – человек должен отказаться от всего, он должен мыслить в рамках жесточайшей исполнительской и музыкантской дисциплины. Музыка часто открывает вам не только то, что есть в ней самой, не только то, что приходит в ваше сознание. Она открывает многое в вас».

Громкое свинговое счастье в Новосибирске завершилось кризисом 1998-го. Город ответил на крах финансовой системы однодневным фестивалем: «Блюз против курса доллара». Мой брат не пошел. Он сказал, что лучше послушает дома Чета Бейкера.

«В 90-е годы, в 2000-е именно импровизация была важна, – сопоставляет экономические и джазовые реалии член совета директоров инвестиционной компании «Клевер капитал» Игорь Ладыгин. – Люди, не имеющие экономического образования и опыта управления, поднимали и развивали компании. Потом они достигли своего профессионального потолка. И вот когда возникла необходимость переводить бизнес на этап регулярного менеджмента – появилась потребность в новой парадигме управления. Делом занялись профессионалы-управленцы. Но сейчас, учитывая кризис, этого эффекта технократов недостаточно. Нужны менеджеры-технократы, но с изюминкой, способные к импровизации. К нестандартным ходам, которые приведут к улучшению качества их товара, к новым маркетинговым решениям по продвижению, к решениям по повышению прибыльности на тех рынках, которые давно зажаты, и где ограничены нормы рентабельности».

Как только страну накрывает аура свободы, начинаются либеральные подвижки, послабления, непременно приходит время джаза. «Идея свинга, запаздывания, дарованное право на свободу вступления в тот или иной момент в этой композиции – это и есть выражение внутренней свободы человека, – радуется председатель Новосибирского астрологического центра «Уран» Михаил Шабалин. – Больше того, там же есть оккультное начало.  360 градусов в круге и 365 дней в году. Вот эти расхождения и дают тот самый свинг, то самое отступления. Я еще могу привести пример, когда жесткое следование математической логике не удовлетворяло никого. Вот гравюра «Большая волна в Канагаве» Хакусая. Она живая, а когда ее начинают высчитывать – она неправильная. А правильная не была бы живая. Вот в этой свободе, в праве на девиацию и заключена та самая свобода творчества. И как только в обществе устанавливаются такие возможности – приходит время джаза».

Импровизационная музыка – наше тихое достояние. Даже в те времена, когда в Новосибирске проходили международные симпозиумы с участием выдающихся теоретиков об этих практиках писали, снимали, да и говорили мало. Достаточно проверить список литературы в диссертации Сергея Беличенко и его программном труде «Синкопы на Оби».

«В начале 20-го века музыка – одно из немногих доступных развлечений интеллигенции, — предполагает директор аукционного дома «GETART» Григорий Гапонов. – Поэтому она в то время занимала даже больше места, чем сейчас. А что касается художника Григория Ликмана – всем же известно, что человек этот музыкальный, у Бонатича учился, который с Шаляпиным пел. Мало у каких художников есть такие сюжеты. Последний концерт Чайковского, Скрипичный концерт и работа «Джаз» 1934 года. Похоже, это единственная работа на эту тему, которая сохранилась, а может, она одна связана и с Новосибирском, и с джазом».

Столица Сибири – один из центров, где не только записывали джазовые программы, но и выпускали авторские диски. Счет шел десятками. После виниловой диеты эпоха CD казалась обжорством.

__miller2«Сначала это было в диковинку – какой-нибудь негр, я извиняюсь, – говорит руководитель службы развития Новосибирской государственной филармонии Владимир Миллер. – Черный человек, который с родины джаза приехал — и вдруг поет. На него уже и поглазеть интересно. А сейчас все встало на свои места. Появляются новые музыканты, новые направления. И все это интересно людям, любящим музыку в целом и джаз в частности».

С точки зрения игры в свою экономическую мелодию — да, мы хороши в хоре из 85 регионов, у нас неплохие вокальные данные. Но, к сожалению, нас нет в списке регионов-доноров, а это значит, что есть те, кто поет лучше нас.

201
Александр Кайсин

«Все стало настолько тонким, быстрым, – подбирает точное слово финансовый консультант управляющей компании «Альфа-Капитал» Александр Кайсин. – Быстроизменяющимся! Это заставляет бизнес быть не творческим, идти в предсказуемом тренде. Так что время джазовости впереди. Мы сейчас подошли к пику сдержанности».

В финансовом мире мы — благодаря нашей пытливости, интеллекту и эрудированности — никогда не теряли общего нотного строя. Соседние города из-за плохой диверсификации часто фальшивят и выпадают из общей песни, а в Новосибирске все стабильно.

«Пока наш глобальный оркестр и отдельные музыканты большей частью играют в миноре, – говорит Игорь Ладыгин. – Песня, концерт, удачное выступление спортивной команды. Это учит командной игре. В инвестициях то же самое. Особенно для брокерских компаний, которые оказывают посреднические услуги. Им необходимо создавать продукт как музыку. Для того чтобы соблюсти интересы инвесторов и реципиентов. Чтобы, грубо говоря, из мешка денег, набора музыкальных инструментов получилась песня».

В новом мире каждый за себя. И часто против всех. Краткий миг радикализма очищает. Долгое размежевание ослабляет, уплощает.

«Я долго занимался тайским боксом, и он привел меня к некому взрослению, – признается Кайсин. – Так вот, схватка начинается с традиционной молитвы Вай кру, во время которой боец выбивает свой темп. И я все чаще себя ловлю на мысли, что и в работе нужно слышать эту музыку своей жизни. Наверное, джазменам повезло – они могут транслировать эту мелодию. А вот нам, финансистам, меньше — мы эту музыку куем с нашими клиентами в работе».

Нелинейная история третьего мегаполиса в стране развивается всецело по законам импровизации. Пьеса, положенная в основу, была значимой только в самом начале. Мост обязал будущий город подстраиваться под транспортно-транзитные задачи. Позднее от нее остались лишь гармонические основы.

«Новосибирск еще своего слова в развитии, своего значения внутри страны не достиг, – предполагает Шабалин. – Было время Португалии, время Испании, время Франции, Англию называли владычицей морей. А время России?! Да, вроде, не было. Но обязательно будет! Если у России есть будущее, то Новосибирск воплощает его. Новосибирск такой же Водолей, как и Россия. Если стране предстоит что-то значимое сказать всему человечеству, то Новосибирск – одна из первых скрипок в этом оркестре».

Сергей Беличенко
Сергей Беличенко

Кажется, многие теперь готовы отсидеться за своими пюпитрами. Кризис, санкции, слабая ритм-группа, тут не до изысканных соло. Стало сложнее определить продюсера. И дирижера. Оркестр спасают выскочки.

«Такие сюжеты в истории уже были, – напоминает Кайсин. – Просто если раньше эти периоды были более растянутыми, то теперь на этих волнах геройства и свободы скачем ото дня ко дню. И солисты появляются. Элон Маск, тот же Владимир Путин в мировой политике… Но в целом, если смотреть чуть ниже по иерархии, чуть дальше от столицы, мы тут действительно впадаем в некую стоячую воду и стараемся в ней оставаться, в этом мейнстриме».

Хочется поверить алгеброй гармонию. Мысль, конечно, утопичная. А что если истина — на стыке великого искусства и сплошного экономического старания?

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ