Сергей Дьячков: «Перед увольнением из мэрии я несколько раз промолчал»

Бывший председатель комитета поддержки и развития малого и среднего предпринимательства мэрии города Новосибирска, управляющий партнер DSO Consulting СЕРГЕЙ ДЬЯЧКОВ поговорил с «Континентом Сибирь» о том, выполняет ли глава Новосибирска предвыборные обещания, о будущей коалиции и о том, кто имеет шансы победить на следующих выборах мэра.

— Сергей, правда ли, что свою книгу стихов вы выпустили на грант мэрии?

— Я в июле 2015 года ушел из мэрии, и у меня появилось свободное время. В том числе для книги, которую я давно готовил — четверть века. Не в моей природе брать для бизнеса или для себя лично деньги у государства или муниципалитета. Так что примерно наполовину выпуск книги спонсировала DSO Consulting, а наполовину — мой друг Сергей Сидоренко, с которым мы вместе начинали эту компанию. Он сейчас возглавляет совет директоров «Новосибирского карьероуправления». Если есть возможность заработать деньги самостоятельно, не очень правильно просить их у власти на искусство.

— Иначе есть вероятность, что оно начнет вмешиваться в процесс, который финансирует. Для Новосибирска, где запрещались спектакли, где из-за постановок увольняли директоров театров, вопрос довольно актуальный…

— Вы говорите о новом директоре оперного театра Владимире Кехмане. С моей точки зрения, критерии эффективности некоммерческой организации и бизнес-предприятия похожи. Вопрос в том, получился ли продукт. От «Аиды», например, я был в восторге. Мне понравились декорации, аллюзия на Сальвадора Дали в виде слонов на длинных ногах. «Борис Годунов», на мой взгляд, тоже удачная постановка. Со сценой команда Кехмана работает бесподобно. О ремонте в театре я судить бы не стал, пусть это делает прогрессивная общественность. Но мне было уютно.

— И на митинге в защиту «Тангейзера» вы не были?

— Для меня это чувствительная тема. Я человек верующий, православный. Постановку не видел и на митинг в защиту «Тангейзера» не ходил.

— Но вы представляете либеральную партию «Демократический выбор». На выборы в Госдуму вы баллотировались при поддержке «Парнаса», который трактует границы свободы очень широко. От «Парнаса», например, выдвигался Булат Барантаев, лидер ЛГБТ-сообщества в Новосибирской области…

— Возьмем многоквартирный дом. Соседей много: один наркоман, другой гомосексуалист, третий член правящей партии. И что? Не жить с ними рядом? Они же меня как-то терпят. Я никого судить не возьмусь — ни тех, кто за «Тангейзер», ни тех, кто против.

— То есть действия православных активистов вас не тревожат?

— Я был категорически против отмены в Новосибирске концертов Мерилина Мэнсона и других групп. Бог есть любовь, человек не может судить, что Богу нравится, что нет. Нашему обществу не хватает терпимости. Хотя, несмотря на некоторые неприглядные ситуации, все-таки в последние годы наш город становится значительно более толерантным.

— Вы не всегда терпимы, ушли из мэрии… Скажите, вы в первый раз тогда задумались об увольнении и сразу уволились? Или и до этого были моменты, когда вы хотели уйти, а заявление Анатолия Локтя о «Демократической коалиции» стало последней каплей?

— Чиновник не всегда доволен действиями начальника. В этом случае он может либо промолчать, либо написать заявление об увольнении. Я несколько раз промолчал, когда не был доволен.

— Например?

— Сейчас я буду говорить мягко, подбирать слова… Я не был сторонником отмены «Монстрации» в 2015 году. И в 2016 году я предпринял ряд усилий для соблюдения баланса интересов. В частности, предложил вариант согласования шествия. Все прошло благополучно.

— Оглядываясь назад, вы поменяли точку зрения на те события, которые вынудили вас уйти из мэрии? Поменялся ли взгляд на оценку причин, толкнувших Анатолия Локтя говорить о «Демократической коалиции» как об «оранжевой угрозе»?

— В июле 2015 года и Анатолий (Локоть. — «КС»), и я поступили так, как должны были. Руководитель, занимающий выборный пост, вынужден постоянно искать точку баланса интересов. Как показывает практика, он должен быть осторожен, чтобы не сделать неправильный шаг, который может привести, например, в тюрьму. Мэр сильно зависит от федеральной власти. Я хочу сказать, что у меня к Анатолию нет претензий. С новосибирскими коммунистами у меня остались нормальные человеческие отношения.

Более того, в конце 2015 года я был в числе четырех общественников, подписавших обращение, которое способствовало увольнению бывшего начальника управления образования мэрии Новосибирска госпожи Натальи Копаевой. Мы обратились с предложением разобраться, а на период разбирательства временно от должности ее отстранить. Буквально через пару недель Анатолий ее уволил.

— Наталья Копаева сама могла решить уйти?

— Есть нюанс: когда человек объявляет об отставке, значит, он уходит сам. А когда об увольнении заявляет руководитель, значит, чиновника попросили уйти. Наталья Копаева заявлений не делала, из чего я делаю соответствующий вывод. В любом случае Локоть нас услышал. И меня слышит, я его тоже слышу.

— Сейчас как вы взаимодействуете?

— Начальник комитета поддержки и развития малого и среднего предпринимательства мэрии Максим Останин мне звонит, например, и спрашивает, могу ли я провести секцию форума «Россия — Монголия. Сотрудничество 2016». Конечно, могу.

Оглядываясь назад на политическую суть моего ухода из городской администрации, надо понимать: любое коалиционное правительство рано или поздно заканчивает свое существование. Не бывает вечной политической коалиции.

— Кто-то очень быстро вышел из коалиции. Например, Иван Стариков…

— Через четыре месяца он ушел с поста вице-мэра. Я бы не стал рассуждать об отношениях Анатолия Локтя со Стариковым. Я Анатолию Евгеньевичу благодарен: у меня бы не было бы другого шанса столько сделать для предпринимателей, сколько я сделал, пока работал в мэрии.

— Может снова возникнуть коалиция, как в 2014 году?

— Этого никто не знает. Но многие знают, что я человек договороспособный.

— Идет поиск человека, вокруг которого объединиться, и вокруг того, «кто не обманет надежды»?

— Если говорить об обманутых надеждах, можно использовать наглядный пример — обманутые дольщики. Когда они отдавали деньги недобросовестному застройщику, их кто-то заставлял это делать? Нет. Они сами не читали проектную декларацию? Сами купились на обещания? Сами. Кто виноват?

— В данном случае вы участвовали в создании «проектной декларации». Ведь с предвыборной программой Локтя были знакомы участники коалиции, она создавалась в процессе широкого обсуждения?

— Внимание. Я был тем чиновником в новой коалиционной мэрии, который всегда говорил: не надо испытывать завышенных ожиданий. Программа — это пожелания. Понятно, что есть пожелания, а есть реальность. Не все получилось. Но программа нужна. Это как минимум ориентир.

— Ориентир соблюдается? Или Анатолий Локоть уже развернулся и идет в другом направлении?

— Давайте посмотрим предвыборную программу. Есть пункт, предусматривающий увеличение доходной части бюджета. Да, пока не получилось. Но ряд других принципиальных тезисов программы мэр выполняет. Например, пункт, касающийся участия в федеральных и областных программах, привлечения государственных инвестиций, получения финансирования под крупные инфраструктурные проекты. Это выполняется.

— Довольно расплывчато. При мэре Владимире Городецком это разве не делалось? Если бы Владимир Знатков стал мэром, наверное, тоже вряд ли об этом забыли бы городские власти.

— Наверное. Далее, что еще выполняется. Программно-целевой подход к формированию бюджета…

— Как же без этого?

— Да, это законодательные нормы. Смотрим дальше: снижение административных барьеров, упрощение разрешительных процедур для бизнеса. Получилось даже больше, чем мы планировали. Нам удалось продвинуть интересы предприятий малого бизнеса, предприятий уличной торговли не только в городе, а в области. Региональный минпромторг пошел нам навстречу в вопросе снижения барьеров.

— Новосибирские владельцы нестационарных объектов в хорошем положении?

— Михайловская набережная — это отдельный разговор. По остальным: если нестационарный объект размещен незаконно, какие вопросы. Очевидно, что его нужно либо снести, либо легализовать.

— Стало проще легализовать?

— На рынок выходить стало проще. Смена тональности заметна. Если раньше схемы размещения менялись раз в год, теперь — дважды в год. Это мы сделали так, что минпромторг выпустил новый приказ. Новосибирск и все муниципалитеты в области — бенефициары. Что касается борьбы с незаконными объектами, ничего не поделать, если люди не хотят легализоваться. Регулирование норм размещения нестационарных объектов в городе — компетенция горсовета.

— Следите ли вы за деятельностью вашего преемника в комитете поддержки и развития малого и среднего предпринимательства Максима Останина? Вы его рекомендовали на эту должность?

— Скажем так, он был в числе людей, которых я рекомендовал к рассмотрению. Конечно, решение было за мэром, и он его принял. У Максима были конкуренты. Но не бывший начальник комитета, Егор Казанцев, а другие люди — из предпринимательской среды. Я доволен работой Максима Останина.

— После того, как поучаствовали в выборах в Госдуму, наметили дальнейшие политические планы?

— Конечно, я продолжаю заниматься политикой. «Демвыбор» — организация маленькая, но она полностью удовлетворяет мои запросы.

— Скоро снова пойдете на выборы?

— Конечно. Когда у нас следующие выборы? В 2019 году?

— Довыборы раньше.

— На каком округе? В нашей партии есть принцип: баллотируемся только по месту жительства. Я живу в Дзержинском районе Новосибирска. В любом случае выборы мэра приближаются.

— Сами будете выдвигаться? Вступите в коалицию?

— Конечно, наша партия намерена вступать в коалицию.

— Вокруг кого планируется коалиция?

— Полагаю, выиграет тот, кого мы поддержим. Претенденты есть.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ