«Трубочист» Андрей Бец

Каким инструментом звучит «дирижер» и председатель двух советов директоров — завода «Станкосиб» и автодилера «СТС-Автомобили» АНДРЕЙ БЕЦ? Как Сибирь стала «палкой в колесе» его европейского бизнеса? Почему видный предприниматель, оставаясь начальником, завидует своему сыну? Об этом бизнесмен рассказал в Новосибирске на встрече в Whisky & Cigarlounge Tweed.

Андрей Христьянович, готов ли сегодняшний Новосибирск работать в сложных размерах, говорить на языке джаза, в том числе и в бизнесе?

─ В моем понимании джаз – удел сильных личностей, состоявшихся людей, которые никогда не окажутся в массовке. В Новосибирске мощные компоненты – аура, история, местоположение, Академгородок! Он никогда не пропадет, всегда сможет воспринимать сильное и оригинальное.

Вы живете на две страны, где вы как предприниматель больше импровизируете? Вообще, чем отличаются наши способы ведения бизнеса?

─ Большую часть жизни я провожу в самолете или в машине. Бывает даже трудно определить, где я нахожусь. Бизнес везде одинаковый. Требуются мозги, неординарные подходы, пахота по 18 часов в сутки. Конечно, внешние условия в Европе где-то полегче. Хотя, в той же Франции  сложнее. В Германии настолько подробно и дотошно все прописано и определено, что иногда скучно. В России свои сложности – страшный и непредсказуемый государственный бюрократизм. Но при всех рисках за год в России можно заработать столько, сколько трудно за пять лет в Европе.

Вот эти особенности накладывают отпечаток на музыку? Вы сами какую слушаете?

─ Больше всего ценю симфонический оркестр. Это колоссальный управляемый человеком организм. Люблю джаз – в этом жанре все исполнители оригинальные, люди из другого мира. Любой бизнесмен, кстати, тоже из другого мира, немного джазмен… У меня две дочки – старшая уже стеснительная, взрослая, а с младшей легко – ей только 10 лет. Мы спокойно можем идти по Мадриду и петь песни про Караборасика или «Взвейтесь кострами…». Это нормально.  Моя дочь Кристина мне говорит: «Папа, как ты можешь, на вас же все смотрят!» А я ей отвечаю: «Значит, людям интересно!» Открытость ─ состояние души. Если ты самодостаточный человек и хочешь сделать что-то важное ─ тебя тянет к людям с подобными подходами.

─ Вы помните первую джазовую композицию вашей жизни?

─ Названия не помню. Сразу понял – это мое, это для меня. Также на симфонический попал в Москве, когда мне уже стукнуло 14. Друзья говорили: «Ну чо ты, куда?!» А это было мое!

─ Понятно, что в своих компаниях вы дирижер. Но при этом подсознательно вы и инструменталист, голос коллектива. Какой инструмент представляете?

─ Единственный инструмент, которым я владел, да и сейчас еще немного владею – это труба №2. Когда-то, живя в деревне Алтайского края, я играл в местном духовом оркестре. А еще в какой-то мере я трубочист. И людей к этому призываю: «Туда надо! Как? Давайте сядем, обсудим». Ждать нет смысла. Может, мы сразу и не дойдем, но давайте хоть двигаться. Когда я с Горбачевым в 1993 году встречался у меня на заводе – я его спросил:«Михаил Сергеевич, объясните мне как управленец управленцу – почему вы начинали одно и вечно возвращались обратно? Страна же в итоге никуда не сдвинулась!»…

─ А у  вас выходит двигаться вперед на «Станкосибе»?

─ Развитием завода занимается мой сын – он хорошо работает, много уже сделал. К сожалению, завод не выпускает то оборудование, которое делали в 90-е. Не потому, что не можем. Сегодня закупка оборудования для предприятий идет через Москву. И мы не можем конкурировать с теми предложениями, которые столица получает от западных предприятий. Мы вынуждены перестраиваться. Делаем то, что востребовано ─ большую гамму лебедок, всю гамму ручного инструмента, доборники, ручные дрели… Спасибо, что рубль так упал! Теперь нам даже китайцы не конкуренты – у них качество ниже, а цена выше. Мы освоили большую номенклатуру изделий из пластмассы, делаем дробилки для шахтеров.

─ Разве так сложно единым фронтом с западными инвесторами наладить выпуск более серьезной продукции?

─ Я постоянно этим занимаюсь. Хватает вопросов, на которые пока нет ответов. Чтобы здесь что-то производить, надо точно знать, где это потом продавать. Когда-то я предлагал наладить «Мерседесу» производство некоторых запчастей. Но чтобы обеспечить рентабельность, нужно обеспечить поток, выбрать подъемное транспортное плечо, а лучше найти спрос на месте. Но он слабый. От Урала до Дальнего Востока живет по разным оценкам 11-14 млн. человек. А территории гигантские. Это раз. Инвесторы готовы дать деньги, но требуют гарантии безопасности своего бизнеса. А я не могу их предоставить. Это два.

─Что реально угрожает?

─ Отсутствие защиты частной собственности. Она завтра может быть превращена непонятно во что. Второе – постоянно меняющееся налоговое законодательство. Вы знаете, «Фольксваген» создал несколько предприятий в России. Но правила игры внезапно поменялись и теперь с него требуют вернуть 500 млн руб.всевозможных налогов. Слишком многие обожглись.

Что вас вдохновляет? Вы словно бы ограничиваете себя «сухим анализом» факты, цель, аналитика… Неужели этого достаточно?

─ Я человек без больших эмоций. Если мне что-то нравится – беру и делаю. В 1988 году меня избрали директором завода 16-ого партсъезда. К тому времени работяги 20 лет не получали жилья. Ну как без жилья стимулировать сотрудников? Все квартирные лимиты можно было получить только в Госплане, в Москве. Поехал, выбил деньги на стройку – при том, что у нас не было ни земли, ни проекта, ни свай. Но надо было как-то коллектив поднимать. Через два года мы построили первый дом. Как именно это удалось сделать ─ уже рутина, важен настрой, азарт, стратегия. Бокс – это умная игра, не мордобой. Я по жизни боксер. В бизнесе выигрывает не сильнейший, а умнейший.

─ Вам удается развивать автодилерский бизнес в Новосибирской, Томской и Кемеровской областях. Вам не кажется, что это три разных деловых мира?

─ Сразу оговорюсь – самый сложный с точки зрения ведения бизнеса город Новосибирск. Самый простой ─ Кемерово. Но при условии, что Аман Тулеев ваш бизнес понимает. Везде свои особенности. Правила игры в Томске понятны. А в Красноярске, в Барнауле… Поверьте, у меня в каждом городе есть что-то, чем я занимаюсь. В Новосибирске наслаивается слишком много интересов, приходится лавировать.

─ Что вам так нравится в «Мерседесе», почему, к примеру не БМВ?

─ Меня спрашивают, в чем разница между хорошей японской, корейской и немецкой машиной. Я всегда отвечаю, что есть один автомобиль, а все прочее ─ средства передвижения. Все хотят быть лучше, сильнее и красивее, чем «Мерседес». А «Мерседес» реально тебя любит. Вот у меня два раза сломана спина. Один раз в молодости по глупости. А второй раз в Бирмингеме я попал под двухэтажный зеленый автобус. Он должен был меня убить, но Бог отвел. Так вот, единственная машина, на которой я могу 1000 км в день проезжать – это «Мерседес». Так считает моя спина.

Каждому свое, конечно. Главное – чтобы было их чего выбирать. Свои первую «Жигули» я купил в августе 1985 года. Приехал на ОбьГЭС – на станцию господина Поткина, бывшего главного механика Чкаловского завода. Он мне говорит: «Пойдем, Андрей, выберем тебе машину!» Приходим. Стоят две зеленых «Жигули». А зеленый, надо сказать, мой самый нелюбимый цвет. Пришлось выбирать из левой и правой… А сегодня каждый может претендовать на то, что хочет и может.

А вы сами чего хотите? Мерседес вот у вас уже есть!

─ Я делаю то, что могу себе позволить. Я создаю бизнес в Европе – такой, какой хочу. Времена монобрендовых дилеров прошли. Но нельзя, как у нас в регионе, продвигать мультибренд, имея 10 сараев. Нужно действовать иначе – из одного сарая продавать именно ту модель, на которую нацелился человек. И вот мы сейчас это вместе с Юргеном Зауэром, экс-президентом «Мерседес-Бенц РУС» и делаем. Мне это интересно.

─ А если не бизнес – то дети?

─ Конечно. Мой папа говорил – главное, что я для вас сделал – выучил. Если еще что-то смогу – хорошо. В юности он мне подарил холодильник на свадьбу. И это тогда важно было. Вот и я ─ хочу своих дочерей воспитать, чтобы они как сын стали ─ трудоголики с мозгами. Максим не такой волчара, как я, у него безупречное образование. Я ему часто говорю: «Я тебе завидую». Мне не хватает твоего базиса.  Мне нужно, чтобы дочери стали начальниками. Крися хочет стать нейрохирургом. Младшая Катя – копия папы. Она идет и договаривается. Если бы, Костя (Константин Заварин – совладелец коктейль-бара Twiggy, частью которого является Whisky&Cigarlounge Tweed – «КС»), в твоем меню не нашлось ее любимого блюда – она пошла бы и договорилась лично с поваром!

─ То, что вы «русский немец», что вы все еще «из России», мешает вам в Европе?

─ Вы знаете, «Мерседес» сейчас распродает свои дилерские центры, что есть в собственности завода. Мы с Юргеном решили купить в Регенсбурге. Бизнес-проект шикарный. Было семь претендентов – мы выиграли. Готовились к подписанию договора в Штутгарте. И тут выяснилось, что нас прокинули. Я пишу Ола Каллениусу, второму человеку в Мерседес: «Почему зарубили? Потому что я русский немец?» Он назначил встречу. Пятого декабря проговорили два часа. В итоге оформили сделку по другому дилерскому центру – в городе Месштеттен (в земле Баден-Вюртемберг, в 100 км от Штутгарта – «КС»). Это мультибрендовый салон, там 4,5 тыс кв м. и пока представлено три марки: Mercedes, Mitsubishi и Hyundai. На стадии завершения переговоры по Porsche. Со временем, я надеюсь, будут представлены еще четыре марки, в числе которых Nissan и даже Tesla. В следующем году смогу подвести первые финансовые итоги проекта.

Так что «русского» во мне ценят не меньше немца. Да и вообще, заинтересованность Запада в России глобальная.  Конечно, мне трудно объяснить партнерам, почему в такой огромной стране все есть и одновременно ничего нет — гарантий, безопасности, сервиса. Но это уже на уровне морали, психологии, духовности, разного понимания мира.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ