Существует ли движение в кризис?

Как отреагировал на новые экономические реалии банковский сектор, почему транзакционный бизнес наращивает обороты и насколько активно клиенты банков пользуются современными возможностями пластиковых карт — в материале «КС».

Без рисков

В сложных экономических условиях спасательными сегментом для российских банков является транзакционный бизнес. Несмотря на ужесточения со стороны регулятора в лице Центрального банка России (ЦБ РФ), банки продолжают фиксировать прибыль именно в этом сегменте.

Как рассказал «КС» директор регионального центра «Сибирский» блока «Корпоративно-Инвестиционный Банк» Альфа-Банка Андрей Фишер, по оценкам RAEX («Эксперт РА»), в первом полугодии 2016 года чистые комиссионные доходы российского банковского сектора выросли на 13%. При этом, по его утверждению, годовой прирост доходов Альфа-Банка от транзакционного бизнеса составил порядка 21%. И согласно отчетности по РСБУ, объем комиссионных доходов АО «Альфа-Банк» по сравнению с аналогичным периодом 2015 года в 2016 году вырос с 14,5 млн рублей до 17,57 млн рублей. Доходы от транзакционного бизнеса также увеличились у Россельхозбанка — на 23% за 9 месяцев 2016 года, составив 163 млн рублей, а в филиале банка ВТБ в Новосибирске доля данных доходов выросла на 10,7 процентных пунктов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. По мнению Андрея Фишера, в текущей экономической ситуации многие банки начинают предлагать услуги в рамках транзакционного бизнеса с целью получения безрискового дохода. Вероятно, текущая кризисная ситуация и стала тем самым катализатором для развития транзакционного бизнеса, в котором, в отличие от кредитного, банк несет минимум рисков.

«В силу возросших рисков и изменившейся рыночной конъюнктуры кредитование для обеих сторон перестало быть доминирующей услугой. При этом потребность в обеспечении расчетов и оптимизации затрат у клиентов осталась. Исходя их этого, банки сконцентрировались на развитии транзакционного бизнеса как стабильного источника генерирования безрисковых комиссионных доходов, не связанных с отвлечением своих ресурсов», — отметила директор направления по малому бизнесу муниципального филиала банка «Открытие» Екатерина Суслова.

Развитию транзакционного бизнеса способствует и рост клиентской базы, что влечет за собой повышение объемов производящихся операций с наличными деньгами и безналичным расчетом. Другими словами, население стало чаще пользоваться банковскими картами, и не только для получения денежных переводов, но и для оплаты всевозможных услуг и товаров.

«Рост транзакционного бизнеса связан в первую очередь с привлечением новых активных клиентов, использующих кредитные карты для оплаты покупок, — отметил начальник управления маркетинговой стратегии и исследований ВТБ24 Дмитрий Лепетиков. — В большинстве случаев мы видим, что транзакции — это не оплата товаров и услуг, а снятие наличных. Эта статья по-прежнему основная. Тем не менее число клиентов, которые не просто снимают деньги два раза в месяц, растет — люди учатся пользоваться картами».

Переход на безнал

Важнейшим барометром экономической ситуации является уровень деловой активности. Практически все участники рынка оценивают его как высокий. По словам директора департамента комиссионных продуктов ПАО «КБ «Восточный» Владимира Кудряшова, в начале текущего года наблюдалось аномально большое количества операций с наличной валютой.

Несмотря на традиционно повышенный интерес к расчетно-кассовым услугам, в транзакционном бизнесе можно выделить ряд предпочтений среди банковских клиентов, где несомненное лидерство занимает дистанционное обслуживание. Население все чаще отдает предпочтение ведению счетов онлайн.

«Безусловно, наблюдается тенденция перехода клиентов на дистанционное банковское обслуживание, а также использование альтернативных сервисов, — отметила директор управления транзакционного бизнеса Сибирского банка ПАО «Сбербанк» Елена Промская. — Расчеты платежными поручениями на бумажном носителе — это уже редкость. В банке порядка 99% клиентов используют автоматизированные системы, в частности, «Сбербанк Бизнес Онлайн» (СББОЛ) и «Сбербанк Бизнес». При этом подключиться ко многим услугам банка также можно дистанционно (через СББОЛ), не осуществляя визит в офис банка, в частности, разместить депозит, сделать заявку на подключение к корпоративной карте, подключиться к E-invoicing (электронный документооборот) и другое».

Новой вехой в развитии дистанционного обслуживания клиента, по мнению Елены Промской, может стать дистанционное открытие банковского счета. На текущий момент уже можно зарезервировать счет, а через мобильное приложение открыть на расстоянии второй и последующие счета.

Развитие дистанционного транзакционного бизнеса неизменно влечет за собой модернизацию ИТ-структуры банка, и, по мнению участников рынка, инвестиции в эту область могут стать значительными.

Как отметил вице-президент Банка «Авангард» Сергей Мокрышев, внедрение серьезной автоматизации и новых подразделений, создание которых было последствием возложения дополнительных функций со стороны ЦБ РФ, привели к тому, что банки вынуждены все это компенсировать новыми тарифами.

«Несмотря на большие вложения в ИТ-составляющую, банк не может экономить на таких расходах, иначе он потеряет конкурентное преимущество, а впоследствии и клиентов», — уверена директор розничного филиала банка ВТБ в Новосибирске Елена Зайцева. Она также добавляет, что представляемый ею банк, в частности, уделяет большое внимание развитию дистанционного обслуживания, которое использует порядка 90% корпоративных клиентов. По словам Елена Зайцевой, уже сегодня через дистанционные каналы, помимо расчетов в рублях и валюте, можно совершать конверсионные операции, отправлять паспорта сделок по валютному контролю и получать справки. «В конечном итоге наша цель — дать возможность клиенту получить любой транзакционный продукт банка без посещения офиса банка и подписания бумажных документов», — поясняет Елена Зайцева.

Дистанционное обслуживание коснулось и популярной услуги самоинкассации, предназначенной для внесения выручки на счет различных организаций. По словам Андрея Фишера, теперь можно вносить выручку на счет компании в режиме онлайн, в отличие от стандартной инкассации, при которой процесс зачисления денег на счет компании длится в среднем от одного дня. Таким образом клиенты могут избегать кассовых разрывов и повышать оборачиваемость денежных средств.

«Помимо этого, многие клиенты начинают активно пользоваться инструментами централизации и оптимизации казначейских функций и проявляют повышенный интерес к различным вариантам обслуживания внешнеторговой деятельности», — добавил Андрей Фишер. В частности, жителей Сибири и Дальнего Востока интересовали платежи в китайских юанях, поэтому условия расчетов по этой валюте были улучшены.

Еще одним немаловажным фактором в успешности развития транзакционного бизнеса банками является скорость обслуживания. Как напоминает Сергей Мокрышев, ЦБ ввел многорейсовую обработку межрегиональных платежей, сделав скорость исполнения операций вторым по значимости трендом после дистанционного обслуживания. В результате банки начали подстраивать под новые условия свою технологию обработки платежей, сокращать время доставки средств в любой город РФ. Кроме того, в «Авангарде» отмечают, что внутренние платежи в банке сделали доступными круглосуточно.

Любой ценой

Несмотря на то что сфера транзакционного бизнеса все время совершенствуется, по мнению участников рынка, банкам в этой области еще есть куда развиваться, поскольку клиенты хотят получать максимально быстрые, удобные и надежные сервисы по минимально возможной цене.

«Самое интересное и перспективное сейчас — создание сложных транзакционных услуг типа на базе системы межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) и государственных информационных систем ГИС ЖКХ (оплата коммунальных услуг), ГИС ГМП (оплата пошлин, штрафов ГИБДД) и т. п., — считает Владимир Кудряшов. — У банков появляются возможности достаточно недорого и быстро делать интересные для клиента сервисные истории, и параллельно возникают очень серьезные риски для традиционных агрегаторов платежей, поле деятельности потенциально будет стремительно сокращаться. И конечно, нужно создавать новые и поступательно развивать существующие услуги в каналах дистанционного банковского обслуживания, которые позволяют клиентам проводить транзакции без обращения в офис. Здесь тоже есть куда расти».

И если банк в кризис преследует свои цели, делая ставки на транзакционный бизнес и уходя от рисков, то население стало пользоваться чаще банковскими картами вместо наличных средств из-за недостаточности наличных денег. Пока эксперты не прогнозируют выхода из затянувшегося кризиса, люди вынуждены расплачиваться по кредитной карте с различными программами лояльности. Банки все чаще предлагают кредит без взимания процентной ставки при условии его использования в определенный промежуток времени. В совокупности увеличивающийся объем оборота безналичных средств делает этот рынок тесным для всех его участников, усиливая соперничество между ними.

«Конкуренция здесь будет обостряться и становиться все более изощренной, — продолжил Владимир Кудряшов. — Здесь активно играют производители телефонов: Apple с сервисом Apple Pay, Samsung с сервисом Samsung Pay. Начинают работать мобильные операторы, и, что приятно, Россия впереди планеты всей. Проект отечественного «МегаФона» и MasterCard, без преувеличения, на мой взгляд, можно назвать прорывным. Существенные наработки есть и у интернет-компаний, самая интересная из которых — HCE от Google. Безусловно, не следует забывать про платежные системы, заточенные под интернет-коммерцию (PayPall, Alipay), платежные сервисы, интегрированные в мессенджеры (наподобие MoneyTalk от Tinkoff) и социальные сети, услуги на базе технологий Blockchain/Ethereum. Уже сейчас все очень интересно, но вместе с тем очень жестко. Банкам нужно очень активно, агрессивно в этой области развиваться, кооперируясь с продуктовыми/технологическими лидерами, или создавать новые сервисы самим. В противном случае они рискуют не только транзакционные доходы потерять, но и основной бизнес».

Сложившаяся экономическая обстановка вынуждает банки переориентироваться на новые потребности рынка, наращивая долю транзакционных услуг в своем портфеле. Но, по мнению участников рынка, рассматриваемый вид бизнеса не способен «спасти» банк в случае возникших проблем. Как поясняет Сергей Мокрышев, важную роль в портфеле банка играет сбалансированное соотношение транзакционного и кредитного бизнеса. Однако Екатерина Суслова уверена, что комиссионные доходы от транзакционного бизнеса могут быть вполне сопоставимы с доходами от кредитования. А спрос на транзакционные продукты будет существовать, независимо от экономической ситуации в стране, поскольку обслуживание повседневной деятельности клиентов, необходимость в оперативном и качественном проведении расчетов, оптимизации финансовых потоков, получении дополнительных доходов — базовые потребности любого бизнеса.

Точка зрения

40_raiffaisenbankИлья Шаталов, заместитель директора по корпоративному бизнесу регионального центра «Сибирский» Райффайзенбанка:

— Что такое в вашем понимании транзакционный бизнес? Каковы его составляющие?

— Транзакционный бизнес — это взаимодействие банка с клиентом, направленное на обслуживание его расчетных операций. Фактически это комплекс различных банковских услуг, не связанных с принятием кредитного риска. Если говорить о банковских продуктах для корпоративных клиентов, то среди транзакционных сервисов я бы отдельно выделил блок «внешнеэкономические операции», а также блок «управление ликвидностью».

— Какую долю доходов составляют доходы от транзакционного бизнеса в общем объеме доходов банка? Какая доля планируется на 2016–2017 годы?

— В корпоративном бизнесе Райффайзенбанка в Сибири и на Дальнем Востоке доля транзакционных доходов в общем объеме — от 25% до 50% в зависимости от сегмента бизнеса и сезонных колебаний, которые также оказывают влияние на операционные потоки клиента. Сегодня перспективно развивать транзакционные продукты, делая клиентам пакетные предложения в сегменте среднего и крупного бизнеса, а также развивать новые для рынка услуги в части ВЭД. Мы будем работать над тем, чтобы в будущем доля транзакционного бизнеса в структуре доходов корпоративного блока банка в Сибири и на Дальнем Востоке не снижалась.

— Насколько услуги транзакционного бизнеса определяют выбор клиентом банка?

— Качественные транзакционные услуги и широкий выбор продуктов — это необходимая составляющая для банка, привлекающего на обслуживание значимые региональные компании. Но недостаточная для окончательного выбора предприятием основного банка-партнера. Удобный интерфейс, продвинутый электронный банкинг и программное обеспечение, привлекательные ценовые условия по транзакционным продуктам должны сочетаться с хорошими условиями по кредитным продуктам. Кроме того, с учетом той политики оздоровления банковской системы, которую проводит Центральный банк, в последние годы крупные компании придают все больше значения кредитному качеству банка-партнера.

— Ваша сравнительная оценка традиционной и «пакетной» формы оплаты услуг транзакционного бизнеса?

— Среди пакетных предложений транзакционных услуг, которые сегодня банки формируют для клиентов в сегменте крупного и среднего бизнеса, попадаются достаточно привлекательные. Но и традиционные формы оплаты расчетно-кассового обслуживания должны быть в продуктовой линейке банка, работающего с корпоративными клиентами. «Пакетная» форма более активно развивается и пользуется большим спросом в сегменте среднего бизнеса, где компании, как правило, переходят полностью на обслуживание к основному банку-кредитору. У подобных предприятий прогнозируемый денежный поток и структура расчетов, поэтому для них комфортно и выгодно использование пакетных предложений, заточенных под интересы их бизнеса. «Пакеты» постоянно совершенствуются с учетом потребностей клиентов. Так, например, нелишним будет дополнять их услугами по аутсорсингу валютного контроля, обслуживанию ВЭД персональными менеджерами банка. Эти сервисы позволяют минимизировать затраты при сохранении качества ведения паспортов сделок и соответствующей отчетности.

— Как вы видите перспективы развития транзакционного бизнеса?

— В перспективе банки, на мой взгляд, будут готовы делать весь транзакционный бизнес «под ключ». В комплекс услуг «под ключ» могут быть внесены обслуживание ВЭД, кэш-пуллинги, стандартное расчетно-кассовое обслуживание, конверсионные операции, интернет-эквайринг, таможенные карты и системы и т. п. Транзакционный бизнес станет «умнее» и на 100% уйдет в электронный банкинг. Но при этом останется ниша консалтинга, обслуживания нетривиальных контрактов или сопровождения уникальных сделок, а также помощь клиентам в налоговом администрировании (например, те функции, которые были переданы от Росфиннадзора).

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ