Протянуть руку помощи или просто не мешать?

Как федеральные и региональные власти могут поддерживать ИТ-отрасль

О том, что государству необходимо оказывать помощь высокотехнологичным отраслям, говорится давно и много. Но как именно должна оказываться эта помощь и в каком объеме — мнения расходятся. Многие участники процесса считают, что проект помощи ИТ-отрасли, как и многие другие проекты на старте, потребует огромных финансовых вливаний — и это в не самых стабильных экономических условиях. Может ли оказаться так, что ИТ-разработчикам от государства нужно совсем другое?

На вопрос «Что для вас предпочтительнее: чтобы вам просто дали деньги или возможность заработать их самим?» представители ИТ-отрасли выбрали второй ответ. И государство пошло им навстречу, облегчив самую тяжелую статью расходов всех компаний-разработчиков. То есть отчисления в Пенсионный фонд (ПФ) с заработной платы и налога на прибыль. «Самым значимым событием этого года в плане поддержки ИТ-отрасли я считаю продление действия пониженных тарифов страховых взносов, которое теперь будет действовать до 2023 года, — высказывается директор компании «Информационные системы и сервисы» Алексей Шовкун. — Поскольку заработная плата в ИТ-компаниях — основная статья расходов, такая льгота существенно упрощает жизнь компании».

В свою очередь руководитель ассоциации «СибАкадемСофт» Ирина Травина напоминает, что с точки зрения государства основная поддержка оказывается через льготы по социальным взносам. По ее мнению, любая компания, аккредитованная в Минкомсвязи, может воспользоваться этой льготой при условии, что 90% ее выручки получается за счет продаж программ, лицензий и так далее. И это должны быть собственные разработки, а не перепродажи. Сколько сейчас компаний в Новосибирске пользуется этой льготой? Два года назад, по словам Ирины Травиной, их было 42 (а всего в Минкомсвязи было аккредитовано около 80), на сегодня — около 100.

Объясняется такой быстрый рост достаточно просто: помимо обязательной аккредитации и нормы по доле софта в прибыли, есть еще одно ограничение — минимально допустимая численность сотрудников. Вплоть до недавнего времени «нижняя планка» составляла 30 человек — а многие, очень многие ИТ-компании работают (и успешно) с куда меньшим составом. Государство сделало шаг им навстречу и снизило «минимальный штат» до семи человек. «Сейчас считается, что семь человек — это уже компания, где есть руководитель, отдел продаж, отдел разработки и так далее», — констатирует Ирина Травина. Есть и еще одна причина, по которой ИТ-разработчики могут не получить этот весомый бонус в работе — они могут о нем просто не знать. Встречаются и такие случаи.

Получившие льготу компании имеют возможность отчислять в ПФ всего 14% от фонда оплаты труда. «Меньше никак нельзя, — подчеркивает Ирина Травина. — Этот налог платят даже предприятия Сколково». То есть из 114 условных рублей, выплаченных хозяином бизнеса, разработчику на руки ляжет 87 — за вычетом 14% отчислений и 13% НДФЛ.

Эта поддержка оказывается на областном уровне — так же, как и региональный закон, «прощающий» ИТ-разработчикам 4,5% прибыли, при соблюдении всех приведенных выше условий. Этой льготой, по оценке Ирины Травиной, пользуются порядка десяти новосибирских компаний, все они — крупные игроки уровня «2ГИС». Для малых разработчиков эта льгота неактуальна в силу того, что действует она только на общих правилах налогообложения. Помимо Новосибирской области, такая программа действует в Воронежской области.

Есть в Сибири и льготы для компаний, работающих на упрощенной системе налогообложения: Алексей Шовкун приводит в пример Бурятию, Тыву и Иркутскую область. Есть и регионы, в которых оказывается поддержка и ИП в данной сфере — например, в Омской области.

Работают программы и на уровне муниципалитета, но они носят больше общий характер содействия малому и среднему бизнесу, но ничто не мешает получать такую поддержку и ИТ-компаниям. «Лично я рад был в прошлом году поучаствовать в образовательном проекте «Бизнес-драйв», который был организован в прошлом году мэрией Новосибирска», — высказывается Алексей Шовкун.

Помимо прямой поддержки, есть и косвенная, например, через технопарки: «По факту получается, что это своеобразный информационный агрегатор различной информации, которая может быть полезна резидентам и которая действительно часто бывает полезна и позволяет компаниям развиваться быстрее при меньших затратах, — говорит Алексей Шовкун. — Например, уменьшаются затраты на обучение сотрудников, так как проводятся обучающие семинары, стоимость участия в которых для резидентов составляет очень небольшие деньги. Также есть возможность привлекать какие-то дополнительные инвестиции по различным программам». Сюда же можно отнести поддержку различных государственных некоммерческих организаций, в частности, Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, где совокупный объем финансирования, по словам Алексея Шовкуна, составляет до нескольких миллиардов рублей.

Кроме того, сюда можно отнести общие программы содействия малому и среднему бизнесу — они не ориентируются специально на ИТ, но те также могут ими воспользоваться.

Как деньги утекают в законодательные дыры

На сегодня одной из самых прибыльных форм монетизации программ — в первую очередь игровых — является Freemium-подход. Бесплатная или почти бесплатная основная часть — и большое количество недорогих дополнений. В отличие от shareware-программ (подход «попробуй, прежде чем купить»), они не отключаются после «пробного» месяца и доплаты за контент носят сугубо добровольный характер, но на практике freemium-разработки приносят огромную прибыль, которая продолжает расти по всему миру. И если эту схему грамотно вписать в налоговое законодательство, то это открыло бы новые возможности. Однако в России этого сделать пока не удалось.

В настоящее время микроплатежи, на которых держится Freemium, классифицируются российским законодательством как услуга, а не продажа, что не только отменяет все приведенные выше льготы (и не идет в зачет 90% продаж софта), но и накручивает НДФЛ, а заодно еще и НДС, так как услуга продается через Интернет. Нетрудно догадаться, как на это реагируют малые компании-разработчики — уходом либо в тень, либо под чужую юрисдикцию. «Вот так наши налоговики режут кур, которые несут золотые яйца, — резюмирует Ирина Травина. — А уцелевшие куры убегают к соседям».

Придушить импорт или помочь экспорту?

Протекционистские меры, которые призваны не отдать молодых ИТ-творцов на съедение «акулам» из Microsoft или Oracle, на самом деле не вызывают у российских разработчиков особого энтузиазма. «С одной стороны, импортозамещение полезно, с другой — важно не перегнуть палку, иначе на смену хорошему, но чужому продукту придет не очень хороший отечественный. Нужна грамотная пропорция, — высказывается Ирина Травина. — В каких-то областях, например, в вопросах безопасности, замена импортных разработок на отечественные очень нужна, но строить все развитие на этом ни в коем случае нельзя. Просто потому, что это сильно повлияет на качество работы. Уровень образования надо поддерживать, но конкуренцию убирать не стоит».

А вот помощь с выходом на международные рынки очень бы пригодилась. Тем более что в этом вопросе региону есть что там представить. «Кемеровская компания «Автоматизированные системы контроля» в этом году получила поддержку на международном уровне. Они стали одним из двух финалистов акселератора, проводимого венчурным фондом TURN8 в Университете Информационных технологий, механики и оптики в Дубае, — приводит пример Алексей Шовкун. — В общем, могу только вспомнить старую поговорку: кто ищет возможности для развития — тот их находит».

Ориентации региональных разработчиков на внешние рынки способствует и то, что их продукция — это товар, которому нужен покупатель. По словам Ирины Травиной, объем внутреннего российского рынка очень невелик (около 1,5% от мирового, по международным оценкам), и порядка 90% его сосредоточено внутри МКАДа. Основными заказчиками внутри страны являются либо государство, либо окологосударственные крупные компании — все основные заказы идут от них, в то время как розничный рынок развит пока довольно слабо. И это заставляет малых и средних разработчиков больше ориентироваться на заграницу, где все процедуры заказа и оплаты давно отработаны и достаточно прозрачны, как и тендеры на разработку.

Здесь наряду с микроплатежами кроется еще одно «узкое место» законодательства. Переусложненные условия работы — валютный контроль, паспорта сделки, транзитные счета с оправдательными бумагами — опять-таки вынуждают ИТ-разработчиков уходить «на сторону». «Чем проще условия для ИТ-шников, чем проще будет организовывать стартапы и получать за свою работу деньги — тем больше денег получит наше государство, — продолжает Ирина Травина. — Если разработчик понимает, что проще зарегистрироваться в другой стране, чем бороться с бюрократической машиной здесь, — он потерян для нас как налогоплательщик. В лучшем случае он будет тратить в нашей стране свою прибыль, это тоже приносит пользу, но меньшую, чем можно было».

Кадры по-прежнему решают все

В «кадровом» вопросе представители ИТ и органов власти высказались на удивление единодушно: проблемы есть, и их надо решать в первую очередь. «Прямое субсидирование — не самый грамотный способ помощи отрасли, — высказывается начальник департамента связи и информатизации мэрии города Новосибирска Александр Горнштейн. — ИТ-отрасль нуждается в качественной подготовке кадров, где ситуация на сегодня оставляет желать лучшего. Если государству нужны свои конкурентоспособные разработки как для импортозамещения, так и для выхода на внешние рынки, ему нужно помогать еще с институтской скамьи растить тех, кто их будет создавать, а уже потом говорить об импортозамещении. По моему личному мнению, государство должно вкладываться в первую очередь в создание умов, а это процесс, сами понимаете, не быстрый».

Ирина Травина очень положительно оценивает эти меры, ссылаясь на то, что за последние годы число бюджетных мест в вузах по определенным специальностям выросло почти вдвое. «Очень действенная мера, способная в будущем облегчить нехватку кадров», — замечает Ирина Травина.

А на хард деньги все-таки нужны…

В отдельных направлениях не удается обойтись без финансовых вливаний — речь о тех направлениях, которые развиты в регионе совсем слабо. «На мой взгляд, сильнее всего нуждается в помощи отрасль по созданию собственной компонентной базы, одна из самых важных, в которой мы сильно отстаем, — высказывается Александр Горнштейн. — Безусловно, это потребует серьезных вложений, но без них столь значимую отрасль нельзя поднять. Но если поднимем, на нем, как на фундаменте, будет базироваться все остальное развитие».

Фраза насчет своей и чужой армии — какую-то из них в любом случае придется кормить — применима и к «железу». «Если сейчас мы будем просто давать деньги тем, кто занимается реализацией технологических процессов и продуктов, где используется преимущественно зарубежная компонентная база, это будет означать, что мы все-таки субсидируем разработку «железа», но уже не в нашей стране, а за границей, — комментирует Александр Горнштейн. — Если кто-то покупает компоненты, например, в Китае, собирает их на китайском же заводе и ставит знак «российский продукт» — это никакое не импортозамещение»».

При этом если предприятия по выпуску компонентов заработают, им понадобится своя программа поддержки на законодательном уровне — та, что работает в настоящее время, ориентирована только на софт.

Итоги и перспективы

Чего стоит ожидать ИТ-шникам от государства дальше, когда, с одной стороны, нужно импортозамещаться, с другой — денег на это не так много? И как можно оценить уже достигнутые результаты?

То, что поддержка будет продолжаться, подтвердил и начальник департамента развития информационного общества Томской области Андрей Максименко. По его словам, сейчас рассматривается два основных сценария развития ИТ-отрасли в регионе до 2025 года — базовый и форсированный. Первый предусматривает развитие отрасли в рамках действующих программ, второй — привлечение дополнительного вливания с увеличением бюджета в 2,4 раза по сравнению с базовым вариантом. Результат ожидается следующий: темп роста ИТ-отрасли на уровне 15% в год, доля ИТ-сектора в ВРП не менее 0,69% (1,15% при форсированном сценарии), объем отгруженных товаров увеличится в 4,6 раза (9,2 раза) всего и в 4,25 раза (8,4 раза) — на экспорт.

«Лично мое впечатление от мер поддержки в этом году — она понемногу увеличивается. Считаю, что это связано с двумя основными факторами — признание сферы ИТ перспективной для диверсификации экономики и важной для обеспечения независимости нашей страны, а также просто зрелостью рынка, когда становится понятно, в чем нуждаются ИТ-компании для дальнейшего развития, — подводит итог Алексей Шовкун. — На мой взгляд, в будущем должна оказываться всевозможная поддержка экспортеров из числа ИТ-компаний (причем именно готовых продуктов, а не различного аутсорса), так как это совпадает со стратегическими целями государства. Уменьшение поддержки ИТ-отрасли, на мой взгляд, точно не грозит, но и в глобальном ее увеличении тоже потребности нет». По словам собеседника «КС», в отрасли ИТ нет таких кризисных явлений, как в некоторых других отраслях, и это относительно стабильный сегмент экономики, который спокойно развивался, когда ему вообще никакого внимания не уделялось со стороны государства. «Создание фонда развития информационных технологий на федеральном уровне так или иначе увеличит объем денег на рынке ИТ, но лично у меня есть ощущение, что эти средства уйдут в крупные компании. Но, опять же, и это не плохо, если ставить задачи по развитию отрасли целиком, поскольку в других странах есть известные компании, доля доходов которых от госсектора своих стран значительна, поэтому и их поддержка может быть оправдана и дать хорошие дивиденды для страны», — заключает Алексей Шовкун. В любом случае, по его словам, внимание к отрасли со стороны государства увеличивает интерес к этому направлению бизнеса, а следовательно, позволяет развиваться качественно из-за повышающейся конкуренции, и это хорошо для всех.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ