«Венчурный фонд для нас — это, в первую очередь, социальный проект»

В условиях кризиса малый и средний бизнес как никакой другой нуждается в поддержке. Важным инструментом, способным поставить молодой, но многообещающий бизнес на ноги, является венчурное финансирование. Богатый опыт работы в этом сегменте накопил Промсвязьбанк. В интервью «КС» руководитель блока «Средний и малый бизнес», заместитель председателя правления ПАО «Промсвязьбанк» ВЛАДИМИР ШАТАЛОВ рассказал об особенностях поддержки малого бизнеса в кризисное время, о самых успешных проектах, поддержанных Венчурным фондом банка, а также о планах на текущий год.

Венчурный фонд был запущен ПАО «Промсвязьбанк» в сотрудничестве с общероссийской общественной организацией малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» в феврале 2013 года.

Основной сегмент для размещения средств – малый бизнес молодых предпринимателей, у которых уже есть успешный предпринимательский опыт, те, кто только начинают новый проект или хотят кратно увеличить масштаб существующего. Общий размер фонда – 300 млн. рублей. Сумма инвестиций в один проект от 1,5 до 10 млн. рублей. На данный момент фондом профинансировано 25 бизнес-проектов молодых предпринимателей из различных регионов России на общую сумму более 100 млн рублей.

Успешные проекты

– Владимир, зачем Промсвязьбанк создал Венчурный фонд, ведь поддержка начинающих предпринимателей может принести деньги только в отдаленной перспективе? 

Понимаете, Венчурный фонд для нас — это, в первую очередь, не программа кредитования, которая должна приносить доход, а именно социальный проект. Коммерческую отдачу от него мы можем ждать только в отдаленной перспективе.  Но для нас важно увеличить портфель в сегменте малого и среднего бизнеса. И это одна из причин, по которой Промсвязьбанк занимается поддержкой молодых предпринимателей.

Я напомню, что Венчурный фонд мы создали в 2013 году. Он был сформирован  с капиталом  в 300 млн руб. Их мы планировали выдать в виде инвестиций на развитие талантливых и оригинальных бизнес-идей. Такие проекты мы разыскиваем по всей России, и часть вложенных денег уже выдали.

То есть Венчурный фонд работает уже три года. Скольким предпринимателям он помог за это время?

– Мы инвестировали порядка 100 млн руб.: это 25 сделок в нескольких городах страны. Но мы не гонимся за количеством, считаем хорошим результатом уже сам факт того, что удалось найти подходящие проекты и заключить имеющиеся сделки. Ведь мы хотим не просто раздать деньги, а поддержать именно эффективные идеи. Мы рассчитываем, что около 80% талантливых ребят, которым мы помогли, покажут положительный результат. Тогда как стандартно в венчурном бизнесе этот процент на уровне 20%.

Мы хотим не просто раздать деньги, а поддержать именно эффективные идеи

Я честно скажу, что сейчас на рынке не так уж и много интересных проектов и, тем более, действительно профессиональных молодых предпринимателей. Так что с уверенностью могу сказать, что 25 проектов, которые мы нашли — это прекрасный результат за такое время.

Уже три из отобранных команд смогли «выйти», то есть продали принадлежащие венчурному инвестору пакеты акций. Это заключительный этап венчурного инвестирования. И такие проекты мы выделяем особо. Ведь, как правило, на это требуется порядка пяти лет. А у нас всего за три года уже три кейса заработали в полную силу и вернули инвестиции с заложенной доходностью. Мы гордимся таким результатом.

– Можете рассказать об этих трех проектах?

Наш самый крупный инвестиционный проект это «Велодрайв» Кирилла Остапенко  из Санкт-Петербурга. Идея бизнеса пришла автору во время поездки в США по программе Work&Travel. Чтобы добираться до работы, он купил велосипед. А потом попал в ДТП, где повредил его, и не мог решить, что лучше: продать сломанное средство передвижения или отдать в ремонт. Так он узнал, что починка велосипедов стоит не дешево. И, уже вернувшись на Родину, молодой человек решил организовать  веломастерскую с точкой продаж вело-аксессуаров. И, постепенно, из одной точки он создал целую сеть. На расширение ему потребовались дополнительные средства. Но не каждая финансовая структура была готова поддержать начинающего предпринимателя.

В этот проект наш Венчурный фонд вложил 10 млн руб. А сейчас «Велодрайв» уже продает собственную франшизу. Выручка сети сегодня составляет 200 млн руб. в месяц. И весь путь молодой бизнесмен прошел всего за 10 лет. Кстати, выручка этого проекта в 1,5 раза превысила наш прогноз.

Особенно радует, что Кирилл Остапенко остался с Промсвязьбанком. Сейчас он перешел на стандартные условия кредитования.

– А вторая история?

– Это компания «НИКо» из Вологды супругов Натальи Корепиной и Юрия Попова. Они вели семейный бизнес с 1998 года, торгуя продуктами питания.  Начинали с одной точки, но потом расширились до четырех капитальных магазинов.

Средства Венчурного фонда потребовались этому бизнесу, чтобы открыть торговый центр, приобрести торговое и техническое оборудование. В данный проект мы вложили 4,4 млн руб. на 3 года. Кстати, как один из плюсов заявки, мы отметили тот факт, что доля импортных товаров в магазинах составляет всего 15% ассортимента. Подобное распределение структуры продаж очень актуально в текущей экономической и политической ситуации. Это позволяет минимизировать валютные риски в торговле, а они сейчас высоки.

Наталья и Юрий погасили инвестиции фонда досрочно и выкупили все доли. Для этого они использовали не только выручку нового Торгового центра, но и прибыль других направлений бизнеса.

– Каков же третий проект?

–  Новосибирская прачечная самообслуживания «Баба-Шура», ориентированная на студентов. Собственники этой компании –  партнеры Александра Пимоненкова и  Вячеслав Демидов –  продали бизнес по выгодной цене. Это и позволило рассчитаться с фондом.

Такая ситуация –  очень редкая  для малого бизнеса в нашей стране. У нас нет активного рынка движения капитала среди малых предприятий.

Мы очень довольны результатами проектов, успешно вернувшими инвестиции фонду, о которых я сейчас рассказал. Теперь анализируем их, чтобы еще эффективней работать с другими уже профинансированными идеями и новыми молодыми предпринимателями.

– А действительно ли нужен Венчурный фонд таким бизнесменам, которые способны так быстро выйти на высокую прибыль?

– По моему опыту, финансовые вложения позволяют хорошей бизнес-идее выйти на такие показатели, которых без поддержки проект добивался бы многие годы. Я считаю, что инвестиции, в первую очередь, обеспечивают прорыв. Эту стратегию можно назвать революционной, и ее выбирают те, кто рассчитывает быстро ускориться и не желает упустить время, пустив конкурентов на свой рынок.

Финансовые вложения позволяют хорошей бизнес-идее выйти на такие показатели, которых без поддержки проект добивался бы многие годы

– А на каких условиях предприятие может рассчитывать на поддержку со стороны венчурного фонда?

– Скажу так, привлекать венчурные инвестиции имеет смысл, если предприниматель уверен в своих силах и сумма будущей прибыли планируется в 1,5-2 раза больше стоимости венчурных инвестиций.

В инвестиционной декларации фонда зафиксирована  минимальная стоимость венчурного финансирования – 25% годовых.  Но нельзя сравнивать эту ставку со стандартными кредитами для бизнеса, ведь наши клиенты не могут получить обычный заем в банке: кто-то из-за небольшого срока существования компании, кто-то из-за недостатка оборотных средств или прибыли. А Венчурный фонд позволяет обойти стандартные ограничения. К тому же для нас главное – это именно поддержка талантливых бизнесменов, которые способны преодолевать трудности. Поэтому важно, чтобы предприниматель смог нас убедить и обосновать свой проект, смог показать нам, что, если в его бизнес вложить деньги, он сразу начнет активно развиваться и приносить прибыль.

Влияние кризиса

– Сейчас поступает меньше заявок?

– Да, влияние кризиса ощущается. Так, в 2013 году мы нашли около 1,5 тыс проектов, которые хотели получить инвестиции. Собственно, все наши основные сделки оттуда.

Долгое время предприниматели думали, будто необходимо наладить продвижение, а не менять процессы в корне

А в 2014 году изменился характер заявок: предприниматели из сферы услуг и торговли стали обращаться в Венчурный фонд не в поисках вложений для развития, а чтобы пополнить оборотные средства. То есть во время кризиса основной задачей для бизнеса стало не развитие, а спасение компаний. Однако венчурное финансирование – это не совсем подходящий инструмент в данном случае. Таким компаниям мы в первую очередь помогаем консультированием. Это тоже важно, потому что у многих предпринимателей резкое ухудшение экономической ситуации вызывает растерянность и панику. А мы подсказываем, как, например, разложить себестоимость на составляющие, чтобы выявить долю зарубежного сырья или оборудования, и поискать альтернативы.

Также наш фонд помогал тем, кто хотел снизить валютные риски и решил вложиться в оборудование или технологии. В данном случае мы расширили свою инвестиционную политику и стали, в том числе, рассматривать проекты, которые привлекают финансирование на поддержание  текущего бизнеса. Но, увы, многие стремились именно пополнить оборотные средства, увеличить расходы на маркетинг или отдел продаж. Долгое время предприниматели думали, будто необходимо наладить продвижение, а не менять процессы в корне.

Конечно, мы осознаем, что прежнего спроса на инвестиционные деньги не будет до тех пор, пока условия ведения бизнеса более-менее не стабилизируются. Однако положительную динамику после  2014 года можно отметить уже сейчас. Бизнес постепенно адаптируется и продумывает новые модели. Люди понимают: работать, как раньше, уже не получится.

– То есть сейчас стало больше компаний, которые занимаются импортозамещением и ориентируются на развитие собственного производства?

– Да. С 2015 года мы в основном поддерживаем именно те компании, которые нацелены на импортозамещение и производство. Бизнес действительно меняет приоритеты. Многие стали ориентироваться на ту сырьевую базу и те рынки сбыта, которые доступны в нынешних условиях.  Основные тенденции: минимизация импортной составляющей в себестоимости и максимальная ориентация на экспорт. Среди новых заявок все чаще попадаются производственные проекты. Отмечу, что они очень глубоко продуманы создателями, что не может не радовать. И сейчас мы всерьез рассматриваем ряд заявок из этой сферы. Мы готовы вкладывать в производство.

– А, как вы считаете, бизнес по франшизе – это хороший антикризисный вариант? Вы  инвестируете во франшизы?

– Мы поддерживаем открытие бизнеса на условиях франчайзинга, а также покупку готового бизнеса. Но это не значит, что предприниматель может расслабиться. Необходимо самостоятельно анализировать условия и перспективы проекта на конкретной территории. Мы настоятельно рекомендуем бизнесменам не лениться и самостоятельно пересчитать все показатели, «прощупать» обстановку на месте, а не брать готовый бизнес-план у продающей стороны.

Вот, например, интересный кейс. В октябре 2014 года молодые предприниматели Олег Родионов и Дмитрий Астафьев решили открыть в Чите бар «Дорогая, я перезвоню» (это московская сеть, которая работает и в других городах). Причем Олег и Дмитрий опытные предприниматели, правда, они работали не в  ресторанном бизнесе, а в фитнес-индустрии, но хотели попробовать новое направление.

Бизнесмены получили средства, приобрели мебель и  кухонный инвентарь, оформили помещение, подготовили персонал и открылись. Однако, реальные финансовые показатели заведения сильно отличались от заявленных франчайзером. Мы вместе с ними проанализировали ситуацию и попытались выяснить, почему клиенты не пошли в этот бар. Оказалось, что менталитет в Чите сильно отличается от московского. Посетители не оценили атмосферу нового заведения, хотя сами собственники бара очень верили в этот формат. Но целевая аудитория оказалась не достаточно проработана.

И, после длительных переговоров с участием франчайзера, самих предпринимателей  и специалистов фонда, решили адаптировать заведение к территории, отказавшись от франшизы. Теперь Олег и Дмитрий самостоятельно развивают заведение под новым названием – «Первым делом самолеты…» Для Читы, считающейся центром Забайкальского военного округа, это более подходящий вариант. Финансовые показатели уже демонстрируют рост.

Так что франшиза – не панацея. Важна активная позиция самого предпринимателя.

– Но ведь молодым предпринимателям не всегда хватает компетенции для принятия правильных решений.

– Да, чаще всего молодым предпринимателям требуется экспертная поддержка. Хотя мы и не работаем с теми, кому требуется объяснять азы ведения бизнеса, но всегда оказываем консультационную поддержку, помогаем проектам с первых дней сотрудничества. Ведь консультации и наставничество – это отдельное направление работы Венчурного фонда. В частности, мы поводим мастер-классы и круглые столы по различным тематикам, организуем обучение бизнес-планированию.

Именно в 2015 году консультация и поддержка специалистов Венчурного фонда оказалась особенно востребована предпринимателями. В сложный, кризисный период для предпринимателей особенно важно иметь возможность опереться на данные, которые могут дать опытные эксперты. Особенно многим хочется услышать прогноз развития ситуации от специалистов. Наши менторы помогают сориентироваться. Иногда требуется также психологическая поддержка.

Можно сказать, что все проекты из 25-ти, которые мы поддерживаем, под действием кризиса скорректировали бизнес-модели. И это не смотря на то, что при запуске проекта мы вместе их утверждали. Особенно радует, когда инициаторами изменений становятся сами предприниматели. Это значит, что они держат руку на пульсе и понимают, как снизить затраты или, например,  решают изменить продуктовую линейку в ответ на изменившийся спрос.

Венчурный фонд проводит ежеквартальный мониторинг проектов. В процессе общения с бизнесменами наши специалисты предлагают свои варианты, корректировки планов и стратегии. Радует, что, в основном, предприниматели охотно прислушиваются и даже ждут такого аудита.

Надо помнить, что бизнес-план – это  не догма, а бизнес – это живой организм. Сейчас ему нужно проводить ежемесячную, а то и  еженедельную диагностику с корректировкой  курса развития.

– Какие планы у фонда на 2016 год? 

–  В 2016 году мы ожидаем выхода наших текущих проектов на плановые показатели, или даже выше.  Возможно, кто-то даже будет готов завершить инвестиционное финансирование, как это уже сделали проекты, о которых я рассказал.

В наших планах – усиление консалтингового направления. Что касается финансирования, то мы делаем ставку на производственные проекты.

Если говорить о конкретных цифрах, то хотелось бы в этом году инвестировать в 10 компаний или больше. Кстати, наши специалисты  активно и подробно изучают меры поддержки, которые предусмотрены для российских производителей. Мы готовы помочь самым лучшим идеям и талантливым бизнесменам. При чем не только деньгами, но и советом.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ