Рынок ERP-систем: насыщенность и дорогой доллар — не приговор

Несколько лет подряд рынок ERP-систем в России был на подъеме, а потом, в 2014 году, наступил резкий спад. Аналитики IDC отметили отрицательную динамику в денежном выражении, TAdviser сообщил о снижении за два года числа внедренных проектов в полтора раза. И это еще без учета того, что вскоре были введены внешние санкции, а доллар и евро стали неуклонно расти, что, по мнению многих, просто добило отрасль. Но так ли все однозначно?

ERP-системы (с английского — Enterprise Resource Planning, планирование ресурсов предприятия) — специализированные программные комплексы, интегрирующие производство и операции, управление трудовыми ресурсами, финансовый менеджмент и управление активами, ориентированные на непрерывную балансировку и оптимизацию ресурсов организации. Вместе с CRM-системами являются информационным фундаментом деятельности предприятия.

Падение началось не вчера, а рост может вернуться уже завтра

Оценивая объем рынка, аналитическая компания IDC ведет подсчеты в долларах. Логично предположить, что именно поэтому он так «просел» в 2014 году. Однако нет, все обстоит иначе. Если оглянуться назад, можно заметить, что продажи ERP-решений не рухнули в одночасье, а планировали вниз на протяжении нескольких лет — рост постепенно замедлялся (+31,9% в 2010 году, +42,8% в 2011 году, +9,5% в 2012 году,+5,9% в 2013 году), пока не стал отрицательным (–14,2% в 2014 году). «Если сравнивать продажи в 2015 году с результатами 2014-го, цифры практически не изменились, рост оборота составил несколько процентов», — поделилась свежими данными руководитель департамента решений SAP компании Softline Мария Коршунова.

«Потяжелевший» доллар не стал, вопреки пессимистичным ожиданиям, надгробным камнем для сегмента ERP уже потому, что его «вес» не повышается равномерно и неуклонно, а меняется в течение года так же, как погода в Сибири — и тоже в обе стороны. Так было в 2015 году, и в 2016-м ожидается нечто подобное. И все же с каждым «шагом» курс доллара постепенно растет — и это не может не сказаться на переделе мест в Топ-5 поставщиков ERP-систем в России: SAP, «1C», Microsoft, Oracle и «Галактика». Само собой, в пользу российских компаний.

Но и это тоже началось не вчера — председатель новосибирского клуба ИТ директоров Сергей Голубицкий вспоминает, что еще в 2007 году «1С» обошла Oracle и Microsoft и заметно потеснила SAP, заняв второе место в пятерке. И сейчас это стало еще актуальнее: «По мнению ряда экспертов, на рынке ERP наблюдается существенный интерес к решениям отечественных производителей. Не в последнюю очередь это обусловлено тем, что стоимость лицензий американских производителей ERP-решений в несколько раз выше, чем лицензии 1С», — поясняет эксперт. Но о вытеснении из России мировых вендоров отечественными разработчиками речь не идет.

Если в количественном выражении «1С» является безусловным хедлайнером по количеству внедрений, то по масштабности крупные проекты принадлежат американским компаниям: SAP, Oracle и Microsoft. «В «классике» решения ERP — это продукты SAP, Oracle, Microsoft и ряда других компаний, которые закрывают предприятие целиком, тогда как для компании среднего уровня чаще всего используются решения на платформе «1С:Предприятие», которое сложно отнести к ERP, так как далеко не все аспекты деятельности предприятия идеально автоматизируются на этой платформе, — рассказывает директор компании «Информационные системы и сервисы» Алексей Шовкун. — Поэтому чаще всего получается, что средние предприятия используют набор решений: для управления финансами, бухучета это как раз продукты «1С», для документооборота — отдельный продукт, для управления проектами — третий, для аналитики и работы с данными — четвертый, CRM-система — пятый. Особой проблемы в этом я не вижу, поскольку создание универсальной платформы ведет напрямую к другим ограничениям — в первую очередь в удобстве работы с программным продуктом. Поэтому самые лучшие решения не могут быть универсальными, а являются узкоспециализированными».

Вариант с заменой лицензионных зарубежных решений на «свободные», по мнению Алексея Шовкуна, не всегда может быть оптимальным. «Могу рассказать о нашем опыте проработки проектов внедрения зарубежных ERP-систем с открытым кодом (например, ADempiere): в итоге получалось, что стоимость доработки таких решений выше, чем приобретение лицензий на широко распространенные на рынке продукты с учетом стоимости их внедрения. Поэтому, несмотря на то что в нашем портфеле решений есть платформы с открытым кодом (в частности, для решений по документообороту и созданию порталов), мы не предлагаем заказчикам продукты на использующихся за рубежом открытых ERP-платформах, т. к. стоимость их доработки под российскую специфику будет выше, чем приобретение уже «заточенной» под наше законодательство и специфику готовой платформы».

Представители Oracle оценивают будущее рынка ERP в России достаточно оптимистично, даже с учетом роста доллара и насыщенности рынка: «Можно говорить о том, что ERP-рынок не умер, а получил второе дыхание, основанное на глобальной тенденции цифровой трансформации бизнеса, — говорит директор департамента предпроектного консалтинга по бизнес-приложениям Oracle СНГ Артур Хамидуллин. — Внешние факторы и необходимость поиска резервов роста в различных отраслях не оставляют другого выхода, как только меняться и использовать лучшие практики, переходить к переоценке своего бизнеса и начинать процессы изменений, используя в качестве рычага эволюционное развитие текущих корпоративных информационных систем, ERP-системы нового поколения и новые модели их использования. Следует отметить, что все больше компаний приступили или приступают к процессам трансформации и развития своих ERP-систем. Все больше клиентов начинает выстраивать гибридную модель использования, обогащая свою текущую ERP-систему лучшими практиками «облачных» решений, интегрируя дочерние компании и филиалы посредством подключения их к «облачным» сервисам».

Не все эксперты согласны с тем, что одновременно внедренные ERP-системы так же одновременно и устаревают, после чего их нужно будет одновременно менять. И все же места для роста есть: «Рынок вступил в фазу насыщения: почти все компании, которые хотели внедрить ERP-системы, уже сделали это, новых клиентов не так много, — говорит Мария Коршунова. — Существующие клиенты работают над уже установленными системами: внедряют новые модули, дорабатывают и развивают систему, интегрируют с другими решениями. Например, у клиента уже внедрен бухгалтерский учет, следующий этап — это внедрение CRM. Либо клиент выходит на новые рынки или расширяет бизнес, ему требуется развивать систему».

«Не нужно забывать, что объем рынка также поддерживается услугами по доработке, тонкой настройке и интеграцией, обновлениями и технической поддержкой. А это достаточно существенный пласт работ и, соответственно, кусок рынка», — добавляет Сергей Голубицкий.

Итак, куда же движется рынок? По мнению Сергея Голубицкого, итогом 2015 года стало падение от 20% до 35%, в долларовом исчислении и стабильность (либо незначительная потеря) в рублевом: «В 2016 году, возможно, также будет 5–15% спад в долларах, в рублях же возможен рост 5–10%. Могу предположить, что до тех пор, пока курс доллара США не стабилизируется, объем рынка ERP-решений также будет «плавать» в пределах $800–1000 миллионов».

Четыре ключевых тренда

Первым ERP-трендом, который двигает рынок уже лет пять-шесть и будет двигать дальше, остаются «облачные» решения. «До 2010 года преобладал традиционный подход во внедрении и использованию информационных систем. Для существования любой информационной системы, тем более такой как ERP, необходима соответствующая инфраструктура: локальная вычислительная сеть, сетевое, серверное оборудование, оборудование для хранения и резервирования данных, операционные системы и базы данных, — говорит Сергей Голубицкий. — После 2010 года многие компании-производители начали активно предлагать «облачные» решения ERP-систем, плюсы которых лежат на поверхности. В рассматриваемом случае компания платит только за функциональность решения, объем занимаемого места базой данных и за время пользования доступом к системе, при этом не неся затрат на инфраструктуру. Такие системы также называют «on demand» — «системы по требованию». Напомним, что, согласно данным IDC, именно на 2011 год пришелся пик роста рынка ERP, вскоре после начала «облачного бума».

Вторым важным трендом стала так называемая Big Data (серия подходов, инструментов и методов обработки структурированных и неструктурированных данных огромных объемов и значительного многообразия). Внедрение и поддержка ERP-систем относится к долгосрочным вложениям. По мнению Марии Коршуновой, то, что компания в текущей экономической ситуации решила установить ERP, говорит о том, что она вошла в пору зрелости, уверенно стоит на ногах и уже включила в планы расходов стоимость владения системой на ближайшие 3–5 лет как минимум. И естественно, что за эти пять лет у нее копится больше количество данных о продажах, клиентах, и так далее. Все это ведет к тому, что рядом с ERP постепенно появляются системы обработки и аналитики данных. BI и Big Data тесно интегрируются с ERP.

Третий тренд, о котором можно говорить в разрезе ERP-систем, — мобильность. «Скорость анализа и получения консолидированной информации на основе накопленного количества данных имеет большое значение. Также важно получать информацию в любой точке мира, работать с понятным интуитивным интерфейсом, самостоятельно выгружать визуализированные отчеты быстро, а не ставить задачу ИТ-специалистам и ждать 2–3 дня», — рассуждает Мария Коршунова.

Наконец, четвертым ключевым трендом оказался так называемый Internet of Things (Интернет вещей). Oracle приводит следующие цифры: 75% интернет-пользователей уже имеют профиль в социальных сетях, 90% всех покупок подвержены социальному влиянию, 86% клиентов прекращают ведение бизнеса с организацией после одного случая неудачного опыта. Причем, подчеркивают представители компании, здесь речь идет преимущественно о молодых людях, наиболее динамичных и активных пользователях новых технологий.

Не «что», а «для чего»

Определяя текущие тренды ERP-рынка, Oracle предпочитает отталкиваться не только от того, какие инструменты предпочитает клиент, но и от решаемых этими инструментами задач. Оценив, как изменились запросы потребителей (и насколько быстрее они стали меняться в последнее время), в компании Oracle сделали вывод, что основной задачей, решаемой системами ERP, сегодня является поддержка процессов генерации доходов и добавленной стоимости.

Исходя из этого речь, во-первых, идет о переходе к «облачным» и гибридным моделям использования, которые позволяют качественно, минимизируя экономические и функциональные риски, а также человеческий фактор, поддержать цифровую трансформацию бизнеса, дать возможность свести к минимуму затраты, значительно снизить стоимость владения информационными технологиями.

Во-вторых, говоря о задачах, стоящих перед ERP, стоит выделить возможность контроля над всей цепочкой поставок. По данным аналитиков, компании, использующие цифровые инновации в управлении цепочкой поставок, получают на 60% больше прибыли, чем их менее расторопные конкуренты. Сюда включены механизмы управления идеями, инновациями и программами развития, планирование продаж и операций в связке с финансовым планированием, управление жизненным циклом продукта как ключевого элемента, приносящего доходы, управление данными о продукте.

В-третьих, использование синергии от интеграции Интернета вещей, «киберфизических систем» и процессов управления цепочкой поставок. В-четвертых, есть смысл говорить о проактивном использовании социальных сетей и встроенной аналитики, основанной на использовании технологии больших данных в реальном режиме времени.

В-пятых, не стоит забывать об управлении политиками, процедурами, стандартами и правилами, которое обеспечивает высокий уровень прозрачности и интеграции процессов, приведенных выше.

В-шестых, управление рисками и соответствиями. И, наконец, в-седьмых, задачей ERP-систем является обеспечение сквозной интеграции с системами управления эффективностью, клиентским опытом (CX) и человеческим капиталом.

По словам Артура Хамидуллина, реализация обозначенных выше задач должна позволить заказчику устранить «узкие звенья», снижающие скорость генерации доходов, связывающие излишний капитал и качество в рамках интегрированного бизнес-планирования компании. В подтверждение своих слов они приводят данные отчета McKinsey, согласно которым указанные технологии и инновации поддерживают современный бизнес во всех его направлениях и в 2015 году вызвали рост операционных доходов до 10% и более. А в 2017 году через мобильные устройства электронная коммерция получит более $1 трлн прибыли.

«Внедрение ERP-систем является на сегодня необходимым элементом для управления большой компанией, и здесь скорее идет речь не о том, как будут отбиваться вложения в конкретную систему, а о том, насколько дальше компания сможет расти и, соответственно, зарабатывать больше денег, — подводит итог Алексей Шовкун. — Может быть, это из-за того, что я — ИТшник, но я не представляю, как можно управлять компанией, не имея достоверных цифр перед глазами, которые можно проанализировать в том или ином разрезе. Поэтому не думаю, что кто-то считает, как он будет отбивать деньги на внедрение — если компания растет, и в какой-то момент управление становится сложным, то логично часть прибыли направить на автоматизацию внутренней деятельности. Просто затем, чтобы этот рост продолжался, управление было не «наобум», а на основании понятных цифр, и чтобы были видны изменения после того или иного управленческого решения в тех же самых изменениях этих цифр».

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ