Баня с концепцией

Депутаты Заксобрания Новосибирской области еще раз попытались разобраться в реальной масштабности инвестиционных проектов, под реализацию которых региональные власти хотят выдавать землю без торгов. Обсуждение велось в рамках заседания рабочей группы, организованной как раз для доработки законопроекта. Пока парламентарии сошлись на том, что нужны новые механизмы влияния депутатского корпуса на утверждение проектов, предлагаемых для инвестирования. По мнению депутата регионального Заксобрания Николая Мочалина, в противном случае можно вообще остаться за «бортом», наблюдая, как областные власти самостоятельно решают и утверждают те проекты, которым нужна земля без аукциона.

Впрочем, шанс – довести законопроект до того содержания, которое бы всех устраивало, еще представится и причем не раз. Заместитель председателя комитета по бюджетной политике Заксобрания Новосибирской области Юрий Зозуля в начале заседания рабочей группы заявил, что законопроект о выделении земли для масштабных инвестиционных проектов будет принят только на июньской сессии. Перед ней его еще обсудят дважды на рабочей группе. Так, по мнению Зозули, вопрос будет решен с холодной головой, пусть и в публичных жарких спорах.

Напомним, законопроект о масштабных инвестиционных проектах, землю которым предлагается отдавать без торгов, обсуждается весь этот год. Сначала в стенах регионального правительства – его представила министр экономического развития Новосибирской области Ольга Молчанова, а после в депутатском корпусе. Молчанова предложила считать для Новосибирска масштабным тот проект, объем вложений в который составит более 500 млн рублей, для Новосибирского района Новосибирской области — более 300 млн рублей, прочей территории агломерации — более 250 млн рублей, а для остальных муниципальных районов — более 50 млн рублей. Депутаты никогда не спорили, что закон для инвесторов нужен, но уже в самом начале обсуждения задались вопросом, по какому принципу считались ограничивающие суммы и хватит ли их для отбора качественных инвесторов. Собственно, именно поэтому и была создана рабочая группа.

Разговор по понятиям

Как выяснилось, больше всего предложений для обсуждения на рабочей группе вынес Николай Мочалин. Депутат напомнил своим коллегам, что законопроект о выделении земли без торгов масштабным инвестиционным проектам власти пытались утвердить еще в прошлом созыве. Вопрос рассматривался через комитет по строительству, жилищно-коммунальному комплексу и тарифам, возглавлял который Мочалин. Однако депутаты его отклонили. Сейчас попытка №2, причем, по мнению Мочалина, не совсем понятно, почему проект рассматривается комитетом по бюджетной, финансово-экономической политике и собственности.

Впрочем, вопросов к этому законопроекту и без этого нюанса оказалось множество. Зозуля в самом начале обсуждения озвучил первый – понятийный нюанс, который волновал почти всех. Например, никто не понимает, что такое «масштабный инвестиционный проект», «социально-культурные» или коммунально-бытовые» объекты, о которых в законопроекте идет речь. В законопроекте понятия введены, как постфактум, ссылок на них нет. По мнению Зозули, пока понятийный аппарат проекта очень размыт, поэтому под него может легко вписаться хоть жилой многоэтажный дом со спортивным центром на первом этаже. А Мочалин для большей наглядности привел еще более яркий пример: по его мнению, при существующих ограничениях умелые инвесторы могут получить землю без торгов даже под баню, заявив, что это «социально-культурный объект». Сравнение понравилось всем. Кто-то даже в шутку заявил, что баня за полмиллиарда Новосибирску тоже нужна – она точно будет отличаться от всех, которые существуют сейчас на территории города.

Мнение представителей министерства экономического развития Новосибирской области было понятно – на этот вопрос, а после на все оставшиеся специалисты отвечали примерно в одном духе – корректировок и дополнений к закону лучше избежать, потому как они усложнят закон и сделают его менее доступным для инвесторов. Но все же на части депутаты настояли и на этой в том числе. Сначала начальник управления инвестиционной политики и территориального развития экономики министерства экономического развития Новосибирской области Лев Решетников заметил, что запрашиваемого понятийного аппарата в существующих российских законах нет. Это всех порядком удивило. Потом все-таки выяснилось, что он есть, и дать на него ссылку было бы вполне реально.

Землю без торгов – своим

Еще одно предложение Мочалина – определять масштабность инвестиционных проектов только зарегистрированных в области инвесторов – большинство раскритиковали. Это предложение тоже понятно и вполне обосновано: отдавать деньги в виде налогов в Москву только потому, что предприятие зарегистрировано не в Новосибирске, никому не хочется. С другой стороны из-за предлагаемого ограничения ряд крупных инвесторов, незарегистрированных в Новосибирске, вообще может не прийти в регион. В итоге сошлись на том, что этот момент не так принципиален. Как заметил Юрий Зозуля, практика показывает, что большинство компаний и в первую очередь иностранных для собственного удобства прежде чем зайти в Новосибирск, регистрируют здесь свой филиал. Так что этот вопрос не столь актуален. Исключением могут быть только крупные федеральные застройщики. Их регистрация в области вполне резонна. В практике области уже было такое, когда федералам выдают землю под застройку, например, с условием расселения части ветхих домов, а обещания инвесторов так и остаются на бумаге. Николай Мочалин, у которого в день заседания рабочей группы, был день рождения после обсуждения еще пары предложений, наконец, не выдержал и заявил: «На моих глазах у заксобрания отбирают все полномочия, и, если сейчас что-то не изменить, правительство полностью отстранит нас от управления инвестиционными проектами».

В ответ Юрий Зозуля предложил повысить статус заксобрания в этом процессе. «Давайте попробуем что-то сделать для того, чтобы мы не чувствовали себя чужими на празднике жизни. Но инвестора это не должно касаться. Он приходит в регион, реализуя проект, и наши внутренние проблемы его не интересуют. Давайте попробуем прописать механизм участия депутатов заксобрания.

Зозуля напомнил про участие в совете по инвестициям. На что Мочалин отметил, что в совете принимают участие всего четыре депутата и все знают, как в нем голосуют за принятие или отказ поддержать проект.

Приоритеты или перспектива

Не менее жаркой случилась дискуссия по поводу того, как все-таки правильно называть масштабный проект – перспективным или приоритетным. Мочалин, сославшись на то, что перспективы виднее федеральному руководству, а регионам все же лучше придерживаться приоритетов, предложил обозначить инвестиционные проекты как «приоритетные». Лев Решетников сначала отметил, что этот вопрос непринципиальный, при этом с ним достаточно много проблем, а менять из-за одного слова целый пул документов – бессмысленно. Все остальные так не считали, заявив, что в словах «перспектива» и «приоритет» достаточно разное смысловое значение.

Ирина Диденко пояснила, что приоритетные направления уже внесены в различные областные программы. А перспективные все-таки больше относятся к масштабным программам, которые могут реализовываться извне, не взирая на региональные приоритеты. Гендиректор завода «Искра» и депутат Заксобрания Анатолий Вандакуров тоже предложил не менять слов, напомнив, что, например, деятельность его предприятия не относится к приоритетным в области. Между тем завод является одним из ведущих налогоплательщиков региона. Если замкнуть масштабные проекты на приоритетах, то получить землю без торгов под те задачи, которые к ним не относятся, будет очень непросто.  Юрий Зозуля, выслушав аргументы, согласился с коллегами, отметив, что все существующие сегодня приоритеты на территории условны: «Может быть, мы не видим каких-то потенциальных возможностей, и, расставляя приоритеты, решаем себя появления новых производств и направлений, на которые, может быть, в силу собственного скудоумия не обращали внимания».

Многоэтажки исключить

В ходе обсуждения не один раз поднимался вопрос – убрать проекты многоэажного строительства из перспективных проектов. Исключением может быть лишь строительство на месте ветхих и аварийных домов, которые расселили сами застройщики. Впрочем, осталось непонятно, как на это предложение отреагировали в правительстве. Комментариев по этому поводу не последовало. Ашот Рафаэлян предложил рассмотреть в качестве масштабных перспективных проектов лишь малоэтажное строительство за пределами Новосибирска. Но и этот вопрос, видимо, также остался на раздумья до следующего заседания группы.

Как считать?

Один из самых животрепещущих вопросов, который волновал абсолютно всех,  сумма предполагаемых ограничений для определения перспективного масштабного проекта. Обсуждения по этому поводу ведутся не первую неделю. Но, похоже, в правительстве к этому вопросу отнеслись более спокойно. Чиновники предоставили депутатам опыт других регионов по этому вопросу. На это Зозуля отметил, что правильнее все же обосновать цифры после подсчетов, взяв какую-либо методику, ориентируясь хотя бы на отраслевой принцип. Так, 50 миллионов рублей в сельское хозяйство – это уже существенные вложения, а в строительство чистых комнат и покупку оборудования в производстве микроэлектроники  и 500 миллионов  будет мало.

«На сегодня мы имеем некий набор цифр, — высказал общее мнение Зозуля. — Почему 500, а не 600 миллионов рублей? Мы должны реально понимать, насколько установленный параметр служит зоной отсечения потенциальных инвесторов. Мы должны жить в сегодняшних реалиях. В ряде субъектов РФ существуют отраслевые ограничения. Если их не надо водить, то дайте объяснение, почему».

Решетников после таких наглядных примеров признал, что правительство что-то специально не считало, а взяло лишь усредненные показатели.

Для более жесткого ограничения от недобросовестных инвесторов Алексей Андреев предложил брать в качестве залоговой базы кадастровую или рыночную стоимость земли. Иначе, по его мнению, получается, что законопроект нацелен, в том числе на поддержку весьма спорных проектов, которые не известно появятся ли.

Обсуждение вылилось в предложение предоставления документов инвесторами, подтверждающих финансовую состоятельность проекта не менее, чем на 30% собственных средств. Таким образом, по мнению законодателей, должны исчезнуть те проекты, за которыми ничего, кроме обещаний нет.

В целом заседание рабочей группы прошло в жарких спорах. По мнению Юрия Зозули, Решетникову и команде министерства экономического развития еще раз дали четко понять, что законопроект требует доработки и утверждать его формально никто не собирается. При этом и задвигать в долгий ящик правила, четко регламентирующие, наконец, «инвестиционные игры» в регионе, тоже бессмысленно. Сейчас главная задача – не способствовать принятию еще одного закона для умелых авантюристов.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ