Андрей Алексеев: «Я перешел к следующей цели — реализоваться как творец»

«КС» продолжает новую рубрику «Бизнес от первого лица», в рамках которой берет интервью у руководителей компаний, уже заявивших о себе на сибирском рынке. Мы пробуем разобраться в том, какие инструменты управления, личные качества, а также стратегические установки и тактические хитрости помогли этим бизнесменам добиться успеха. Вместе с «КС» с героями рубрики беседует эксперт по управлению, генеральный директор Сибирского офиса компании «ИНТАЛЕВ» МАРИНА ГУЛЯЕВА.

Цель материалов в рубрике «Бизнес от первого лица» — раскрыть кухню компании изнутри, рассказать об уникальном опыте и найти «фишки», которые могут быть масштабируемы и полезны читателям.

Героем этого выпуска стал Андрей Алексеев, известный в Новосибирске бизнесмен, создатель проекта «Мира», торгового комплекса «Большая Медведица», а ранее — владелец сети заведений общественного питания компании «Фуд-мастер». Первый проект под брендом «Мира» — Центр здорового отдыха — открылся в 2013 году, сейчас идет строительство нового термального комплекса с запуском в 2017 году. Еще одно направление развития — экопоселок «Деревня Мира», сдача первой очереди запланирована летом этого года. Также в этом году Андрей Алексеев открыл «Школу медитации», в которой сам ведет занятия и семинары.

Мы транслируем свой образ жизни людям

— В какой-то момент передо мной встал выбор. С одной стороны, была возможность строить «Большую Медведицу» на левом берегу, абсолютно понятный для меня и правильный с точки зрения бизнеса проект. Но на второй чаше весов был проект Центра «Мира», который я вообще не понимал с точки зрения экономики — будет ли он работать хотя бы в плюс? Действительно, могу сказать, что это не самый эффективный проект в моем опыте. Если вы хотите услышать конкретные цифры, то это порядка 10 лет окупаемости — выгоднее было бы строить вторую «Большую Медведицу». Но дело в том, что изменилось мое отношение к жизни: если раньше я смотрел на мир через призму предпринимателя, то сейчас — через призму человека.

Бизнес стал для меня инструментом проявления личности: чтобы оценить его эффективность и успешность, я в первую очередь смотрю, проявляются ли в нем мои ценности.

Мы открывали Центр «Мира» как проект, в котором есть термальное направление, залы в аренду, ресторан здорового питания и программа различных занятий и практик. Но в процессе развития сконцентрировались на первых двух пунктах. Вероятно, причина в том, что залов и точек питания в городе много, а термальных центров почти нет. Мы так и планировали, что он будет более популярным — локомотивом, на энергии которого живут дополнительный сервис — аренда, события, услуги специалистов.

В ситуации с Центром «Мира» мы шли в полной слепоте, в отличие от предыдущего опыта и проектов («Фуд-мастер» и «Большая Медведица»), где была возможность посмотреть некие аналоги. На этот раз мы просто смотрели внутрь себя и делали то, что сами хотим. Но знаете, как бывает, когда ребенок рождается? Его родители хотят, чтобы он стал президентом, самым лучшим, самым красивым. Так же думали и хотели мы. Подчас родители начинают проецировать свои желания на ребенка, навязывать ему модели поведения, но проходит время, и они видят — этот ребенок другой. У него есть свой характер, свое проявление. Тогда мы начинаем понемногу к нему прислушиваться, и происходит трансформация нашего видения: от того, кем мы его представляли, — к тому, кем он действительно растет. С Центром «Мира» получилась примерно такая же история. Изначально у нас был один взгляд, а сейчас мы видим, что город и люди города его по-своему восприняли, и вслед за этим скорректировалось и наше понимание.

Главное, что за 2,5 года тот образ жизни, который есть у меня и моих коллег, дополнился определенной деятельностью — теперь мы транслируем его людям. И как команда все больше и больше становимся едины — по духу, в понимании того, что делаем. На мой взгляд, это фундамент проекта «Мира».

Энергию нужно давать сильным

— Если говорить по классификации Ицхака Адизеса, то я — Предприниматель, человек, которому интересно запускать новые проекты. Но если по сути, то я бы предпочел другой образ.

Семья создается в результате союза мужчины и женщины, у них появляется ребенок. В самом начале папа очень активен, он дает идею, строит дом — формирует пространство для жизни, ухаживает за мамой, чтобы она выносила ребенка. Его задача — обеспечить ресурсами. Затем раскрывается роль мамы. В природе мать — это земля, а отец — солнце. У меня примерно та же ситуация. Я свое дело сделал, дальше ребенок растет, мама с ним занимается, все рады. Зачем мне мешать маме? Я просто буду поддерживать их своим вниманием, но не мешать делать то, что они хотят делать.

В категориях бизнеса «мама» — это команда, реализующая проект. Туда входят планирование, бюджетирование и оперативное управление и анализ эффективности. Вот так нашему ресторану (в Центре «Мира») как раз не хватило «мамы». Если бы была личность, которая его поддержала, довела до ума, он бы развивался. Но этого не произошло, значит, так и должно было быть. Искусственно поддерживать это направление я не стал, так же, как и целенаправленно искать специалиста. Мы вообще редко кого-то ищем, нужные люди приходят сами.

В какой-то момент я перешагнул ступеньки зарабатывания денег и перешел к следующей цели — реализоваться как творец. Я выражаю себя, свою личность, а деньги — это только ресурс. Вот у нас на столе стоит чай. Вы можете этот чай налить в стакан, можете — в чайник, а можете — в блюдце. От этого он не изменится. Мои проекты — это формы моего проявления. Мое «Я» есть в термах, поселке и других бизнесах «Мира». И я от этого не изменюсь. Выбираю те проекты, которые резонируют со мной.

Если человек видит только бизнес, только деньги, значит, он не понимает своей сути. Он просто хочет похудеть или потолстеть, но не осознает, для чего ему это нужно. Ему стоит посмотреть внутрь себя, посмотреть на свой проект, понять, какую суть он несет. И если с помощью этого проекта он отравляет или разрушает людей, это разрушение к нему вернется. А если он созидает, несет доброту — значит, и в его жизни будет доброта.

Были ли у меня неудачные проекты? Да, были остановленные. Например, сеть магазинов одежды, которую мы запустили прямо перед кризисом 2008 года. Мы начинали делать аквапарк, разработали проект, но не стали его реализовывать. Мы получили определенный опыт, который, возможно, сейчас используем. Какие-то ростки всходят, а какие-то нет. Энергию нужно давать сильным. Если рост пошел, нужно поддерживать, если нет — забыть и все.

Я никого не ищу и никого не заставляю

— Моя роль в проекте «Мира» — это роль отца, солнца. Это звучит нескромно, но, по сути, означает поддерживать людей, а не выстраивать бизнес-процессы.

Я перестал пользоваться такими формулировками, как «инвестор», «менеджер», «директор». Мы единомышленники — проявления каждого в общей картине. Я даю возможность людям быть теми, кем они хотят. Если вижу, что процесс идет не так, выходит за рамки моего видения, я говорю: ты можешь это делать, но не у нас, а в другом месте, не в нашей картине.

В нашей команде нет соперничества или конкуренции, потому что каждый занимает свое собственное место. Конкуренции и соперничества в мире хватает, идет некая гонка, но вопрос — для чего? Где вы видите соперничество в естественном выражении, в природе? Его нет, у каждого свое место. Какой-то росток пророс здесь, а другой не смог — значит, он вырастет в другом месте, где среда более располагающая.

Я вообще не смотрю с позиции конкуренции ни на бизнес, ни на жизнь. Если мне здесь тесно, зачем мне здесь быть? Хочется ли мне ехать в вагоне метро, где все толкаются? Нет, я хочу ехать на заднем сиденье «Мерседеса». И я там еду. А кто хочет толкаться — он едет и толкается. Я выбираю те ниши, где могу спокойно себя проявлять, и даю это сделать своей команде. Стараюсь организовать собственную команду для каждого проекта, не перемещаю людей.

Как в команду приходят люди? Так же, как встречаются мужчина и женщина, случайно. Потом они начинают друг к другу присматриваться, общаться, вместе проводить время. Так же и мы. Я никого не ищу, никого не заставляю. Для меня самое важное, чтобы люди, которые работают на проекте, хотели это делать. Чтобы они любили то, что делают. И делали это с душой, а не за зарплату.

Блиц

— Если бы следующую неделю вам пришлось работать на месте любого другого сотрудника вашей компании…

— Работал бы парильщиком в Термальном центре.

— Что для вас важнее вашего бизнеса? 
— Мой бизнес — не средство зарабатывания денег. Это форма проявления себя — такая же, как быть мужем или отцом. Нет ничего важнее, чем проявление самого себя.

— Сколько часов в сутках вы не работаете?
— Я вообще не работаю. Я так живу.

— На сколько процентов вы контролируете свой бизнес, а на сколько его жизнь от вас не зависит?

— Я контролирую свой бизнес через доверие к людям, которые со мной работают.

— Любите ли вы людей?
— Люблю. Но пока еще не всех.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

МАРИНА ГУЛЯЕВА, генеральный директор Сибирского офиса компании «ИНТАЛЕВ»:

— Интервью с этим героем было для меня непростой задачей. В Новосибирске Андрея Алексеева знают очень многие, он часто встречается с журналистами, рассказывает о том, как изменился сам и изменил свою жизнь. Но для нашей рубрики важно было поговорить с Андреем не только и не столько о его мировосприятии, сколько о технологиях ведения бизнеса.

Для меня Андрей Алексеев — сибирский Олег Тиньков, то есть прежде всего успешный предприниматель, которому интересно создавать и запускать новые проекты. Мы познакомились почти 10 лет назад, когда Андрей был руководителем компании «Фуд-мастер», развивавшей тогда «Вилку-Ложку». Поэтому и список вопросов концентрируется в первую очередь на бизнес-моделях, проектных командах, с которыми он работает и его собственной роли в этих проектах.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ