Сергей Гаврилов: «Институт предупреждения эффективнее»

Четвертый антимонопольный пакет внес немало важных изменений, одно из которых заключается в том, что ФАС РФ больше не рассматривает заявления от физических лиц. О последствиях такого шага, о том, как удалось справиться с SMS-спапом, о нарушителях, которыми продолжают оставаться энергетики и чиновники, а также о новых функциях по контролю за рособоронзаказом в интервью «КС» рассказал начальник управления федеральной антимонопольной службы по Новосибирской области СЕРГЕЙ ГАВРИЛОВ.

 ─ Сергей Григорьевич, каким образом нарушители попадают в поле зрения федеральной антимонопольной службы?

─ Федеральная антимонопольная служба регулирует макроэкономические процессы. Это ее основная задача, и было бы большим заблуждением, полагать, что ФАС – это некий финансовый орган, который регулирует цены. Исследуя социально-значимые рынки, мы отслеживаем, насколько меняется структура экономики в том или ином секторе. И если, например, компания в сфере услуг или торговли  занимает доминирующее положение с долей более 50%, то мы начинаем исследовать, не злоупотребляет ли компания   своим доминированием, не вызывает ли  это рост цен.

Кроме того, в наше поле зрения попадают те хозяйствующие субъекты, на которые нам  жалуются другие участники рынка — конкуренты, либо потребители товаров, услуг.

─ Какие отрасли находятся под пристальным вниманием антимонопольной службы?

 ─ Прежде всего, мы обращаем внимание на социально значимые рынки. На постоянном контроле ФАС держит стоимость горюче-смазочных материалов, авиакеросина. В случае, если зафиксирован рост цен, мы устанавливаем причину, по которой он произошел, проверяем поставщиков, просчитываем издержки, изучаем конъюнктуру на рынке. Особое внимание электро- и газоснабжению, водоснабжению и водоотведению, рынку жилищно-коммунального хозяйства, сфере информационных технологий, IT-услуг.  Именно на услуги ЖКХ поступает много заявлений от юридических и физических лиц.

Кстати, отмечу, что в 2016 году в силу вступил четвертый антимонопольный пакет, согласно которому внесены уточнения в статью 10 Закона о защите конкуренции. В частности исключены физические лица. В новой редакции запрещается злоупотребление доминирующим  положением, если результатом является или может являться ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности, а также, если результатом является или может являться ущемление интересов неопределенного круга потребителей. Таким образом, заявление физического лица, которое указывает, что ему должным образом не оказывается какая-либо услуга, должно рассматриваться не ФАС, а службой по защите прав потребителей.

─ По каким причинам часть функций передали Роспотребнадзору?

 ─ Речь не идет о передаче функций. Речь идет о системе работы государственных структур. Действия компании, монополии в отношении одного физического лица не влияют на общее состояние рынка, так как это не хозяйствующий субъект. Об этом говорилось и в послании Президента РФ. Если в обращении в ФАС физического лица было усмотрено нарушение прав потребителя, то принимается решение переадресовать заявление в орган защиты прав потребителей. В случае если жалоба поступила от группы лиц, например, ТСЖ или садового общества, это обращение будет рассматривать ФАС.

Каким образом происходит взаимодействие с Роспотребнадзором?

─ При поступлении заявления от физического лица, мы пересылаем его для рассмотрения в другие службы по подведомственности, в том числе в Роспотребнадзор. При этом заявителя мы непременно уведомляем, что заявление оказалось не в нашей компетенции, и было перенаправлено в соответствующий орган, например, в прокуратуру, либо в орган по защите прав потребителей.

Каких жалоб на сферу ЖКХ поступает больше всего?

─ Прежде всего, это то, что связано с перетоком электроэнергии, водоснабжением, газоснабжением, неправомерными отказами группе лиц или юридическому лицу в подключении объектов к сетям,  отказы в выдаче технологических условий.

В последние годы некоторые застройщики, напротив, стали говорить, что взаимоотношения с энергетиками налаживаются.

─ К сожалению, утверждать, что ситуация с подключением к инженерным сетям улучшилась за последние годы, я не могу. Количество подобных заявлений только увеличивается (176 заявлений в 2014 году, более 190- в 2015). На мой взгляд, это связано с тем, что представители бизнеса были недостаточно информированы о том, что с этой проблемой следует обращаться в УФАС. Но, поскольку мы активно занимаемся адвокатированием конкуренции и регулярно проводим  встречи с бизнес-сообществом, тематические лекции, то и результат налицо.

Мы уже затрагивали тему изменений в антимонопольном законодательстве. Какие еще ключевые преобразования произошли в 2015 году?

─ Стоит отметить, что законодательство претерпевает изменения каждый год. Например, ранее в антимонопольном законодательстве отсутствовало понятие предупредительных мер, сейчас они появились. Ранее за навязывание  невыгодных условий договора, необоснованный отказ от заключения договора компаниями, занимающими  доминирующее положение, компаниями-нарушителями,  взимался штраф от 1% до 15% от оборота компании. Чаще всего под эту статью попадали  крупные сетевые структуры, занимающие большую рыночную долю, или субъекты естественных монополий в Новосибирской области. Тем не менее, в результате проведения согласительных комиссий законодатели пришли к выводу, что важнее не взыскать штраф и ухудшить финансовое положение компании, а вынести предупреждение с последующим устранением нарушений. Так в третьем антимонопольном пакете появилась такая норма как предупреждение. В результате по итогам 2014 года, получались, что из 12 выданных предупреждений 10 исполнены. То есть, бизнес согласился, ему не приходится тратить деньги, ресурсы на судебные разбирательства – легче устранить нарушение. В четвертом антимонопольном пакете институт предупреждений действует почти по всем статьям, касается также недобросовестной конкуренции, за исключением прав на интеллектуальную собственность.  При этом, замечу, что эта мера применятся и к органам власти в том числе. Так в сфере антимонопольного законодательства в 2015 году количество выданных предупреждений возросло по сравнению с 2012 годом в два раза, с 17 до 35. Увеличилось и количество выполненных предупреждений. В 2015 их число составило 30, в 2012 году было всего – 14. Сумма штрафов, подлежащая взысканию за нарушения антимонопольного законодательства в 2015 году по сравнению с 2014, выросла с  13,3 млн руб. до 18, 9 млн руб., но сократилась в два раза по сравнению с 2013 годом.

Какие еще законодательные акты, на ваш взгляд, требуют усовершенствования?

 ─ Так, с недавних пор мы стали осваивать ФЗ-223 «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц». Этот закон, возможно, не такой жесткий как ФЗ-44, но это большой шаг вперед  с точки зрения регулирования деятельности  госкомпаний, юридических лиц с долей участия государства. Теперь эти лица должны не только проводить закупки на торгах, но и отчуждать имущество посредством аукционов. Хотелось бы видеть этот закон более прогрессивным, поэтому надеемся, что наши предложения будут учтены.  Недавно мы провели научно-практическую конференцию в Сибирском институте управления ─ филиале РАНХиГС при участии замруководителя ФАС по правовым вопросам  Сергея Пузыревского. В мероприятии приняли участие бизнесмены, которых мы пригласили через торгово-промышленные палаты, а также научное сообщество, юристы, судьи. Обсуждались вопросы правоприменения антимонопольного законодательства. Законодательство меняется и происходит это каждый год.

Кроме того,  с этого года  Новосибирское УФАС России  наделено полномочиями по контролю за эффективным расходованием средств на выполнение Рособоронзаказа на всех военных предприятиях, которые расположены в Сибирском федеральном округе, от Читы до Омска.

Какова статистика нарушений по Новосибирской области?

 ─ Говоря о статистике, хочу напомнить, что Новосибирское УФАС России — территориальный орган ФАС,  осуществляющий функции по контролю за соблюдением антимонопольного законодательства, законодательства в сфере деятельности субъектов естественных монополий, рекламы, контролю (надзору) в сфере государственного оборонного заказа и в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Количество обращений  в целом в 2015 году снизилось по сравнению с предыдущим годом с 5331 до 3875, а вот количество проведенных проверок напротив увеличилось со 165 в 2014 году до 224 в 2015. Возросло  число выявленных нарушений  с 1916 до 2350 соответственно. В прошлом году выросла и сумма штрафа до 30, 9 млн руб. (в 2014 году она составляла 21, 7 млн руб.), но это меньше, чем было в 2013 году, когда сумма штрафов  составила 49,5 млн руб.

Как в целом складывается диалог с бизнесом? Какие изменения происходят?

 ─ Возможно, изначально мы недооценивали важность взаимодействия с бизнес-сообществом, но на данный момент с 2007 года при территориальных органах ФАС России действуют  общественно-консультативные советы, экспертные советы по различным направлениям. В эти советы входят члены общественных организаций, ассоциаций, союзов. Общественно-консультативные советы  имеют возможность проводить свою оценку состояния конкурентной среды в регионе и направлять информацию в правительство. Также, как я уже говорил, антимонопольные органы уделяют большое внимание адвокатированию конкуренции. Это и разъяснения действующего законодательства, например, управление внутренних войск МВД накануне преобразования  в национальную гвардию проводит конференцию, где просят выступить наших специалистов с  информацией по правилам проведения госзакупок. Организуем различные тематические семинары и совещания,  проводим общественные слушания, семинары-совещания с судьями, где знакомимся с их позицией по правоприменительной практике, участвуем во встречах на площадках торгово-промышленных палат с представителями бизнеса,  депутатами; взаимодействуем с иными федеральными органами,  контрольно-счетной палатой, а также участвуем в  советах при полномочном представителе Президента РФ в СФО, организуем тематические круглые столы.

Кроме того, на федеральном уровне создан  наднациональный совет по  антимонопольной политике, в который входят Беларусь, Армения, Казахстан и Россия. Определен порядок взаимодействия национальных антимонопольных органов стран-членов между собой с целью повышения эффективности антимонопольных расследований, как на трансграничных рынках, так и на национальных.

Сергей Григорьевич, ранее Вы говорили о том, что в структуре нарушений антимонопольного законодательства порядка половины — это нарушения со стороны органов власти. Изменилась ли ситуация?

 ─ Как это ни печально, но ситуация существенно не меняется. В 2015 году со стороны органов власти установлено 75 нарушений антимонопольного законодательства   против 83 в  2014 году. Всего же нарушений в прошлом году было выявлено 167, из которых 75 пришлось на органы власти, а 92 на хозсубъекты. Если же смотреть структуру нарушений, то со стороны хозяйствующих субъектов наиболее распространенным нарушением является злоупотребление доминирующим положением (таких случаев в прошлом году было 74, на одно меньше чем в 2014 году), фактов недобросовестной  конкуренции было установлено 12. По результатам работы в 2015 году на  нарушения антимонопольного законодательства со стороны органов власти приходится 45% выявленных нарушений. За многие годы работы в управлении могу сказать, что соотношение  относительно стабильно, меняется только структура нарушений.

Какие нарушения в основном совершают органы власти?

 ─ Основными нарушениями со стороны органов власти являются выдача незаконных преференций и привилегий отдельным   компаниям; издание нормативных  актов, ограничивающих конкуренцию; введение необоснованных барьеров и запретов для бизнеса. В последнее время участились отказы в  выделении земельных участков, выдаче разрешительных документов, а это очень мешает бизнесу в работе. Власти необходимо создать условия для развития бизнеса. И одна из мер – это сокращение количества проверок хозяйствующих субъектов.

В преддверии грядущих выборов, ожидаются ли какие-то серьезные нарушения в сфере предвыборной рекламы? Что будет сделано для отслеживания и предупреждения подобных нарушений?

─ Мы как контрольно-надзорный орган не имеем права поддерживать конкретную партию и вести политическую деятельность. Возможно, будут зафиксированы  какие-либо эпизоды,  связанные с размещением недобросовестной рекламы, но если эти размещения попадут под действие закона о рекламе и будут содержать неэтичную или не соответствующую действительности информацию о товаре или услуге, то мы примем меры. Стоит отметить, что за годы работы в управлении я  не заметил всплеска применения закона о рекламе перед выборами. Кстати, количество рассмотренных заявлений в рамках закона о рекламе в 2014 году составило   1176, в 2015  году  отмечалось  снижение, рассмотрено было  638. Кроме того, под действия закона  о рекламе не попадает предвыборная агитация.

Чем объясняется рост количества заявлений в 2014 году?

─ В 2014 году мы получали много жалоб на SMS-спам. Разобраться с этим нарушением было непросто, потому что, с одной стороны, и закон не отрегулирован, а с другой стороны отреагировать на каждое заявление и найти конечного рекламораспространителя  было практически невозможно. Но, благодаря экстренному внесению  изменений в законодательство  и многочисленным штрафам, ситуацию удалось урегулировать. Сейчас же это единичные случаи.

Какие изменения пришлось  внести?

─ Закон о рекламе тесно связан с законом о связи. Внесение изменений позволило изменить ситуацию в лучшую сторону. На данный момент количество жалоб на неправомерную рекламу посредством смс-сообщений держится на уровне предыдущих лет.

По подсчетам новосибирских операторов связи, текущая стоимость аренды опор линий электропередач в несколько раз превышает норму их амортизации, в результате чего каждая опора получается для провайдера «золотой» с точки зрения затрат. При этом, не раскрываются принципы, на основе которых формируется величина арендной платы. Не найдя взаимопонимания по этому вопросу у мэрии Новосибирска, операторы через суд добиваются вмешательства в эту ситуацию УФАС для того, чтобы доказать неправомерность повышения арендной платы и добиться ее снижения. Изначально УФАС по НСО, согласно данным арбитражного суда (дело А45-3738/2015), отказывалось возбуждать дело по этому нарушению, однако провайдеры отстояли свою правоту. Какова Ваша позиция по этому вопросу? И с чем связано то, что изначально вы не хотели возбуждать дело по иску провайдеров?

─ По данному вопросу могу пояснить, что Комиссией Новосибирского УФАС России решение еще не принято, материалы находятся на рассмотрении.

По жалобам операторов связи ситуация непростая. Собственники жилья вправе отказать операторам связи в размещении оборудования на принадлежащем жильцам имуществе согласно Жилищному кодексу. Тем не менее,  не редки случаи, когда провайдерам незаконно отказывают в размещении оборудования или необоснованно завышают цену за пользованием общедомовым имуществом в многоквартирном доме. Эти случаи являются нарушением антимонопольного законодательства. К нам поступало много таких заявлений, и мы с ними разбирались. Ряд дел мы выиграли, ряд еще оспаривается, и соответственно какую-то часть мы проиграли, и случилось это потому, что на текущий момент отсутствует единообразие подходов в законодательстве.  Но положительные моменты при решении подобных дел также наблюдаются,  и не только по нашему региону. Это  связанно  с совершенствованием  не только антимонопольного законодательства, но и иных федеральных  законов.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ