Особые и не очень зоны Новосибирска

Новосибирская область вместе со всей Россией переживает бум открытия специальных экономических зон, территорий и других менее масштабных проектов, поддерживаемых государством либо рублем, либо просто морально. В последние годы их стало так много, что некоторые, на первый взгляд, дублируют друг друга. Особые экономические зоны, территории опережающего развития, бизнес-инкубаторы, различного рода парки, кластеры и т. д. — во всем многообразии можно запутаться. В том, когда, что, зачем появилось и кому все это надо, — разбирался корреспондент «КС».

Первопроходцем в массовом спецшествии стали особые экономические зоны. О них в Новосибирске начали говорить порядка 10 лет назад. Тогда еще новый проект создавался федеральным центром как инструмент особых условий для ведения бизнеса, использующийся для активизации инвестиционных процессов на соответствующих территориях. В Сибири за обустройство особой экономической зоны боролись Новосибирск и Томск. Будучи еще губернатором Новосибирской области, Виктор Толоконский вместе с общественностью долго обсуждал, нужна ли региону эта зона в Академгородке. Сойтись на чем-то не успели — конкурс выиграл Томск, а Новосибирску в качестве утешительного приза отдали право на строительство технопарка. Директор Агентства инвестиционного развития Владимир Никонов не склонен считать, что Новосибирск в чем-то проиграл — время все расставило на свои места. Технопарк Академгородка считается одним из наиболее успешных проектов среди таких же, реализованных в России. А вот особые экономические зоны успешны в Липецкой области и Татарстане. Все остальные, а их более 20, по мнению экспертов, выдающихся успехов не достигли.

Никонов отметил еще одну любопытную деталь — среди обсуждаемых проектов под государственным началом, а соответственно, и с финансовой поддержкой, далеко не все оказались востребованы в регионах. Примером тому могут служить зоны территориального развития, о которых говорилось только на бумаге. По факту ни один регион России не реализовал у себя такую зону. А у Новосибирской области еще одна отличительная черта: «Так случилось, что у нас пока нет ни особых экономических зон, ни зон территориального развития», — констатировал эксперт.

Почему так произошло — непонятно. Хотя подвидов особых зон достаточно много, а потому они могут заинтересовать любой регион — индустриальные, технико-внедренческие, рекреационные, туристические и т. д. Впрочем, как полагает министр экономического развития Новосибирской области Ольга Молчанова, еще не все потеряно. Два года назад при разработке Инвестиционной стратегии области до 2030 года было запланировано создание особых экономических зон регионального уровня различной специализации (промышленно-производственного, агропромышленного, технико-внедренческого и туристско-рекреационного типов). Для их резидентов планируется создать различные налоговые льготы.

Каждому по ТОР

Модой последнего года можно считать территории опережающего развития. В масштабах страны о ней заговорили в рамках развития Дальнего Востока. Власти Новосибирской области тоже решили создать нечто подобное, объединив Маслянинский, Черепановский и Сузунский районы в ТОР. Инициатива создать такую площадку исходила в первую очередь от властей районов, а уже после ее поддержало региональное руководство. Напомним, ранее «КС» писал о том, насколько активны главы муниципалитетов в этом вопросе. В частности, глава Маслянинского района Новосибирской области Вячеслав Ярманов откровенно признался корреспонденту «КС», что уже давно ждал проекта подобного масштаба, который можно было бы серьезно реализовать на территории района. Именно поэтому он и службу в правительстве оставил — новые горизонты Ярманова впечатляют гораздо больше.

Сейчас проект находится в стадии обсуждения, а к его реализации реально можно будет приступить в 2018 году. Никонов еще раз напомнил, что ТОР — проект, который задумывался для Дальнего Востока, поэтому заниматься им в других регионах России можно по истечении трех лет с начала действия федерального закона. Но время идет быстро, и готовиться к конкурсу надо сейчас. Пока на базе АИР формируется «дорожная карта» по инвестиционному развитию этих территорий. Это спланированное развитие поможет доказать федеральным властям, что такая площадка обладает потенциалом, достойным ТОР, и готова претендовать на этот статус, а также на соответствующую федеральную господдержку.

Молчанова отметила, что резидентами ТОР могут стать индивидуальные предприниматели и юридические лица, заключившие с управляющей компанией соглашение об осуществлении деятельности на этой территории. У резидентов есть целый ряд преимуществ: ограничение по количеству и продолжительности государственных проверок их деятельности, особый порядок пользования землей, льготный режим подключения к различным объектам инфраструктуры, возможность в ускоренном и льготном порядке привлекать к трудовой деятельности квалифицированный иностранный персонал (без специального разрешения и учета квот).

Куда делись бизнес-инкубаторы?

Еще одно направление — бизнес-инкубаторы — было очень популярным в конце нулевых, и сейчас, на первый взгляд, кажется, совсем не востребовано. Но, как заметила Ольга Молчанова, это далеко не так. По мнению собеседницы «КС», инкубаторы вполне оправдали ожидания и не стали непопулярными. В настоящее время в Новосибирске и области успешно функционирует ряд таких структур на базе Академпарка, в Кольцово и в Новосибирске. Однако они больше нужны для старта в «инновационном коридоре», их задача заключается в «выращивании» нового малого наукоемкого бизнеса. Предполагается, что им на смену должны прийти технологические и промышленные парки, где уже окрепшие компании могут производить промышленные образцы и пробные партии изделий, а затем уже переходить к массовому выпуску промышленной продукции. Одна из таких компаний, прошедших тот самый «инновационный коридор», — «ТИОН». По словам генерального директора компании «Тион Умный микроклимат» Михаила Амелькина, специальные зоны нужны не только для того, чтобы получить льготы, помогающие бизнесу развиваться, но и для общения. В бизнес-инкубаторах, технопарках собирается подходящая компания из резидентов, которая, как правило, помогает с решением задач, кооперацией и постоянно подталкивает к развитию. Такие сообщества особенно ценны. Хотя и льготы, о которых всегда говорится в первую очередь, тоже очень важны — любой инновационный продукт, разработанный даже на базе уже состоявшейся компании, правильнее считать венчурным. В России коммерческие риски особенно велики, поэтому любая экономия — только в плюс.

Парки и кластеры — кому что?

Владимир Никонов напомнил, что еще одна инициатива, которая была реализована в России, касалась создания технопарков. В этом вопросе Новосибирская область преуспела. По определению и парки, и кластеры — иные инструменты развития, нежели особые зоны: они не оснащены какими-то специальными преференциями, тем более от федерального уровня. В этих проектах за счет бюджетных средств создавалась только инфраструктура.

Как полагает генеральный директор ЗАО «Новая лизинговая компания» Александр Осадчий, парковые проекты реализовывались в области еще при СССР. Только назывались они по-другому. Сейчас большую часть промышленных площадок в Новосибирске, построенных 50–60 лет назад, назвали бы по принципу «green field».

В любом случае, как полагает Осадчий, представляющий частный промышленный парк в Новосибирске, парки с государственным участием убыточны — деньги, выделенные из областных и федеральных бюджетов, назад не возвращены. Более того, после запуска проекта государство часто продолжает вкладывать в их развитие.

Помимо известного парка в Академгородке, частного парка, которым руководит Осадчий, в Кольцово и на базе НИИТО в Новосибирске, существует также ПЛП. По словам Осадчего, парки в первую очередь отличаются удобством и комфортом для работы бизнеса. Нормально работающая управляющая компания должна сделать все для того, чтобы резиденты после захода на территорию о технических нюансах не задумывались, сосредоточившись только на развитии бизнеса. При всех существующих рассуждениях о том, являются ли парки бизнесом, Осадчий отвечает утвердительно, иначе как бы он (Осадчий) работал? Подтверждением этих слов является проявленный интерес со стороны компаний — обладательниц крупных промплощадок в Новосибирске. В начале этого года руководство завода «Экран» заявило о том, что намерено развивать парковое направление у себя на площадке, а до этого такими же намерениями поделились представители НЗХК. Еще не все потеряно и у площадки «Сибсельмаш», с которой никак не могут определиться на федеральном уровне.

Александр Осадчий заметил, что его парк сейчас достаточно серьезно заполнен резидентами, при этом существующий государственный проект — ПЛП в Новосибирском районе — он не считает конкурентом. По его мнению, это абсолютно два разных проекта. В первую очередь, потому что в ПЛП предоставляется территория под строительство, а Осадчий же предлагает уже полностью готовую площадку. Никонов полагает, что проект ПЛП — это тоже бизнес, направленный на создание инфраструктурных и организационных условий для развития другого — производственного — бизнеса.

По словам директора АИР, парки могут фокусироваться как на какой-то одной отрасли — например, информационных технологиях, медицине, биофармацевтике, — так и на нескольких. К примеру, Академпарк специализируется на приборостроении, IT-технологиях, нанотехнологиях и новых материалах, биотехнологиях и биомедицине.

Кстати, в границах территорий опережающего развития могут создаваться индустриальные (промышленные) парки. Эта идея уже обсуждается. По словам Вячеслава Ярманова, новый парк может появиться в Черепановском районе недалеко от трассы федерального значения М52

Ольга Молчанова отметила, что парковые проекты также могут служить удачным местом размещения кластеров. Примеры этого — Академпарк, Биотехнопарк, которые являются базой для Инновационного кластера информационных и биофармацевтических технологий Новосибирской области. На базе Медтехнопарка развивается Промышленный медицинский кластер. Этим проектам власти могут помочь только информационно либо предоставляя определенные льготы.

По мнению Никонова, кластеры — вполне естественное явление организации производственной деятельности, позволяющей помочь в конкурентной борьбе — в этом случае есть определенные возможности кооперации. Молчанова полагает, что для компаний, в том числе инвесторов, кластеры интересны прежде всего возможностью решать важные производственные задачи совместно с научными учреждениями, а также кадровые вопросы во взаимодействии с образовательными учреждениями. В итоге все участники имеют синергетический эффект в развитии.

Как выбрать нужное для себя?

По мнению Ольги Молчановой, инвесторы, решившие развивать проект в области, в первую очередь должны обратиться в Агентство инвестиционного развития, которое является специализированной организацией по привлечению инвестиций и работе с инвесторами по принципу «одно окно».

В зависимости от профиля инвестора ему будет предложено несколько вариантов. Если это производственная или логистическая компания, то лучшим местом является Промышленно-логистический парк. В парке уже создана вся необходимая инженерная и дорожно-транспортная инфраструктура. Также инвестору будет предложено разместиться в зоне ТОР со всеми вытекающими преференциями.

Если инвестор специализируется на инновациях, ему целесообразнее стать резидентом Академпарка, Биотехнопарка или Медтехнопарка в зависимости от специализации. В парках ему будет предоставлен доступ к необходимой инновационной инфраструктуре.

После размещения и начала работы инвестору будет предложено стать участником одного из кластеров Новосибирской области в соответствии с его профилем в целях кооперации с другими региональными компаниями, а также с научными и образовательными учреждениями.

Бизнесмен, генеральный директор группы компаний «РЕГИОН» Сергей Капишников полагает, что создание специальных зон — в целом положительная тенденция. «Создание специальных условий для бизнеса — это не единожды подтвержденная мировая практика успешного экономического роста в короткие сроки. Единственный минус текущей тенденции — это сверхувлеченность модным словом «инновации». На мой взгляд, вместе с развитием инноваций необходимо также поддерживать реальный, уже существующий сектор экономики, создавать макросреду успешного бизнеса из микросред локально успешных производственных предприятий, делать ставку на выпуск готовой продукции, своей, настоящей, качественной и доступной», — полагает эксперт.

Собеседник «КС» также уверен, что, помимо организации на местном уровне реально интересных федеральных и международных площадок (таких как Петербургский экономический форум, например), которые могли бы заинтересовать инвесторов, важно предлагать готовые инвестиционные модели. В первую очередь они должны быть с просчитанной эффективностью и давать гарантии возврата вложенных средств на федеральном или областном уровне, за счет создания специальных условий. «Тогда это действительно может привести к экономическому и производственному прорыву», — уверен эксперт.

 

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ