«Порядка 90% потребителей сократили свои расходы за последний год»

Сумма, затрачиваемая домохозяйствами на продукты питания, в 2015 году в реальном выражении сократилась на 11,5%, подсчитали в отделе аналитических исследований Альфа-Банка. В частности, россияне стали покупать меньше мяса: потребление снизилось на 2% — до 72,6 кг, но остается все еще выше 64 кг в 2008 году. Как будет меняться структура потребительского спроса в 2016 году и какой стратегии действий намерены придерживаться ведущие российские food-ритейлеры, рассказала «КС» старший аналитик отдела аналитических исследований управления рынков и акций Альфа-Банка АЛЕКСАНДРА МЕЛЬНИКОВА.

— Александра, с какими итогами завершился 2015 год для российского ритейла? Насколько значительно ситуация отличается в регионах и, в частности, в Сибирском федеральном округе?

— Потребление в реальном выражении в 2015 году в России упало на 10%. В общей корзине потребления незначительно, но все же выросли расходы на продукты питания — c 36,5% до 38%. Что, впрочем, в любом случае выше среднего уровня по Восточной Европе, где потребительская корзина составляет 25%.

Отличительной спецификой Сибирского федерального округа, на мой взгляд, является то, что доля федеральных FMCG-ритейлеров здесь пока невелика. В основном присутствуют региональные сети и популярна неорганизованная торговля, при этом, по данным Новосибирскстата, торговые сети сегодня формируют 38% оборота розничной торговли региона. Доля федеральных игроков в СФО составляет порядка 10% от общего числа ритейлеров.

Безусловно, основная причина данной специфики — сложная логистика в регион. Крупные региональные центры расположены на больших расстояниях друг от друга, а также удалены от традиционных каналов поставок. Зачастую в регионе отсутствует необходимая логистическая инфраструктура. А вот с точки зрения состава продовольственной корзины или потребительского поведения СФО абсолютно ничем не отличается от других российских регионов.

— Как смена экономических реалий отразилась на разных секторах ритейла? Какие сегменты «просели» больше всего, каким, возможно, наоборот, все же удалось прибавить «в весе»?

— По нашим подсчетам, 90% потребителей сократили свои расходы в последние 12 месяцев. Если говорить о food-ритейле, в 2015 году сумма, затрачиваемая домохозяйствами на продукты питания, в реальном выражении сократилась на 11,5%. Внутренние цены на свинину, курятину и ряд овощей падали из-за снижения спроса, цен на международных рынках и увеличение локального производства. В то же время цены на остальные группы товаров выросли на 5% и более год к году.

При росте цен домохозяйства переходят к потреблению более доступных и менее качественных товаров-заменителей либо сокращают потребление продуктов в натуральном выражении. Считаю, что среднедушевое потребление отдельных видов продуктов питания продолжит снижаться. Так, среднедушевое потребление мяса в 2015 году упало на 2% — до 72,6 кг, но остается все еще выше 64 кг в 2008 году, что должно сдерживать рост локальных цен.

В 2015 году 77% опрошенных потребителей, согласно исследованиям PWC, сократили свои расходы на продукты питания; 66% — на одежду и обувь, 50% — на косметику и 34% — на медицину. Средний класс активно сокращает расходы: 42% опрошенных с ежемесячным доходом выше 50 тыс. рублей сократили расходы на посещение ресторанов, 32% — на поездки по России и 54% — на поездки за границу.

— По вашим наблюдениям, как будет меняться потребительское поведение и его структура в этом году?

— Рост доходов населения в 2016 году ожидается на уровне 3–5%. Пока сложно сказать, какой объем средств государство потратит в предвыборный цикл, а от этого зависит рост или снижение доходов — пенсии, военные и другие госрасходы. Они охватывают более 60% населения, поэтому ощутимо влияют на уровень доходов. Реальные же доходы населения, по нашим прогнозам, к концу 2016 года в сравнении с итогами 2015-го снизятся на 6–7%. Соответственно, еще сильнее вырастет доля питания в общей структуре потребления — по минимальным подсчетам, с 38% до 39%, на всем остальном россияне, вероятнее всего, будут экономить.

Инфляцию потребителей в 2016 году мы ожидаем на уровне 10% в связи с отложенным эффектом санкций и ограничением импорта, введением системы «Платон», акцизов на «вредные» продукты, ростом цен на бензин и повышением тарифов ЖКХ.

— Какие форматы ритейла в кризис более конкурентоспособны: «магазин у дома» или гипермаркет?

— На мой взгляд, все зависит не от формата, а от цены. Так, сеть «Лента» таргетирует низкие цены и ограниченную продуктовую матрицу. Данный формат в кризис востребован. Есть формат «недорогого магазина у дома», а массовый покупатель сейчас как раз ищет цену — он готов обойти 3–4 магазина и купить картофель там, где он будет дешевле. Хотя бы на 5 рублей. Эту тенденцию сейчас фиксируют все ритейлеры: покупатели стали хорошо реагировать на промо, на специальные предложения.

Традиционно в кризис у сетевых «магазинов у дома» также растет популярность, но при этом у крупных ритейлеров дела тоже идут весьма неплохо. Если это гипермаркет, к которому покупатель лоялен, который держит невысокие цены и, допустим, располагает свои точки не только в автомобильной доступности, а также пешей, его трафик аналогично растет.

Доказательством этому служит то, что практически все основные FMCG-ритейлеры запланировали в 2016 году масштабную экспансию. «Лента», «Магнит», X5 Retail Group и частично «Дикси». Так, «Лента» заложила рост выручки по итогам 2016 года на 30%, «Магнит», X5 Retail Group — на 20%. У некоторых ритейлеров заявлены инвестпрограммы даже выше уровня 2015 года. Думаю, продолжат открывать гипермаркеты «МЕТРО Кэш энд Керри», «Окей», «АШАН», но в меньших масштабах. Игроки этого сектора не закредитованы, они по-прежнему генерируют позитивный денежный поток за счет того, что работают на условиях постоплаты.

Кроме этого, активно идет процесс консолидации продуктового ритейла: доля Топ-10 федеральных ритейлеров, по нашим прогнозам, вырастет до 39% в ближайшие пять лет и приблизится к среднему показателю по Восточной Европе.
Конечно, эти процессы не идут на пользу региональным игрокам и производителям. Конкуренция обостряется. И сложнее всего мелкой рознице. Впрочем, это не российская специфика — это особенность ритейла в принципе.

— Как, на ваш взгляд, можно повысить рентабельность предприятия в сфере ритейла и обеспечить финансовую устойчивость в условиях текущей экономической нестабильности?

— Как правило, здесь действуют два метода. На уровне валовой маржи — «углубление» по цепочке производства. Например, сейчас все ритейлеры активно импортируют овощи и фрукты, минуя дистрибьюторов, которым приходится доплачивать 1–2% с заказа. Второй момент — эксперименты с собственными торговыми марками. Это тоже позволяет увеличивать маржу. Основная проблема — производственные мощности. Хороших современных предприятий в России немного, и не всегда они хотят заниматься производством частных торговых марок. Они зарабатывают на собственных брендах. Поэтому не так давно начал инвестировать в собственное производство, к примеру, «Магнит».

На уровне операционной маржи это экономия на логистике, оптимизация логистики, доставки, внутренний cost-менеджмент, эффективный HR. Кроме этого, сейчас хорошее время для того, чтобы экономить на аренде. Топ-10 российских ритейлеров — крупные игроки, и, как правило, они имеют возможность передоговариваться, особенно сейчас. В проходных местах арендодатели по-прежнему просят оплату в валюте. Тем не менее пересчет на рубли постепенно идет. Кто-то делает промежуточную фиксацию рубля в коридоре 60–65 рублей. Думаю, что в перспективе аренда все-таки уйдет в рублевую зону. Финансовую устойчивость компании также обеспечивает низкий долг. У большинства крупных ритейлеров с этим все стабильно. А инвестпрограммы преимущественно состоят из их собственных средств и незначительной части долга.

Таким образом, для этого бизнеса всегда будут актуальны задачи по ускорению оборачиваемости средств, рентабельности внутренних бизнес-процессов, экономии за счет автоматизации рутинных операций. Сегодня коммерческие банки, в том числе и мы, научились решать эти задачи, помогать ритейлерам организовывать продажи и платежи в онлайне, инкассацию и самоинкассацию наличной выручки, управление денежными потоками и пр.

— Все экономические кризисы имеют свойство когда-то заканчиваться. Какие сроки вы ставите для нынешнего? По вашим оценкам, достигли ли мы уже, наконец, его дна?

— Думаю, дна мы уже все-таки достигли, но находиться на нем будем еще долго. Согласно опросам, производители и потребители верят в окончание кризиса в экономике в середине 2017 года, однако особых причин для восстановления экономики я пока не вижу. Вряд ли упадем ниже, но, вероятно, находиться на данном уровне будем еще достаточно долго.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ